Гаврош из Брестской крепости

Автор: Maks Июн 16, 2020

Гаврошем назвал писатель Сергей Смирнов воспитанника музыкального взвода 333-го стрелкового полка 42-й стрелковой дивизии Петра Клыпу, защищавшего вместе со взрослыми Брест в июне 1941 года. Выжившим бойцам навсегда запомнились его отвага, находчивость и доброта.

Петя Клыпа родился 23 сентября 1926 года в Брянске в семье железнодорожника. Отец рано умер, и воспитанием сына занялась мать. Два его старших брата стали командирами Красной армии, и он старался брать с них пример.

Бывалый воин

Особенно укрепилось желание стать военным после того, как один из братьев погиб на Дальнем Востоке при выполнении служебного задания.

Вместе с тем сказывалось и влияние улицы, особенно одного из школьных приятелей — Льва Стотика. В его компании Петя запросто мог попасть в нехорошую историю, и мать об этом написала в письме среднему сыну — Николаю, командиру музыкантского взвода 333-го стрелкового полка 42-й стрелковой дивизии.

Николай Клыпа забрал брата к себе и вместе с супругой занялся его армейским воспитанием. Взвод брата считался лучшим в дивизии, Петя тоже старался служить без замечаний, хорошо учился в школе, окончив весной 1941 года пятый класс.

Петя в составе дивизии принял участие в освободительном походе Красной армии в Западную Белоруссию и в присоединении к СССР Латвии. При вводе войск в Прибалтику Петру
доверили идти с барабаном впереди полка рядом с боевым знаменем. Так что к началу войны воспитанник Клыпа был, можно сказать, бывалым воином.

В июне 1941 года 42-я стрелковая дивизия дислоцировалась в Бресте. 21 июня 1941 года он провинился — ходил в «самоволку» по просьбе приятеля-музыканта и играл на трубе в оркестре на Брестском стадионе. Лейтенант Клыпа узнал об этом и наказал брата, велев ему выучить партию трубы в увертюре к опере «Кармен». Тот занимался этим до самого позднего вечера, потом вместе с другим воспитанником музвзвода — Николаем Новиковым они посмотрели новый кинофильм «Валерий Чкалов». Ночевали они в казарме.

Пример для бойцов

Пётр Клыпа…Когда утром 22 июня первые снаряды обрушились на казармы 333-го стрелкового полка, среди бойцов вспыхнула паника, появились первые убитые и раненые. Петю Клыпу взрывной волной сбросило с кровати и ударило о стену. Он, получив контузию, даже ненадолго потерял сознание.

Очнувшись, мальчуган первым делом бросился к оружейным пирамидам и схватил винтовку. В это время в казарме появился старший лейтенант Александр Потапов. Он привел в чувство бойцов, показав им на вооружившегося и приготовившегося к бою воспитанника музвзвода. Бойцы похватали винтовки и пулеметы, собрали раненых и перешли из горящего здания казармы в каменные подвалы. Там изготовились к обороне.

Но из подвалов плохо просматривались окрестности, кому-то нужно было взобраться на полуразрушенный второй этаж казармы и следить за обстановкой, чтобы немцы не смогли незаметно подобраться к позициям полка. Делать это под артиллерийским обстрелом было крайне опасно. Первым вызвался Петя Клыпа…

Он и потом исполнял все задания командира. Видя старание и смелость 14-летнего подростка, старший лейтенант Потапов назначил его своим порученцем, стараясь, чтобы тот поменьше был на позициях под обстрелом. Но Клыпа успевал выполнять задания, отправляясь в разведку и передавая по подразделениям приказания. Он участвовал и в отражении атак противника. Стрелял Петя метко.

На второй день у бойцов 333-го полка стали заканчиваться боеприпасы. Решив идти на прорыв, командир отправил Петю вместе с Колей Новиковым в разведку к башне Тереспольских ворот. Там ребята наткнулись на вражеского пулеметчика, который их обстрелял. Клыпа под огнем проскочил к тем казармам, которые не были разрушены вражеским огнем. В одном из помещений он нашел целый склад оружия и боеприпасов, там были даже минометы с минами. Взяв себе маленький пистолет с патронами, Петя разведал окрестности и обнаружил наведенный через Буг немецкий понтонный мост, автоколонну, обоз и позиции вражеской пехоты.

Ему удалось снова прошмыгнуть мимо пулеметчика. Вернувшись к своим, ребята доложили о находке и о противнике. Отряд бойцов, ведомый Петей, обезвредил немца-пулеметчика, добрался до склада с оружием и боеприпасами и доставил все на позиции полка. После этого минометчики обстреляли выявленные юным разведчиком цели и уничтожили понтонный мост, несколько машин и повозок и много вражеских пехотинцев.

На третий день кто-то сообщил Пете, что брат Николай погиб. С тех пор он, несмотря на запрет Потапова, стал ходить в контратаки, стреляя в немцев из своего пистолета.

Превратности судьбы

Петя помогал раненым и членам семей военнослужащих, которые укрылись в подвалах вместе с бойцами 333-го полка. Дочь старшины Зенкина Валентина потом вспоминала, что, когда кончились медикаменты и бинты и раненые начали умирать, Петя отыскал разбитую санчасть и откопал в развалинах перевязочный материал и лекарства. В другой раз мальчик, видя, что многие женщины и дети толком не одеты, нашел разбитый ларек военторга и принес оттуда рулон материи.

Из разбомбленного продуктового склада Петя приносил еду, деля ее на всех — военных и гражданских. Особенно заботился о малышах, даже нашел для них шоколад. Часто он отправлялся за водой к Бугу. Его отпускали, потому что он, несмотря на обстрелы, всегда возвращался, а солдаты гибли.

Когда боеприпасы закончились, бойцы 333-го полка были вынуждены отправить женщин и детей в плен. Предлагали с ними уйти и Пете — он в свои 14 лет походил на 12-летнего. Но он наотрез отказался и в первых числах июля пошел на прорыв с оставшимися в живых бойцами полка…

А потом был плен. В концлагере под польским городом Бяла-Подляска Петя делился едой со старшиной их музвзвода Михаилом Игнатюком, которого немцы морили голодом, принимая за командира Красной армии.

Пете и еще четверым воспитанникам полков Брестской крепости удалось бежать из плена. Они скрывались у местных жителей и работали на них за еду. Окрепнув, Клыпа хотел добраться до линии фронта и снова воевать, но был пойман и отправлен в Германию. Там он батрачил у крестьянина в деревне Гогенбах. В 1945 году его освободили американцы. Они предлагали уехать в США, но он отказался и после передачи его советской стороне и проверки был мобилизован в ряды Красной армии.

После увольнения в запас в ноябре 1945 года Клыпа вернулся в родной Брянск и там повстречался с довоенным дружком Львом Стотиком. Тот втянул его в преступную деятельность — в спекуляцию и грабежи. А потом Стотик на глазах Петра ограбил и убил человека. Когда их поймали, то обоим дали по 25 лет лагерей. И если с дружком Петра это было обоснованно — вскрылось и его сотрудничество с врагом при нахождении в плену, то бандитизм, «пришитый» Клыпе, был явным перебором.

Срок он отбывал на Колыме. Однажды, отчаявшись, пытался покончить с собой. Спасли… Вылечившись, оставил дурные мысли, стал работать, постоянно получая поощрения.

А тут к нему пришло письмо от писателя Сергея Смирнова. Завязалась переписка. Смирнов обратился в Главную военную прокуратуру, а также к свидетелям подвигов Петра Клыпы. Совместными усилиями им удалось добиться помилования, и, отбыв семь лет, Петр вернулся в родной Брянск. Поступил на завод, стал работать токарем, был принят в партию. Женился, стал отцом двоих детей.

Клыпу наградили орденом Отечественной войны I степени. После выхода книги Смирнова «Брестская крепость» именем Петра Сергеевича Клыпы стали называть пионерские дружины, его чествовали на торжественных мероприятиях.

Он ушел из жизни рано, в 57 лет, из-за онкологии. Возможно, сказались военные лишения и послевоенные напасти…

Олег ТАРАН

Загадки истории » Великая Отечественная » Гаврош из Брестской крепости

,   Рубрика: Великая Отечественная 10 раз просмотрели

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:27. Время генерации:0,171 сек. Потребление памяти:7.15 mb