Город в стиле милитари

Автор: Maks Апр 3, 2021

В 2020 году принято решение, что Ленинградская область обретет административный центр. Областной столицей станет Гатчина. Этот выбор определяется как размерами и численностью населения города (самого крупного в регионе), так и его яркой историей.

Село над озерком

До XVI века земли так называемой Водской пятины, входившие в состав Новгородской республики, а потом Московского царства, были заселены в основном представителями обращенных в православие угро-финских народов — ижоры, води, карелы. По этой причине и самые древние археологические находки на территории Гатчинского района, датируемые XIII веком, связаны с одним из этих народов — ижорами.

В 1499 году при описи бывших новгородских земель московские писцы зафиксировали «село Хотчино над озерком Хотчиным». К слову, такое написание — Хотчино — противоречит традиционной версии названия Гатчина, происходящего якобы от глагола «гатить» — прокладывать дорогу через болото вязанками хвороста. Но другие версии как-то не прижились.

Когда в 1617 году здешние земли были включены в состав Шведского королевства, национальный состав разбавили переселенные из Суоми финны-ингерманландцы. От соплеменников они отличались принадлежностью не к православию, а к лютеранству.

Самыми богатыми землевладельцами стали представители шведского семейства Оксеншерна, владевшие Скворицкой мызой.

В ходе Северной войны шведская власть снова сменилась на русскую. Царь вычленил из бывших владений семейства Оксеншерна участок с 23 деревнями, самая крупная из которых — Хотчино — являлась центром Гатчинской мызы.

В 1716 году владевшая этим поместьем сестра Петра I, Наталья Алексеевна, скончалась, и земли приписали к придворному госпиталю.

Их владельцами на правах аренды являлись сначала глава Аптекарского приказа Роберт Арескин, а потом пользовавший государя лекарь Лаврентий Блюментрост. При нем были распаханы под посевы новые земли, появились многочисленные хозяйственные постройки.

Но, сколько бы Блюментрост ни ссылался на понесенные им расходы, императрица Анна Иоанновна мызу у него отобрала и пожаловала ее в потомственное владение дипломату и обер-шталмейстеру князю Александру Куракину.

Подарок сыну

Может быть, здешние места приглянулись Екатерине II, а может, семейство Куракиных поиздержалось, но в 1765 году императрица имение выкупила и подарила своему фавориту Григорию Орлову. Он занимался обустройством поместья с характерным для него размахом, тем более что и царица сюда часто наведывалась (Гатчина находится в 42 километрах от центра Петербурга).

Пока по проекту архитектора Антонио Ринальди строился каменный дворец, в качестве временного жилища был возведен роскошный деревянный особняк. Впервые в России именно в Гатчине началось обустройство пейзажного парка, плавно переходившего в охотничьи угодья, где граф Орлов предавался псовой и соколиной охоте.

Правда, вскоре отношения императрицы и фаворита разладились, а потом граф и вовсе скончался. Но Гатчина уже крепко запала Екатерине II в душу и в 1783 году она ее снова выкупила, чтобы тут же подарить своему сыну — наследнику престола Павлу Петровичу.

Узурпировав трон, который должен был занимать Павел, императрица побаивалась допускать его к делам государственного управления. А чтобы направить энергию сына в мирное русло, она разрешила ему обустроить Гатчину по собственному усмотрению.

И цесаревич обустроил. Начал он, разумеется, с дворца, перестройкой и расширением которого занялись лучшие архитекторы того времени — сначала Винченцо Бренна, потом Андреян Захаров.

Большой Гатчинский дворец — это безусловный шедевр архитектуры. Благодаря ему Гатчина составляет достойную конкуренцию другим расположенным под Петербургом императорским резиденциям — Царскому Селу, Петергофу, Павловску. Только стиль здесь другой: не изящный, а строго военный.

Армия Цесаревича

Это логично, поскольку Гатчина была именно военным городом, а современникам больше всего запомнилась обученная на прусский манер армия цесаревича. Справедливости ради стоит сказать, что из гатчинского войска вышло много дельных администраторов и генералов, известных если не талантами, то честностью и исполнительностью.

В 1794 году Павел Петрович приказал заложить рядом с дворцом крепость Ингербург (в переводе — Ижорская крепость), рядом с которой строили дома приближенные цесаревича. На собственные деньги Павел возвел здесь ратушу, ворота, казармы.

Цесаревич пытался создать этакую модель строго регламентированного и обустроенного государства, альтернативного плохо управляемой огромной империи. Для самой же Гатчины этот период стал временем настоящего подъема. Показательно, что уже на пятый день после восшествия Павла I на престол мыза официально получила статус города.

По данным 1797 года, в Гатчине насчитывалось 237 частных домов. Функционировали фарфоровый завод, суконная и шляпная фабрики. Наличие вымощенных булыжником улиц и 600 фонарей действительно придавали улицам благоустроенный вид, близкий к виду какого-нибудь немецкого города.

Царская резиденция украсилась уникальным памятником — Приоратским дворцом, построенным по проекту архитектора Николая Львова. Возвели его по редкой технологии землебита, когда слои спрессованного суглинка пропитываются известковым раствором. Впрочем, некоторые элементы (башня, подпорная стена) все-таки были сложены из камня.

Владельцем этого сооружения был Мальтийский орден. Павел I питал слабость к символике этого ордена и даже стал его великим магистром. Впрочем, в самом дворце император ночевал только один раз, после очередных маневров. Да и позже царская семья не баловала своими посещениями Приоратский дворец, рассматривая его только как место, где можно передохнуть во время прогулок по парку.

После убийства Павла I Гатчина перешла во владение его вдовы — Марии Федоровны. Созданное ею подобие современного благотворительного фонда превратилось в государственную структуру, именовавшуюся Ведомством учреждений императрицы Марии и занимавшуюся благотворительной деятельностью в масштабах Российской империи. Естественно, многие проекты государыня реализовала у себя под боком, в Гатчине, открыв здесь несколько богаделен, сельский воспитательный дом и дом для слепых.

Императорская резиденция

ГатчинаКогда в 1828 году Мария Федоровна скончалась, ее сын Николай I стал рассматривать Гатчину как свою резиденцию, уделяя ей внимание, пожалуй, не меньшее, нежели Царскому Селу и Петергофу.

Сохранившийся в Гатчине особый военный дух императором поощрялся и развивался. Архитектор Роман Кузьмин провел достройки и перестройки в характерном для Павла I и Николая I стиле милитари. Новые, предназначенные для Николая I комнаты дворца отличаются аскетизмом, символом которого можно считать походную кровать государя. И только в зале, где царь принимал сановников с докладами, для разбавления официоза установили небольшую деревянную горку. Судя по всему, для снятия стресса государь, его близкие, а возможно, и визитеры иногда с нее скатывались.

В 1835 году на одной из башен двора установили оптический телеграф, что было данью новейшим техническим веяниям. И — как завершающий штрих — в 1851 году на плацу поставили памятник Павлу I.

Дворец «тянул» за собой и город. В 1838 году из Гатчины в Царское Село начали ездить дилижансы, хотя по начальной и конечной точкам маршрута видно, что пользовались ими исключительно лица, имеющие отношение к дворцовому ведомству.

Зато открывшееся в 1853 году движение поездов по железнодорожной ветке Петербург — Гатчина сделало эти места более доступными для представителей среднего класса. Вдоль железной дороги стали возникать дачные поселки, в которые на летний сезон перемещались многие петербуржцы.

Александр III выделял Гатчину из всех резиденций, причем до такой степени, что его даже прозвали «гатчинским затворником». Долгое время император, опасавшийся покушений, действительно почти безвылазно жил в Гатчине. При нем во дворце снова проводились масштабные работы с заменой водопровода и канализации, переделыванием печного отопления на калориферное, проведением телефона и электричества.

В городе тоже провели канализацию, водопровод и телефон. Появилась городская пожарная команда.

Военный дух усилился благодаря разраставшемуся присутствию гвардейских частей, которые отдыхали здесь после маневров, а иногда и квартировали. Кроме того, в окрестностях города испытывались новые виды оружия — от подводной лодки Степана Джевецкого до трехлинейной винтовки Мосина.

Показательно, что в 1900 году на Всемирной выставке в Париже Гатчина была признана самым благоустроенным малым городом России. Но правивший тогда Николай II все-таки предпочитал Царское Село и Петергоф, а в Гатчине обосновалась вдовствующая императрица Мария Федоровна (жена Александра III).

Колыбель военной авиации

Присутствие военных стало еще более зримым, когда в 1910 году в городе открылась Гатчинская офицерская военная авиашкола. Имевшийся в распоряжении школы аэродром не отличался удобствами. Направленный в школу инструктором поручик Евгений Руднев впоследствии вспоминал: «Сколько самообладания надо иметь, чтобы совершать полеты на Гатчинском поле, чтобы не задеть кого-нибудь из шныряющих по полю детей, экипажей, собак, коров».

Позже к Гатчинской военной авиашколе «пристроилась» первая частная авиашкола «Гамаюн», которую организовал промышленник Сергей Щетинин. Среди ее выпускников — первая в России женщина-пилот Лидия Зверева и известный певец Николай Прокофьев-Северский.

Впоследствии в стране появились и другие учебные заведения для подготовки пилотов, но Гатчинская авиашкола оставалась самой главной. Именно отсюда «выпорхнула» целая плеяда летчиков-асов. Открывает этот список Петр Нестеров, который именно в Гатчине задумал выполнить одну из основных фигур высшего пилотажа — мертвую петлю (хотя реализовать свой замысел он сумел только 27 августа 1913 года в Киеве).

В Гатчине обучался и самый результативный русский ас Первой мировой войны Александр Казаков, одержавший 19 бесспорных и еще 13 «вероятных» воздушных побед. Основоположником тактики воздушного боя в России считается Евграф Крутень. С Гатчиной связан один любопытный эпизод из его жизни. Рядом с аэродромом росли несколько сосен, которые мешали полетам. Срубить их не решались, поскольку деревья считались украшением пейзажа, открывающегося из окон дворца императрицы ‘Марии Федоровны.

Но один из курсантов на своем аэроплане врезался в сосны и погиб. После этого Крутень, бывший в тот день дежурным по школе, несмотря на негласное табу, приказал срубить деревья. Все ожидали большого скандала, но, узнав о случившемся, Мария Федоровна шум поднимать не стала.

Еще одним выдающимся теоретиком и практиком воздушного боя был представитель старинного дворянского рода Иван Орлов. А его однополчанин Юрий Гильшер после аварии лишился стопы левой ноги, но из авиации не ушел и летал с протезом.

Самый молодой из гатчинских асов — Григорий Сук — одержал 9 воздушных побед. На момент его гибели в Ноябре 1917 года старая русская армия практически прекратила свое существование.

В огне сражений

В Гатчине революция началась 1 марта 1917 года с восстания в авиационном батальоне, обслуживающем нужды авиации Западного фронта. Нижние чины разогнали чинов дворцового управления и сформировали совет, ставший подразделением Петроградского совета рабочих и солдатских депутатов. Более респектабельная городская публика создала Временный комитет граждан города Гатчины, ориентировавшийся на Временное правительство.

Во время Октябрьского переворота бежавший из Петрограда глава Временного правительства Александр Керенский укрылся в расположении 3-го конного корпуса генерала Петра Краснова. Красновские казаки заняли Царское Село и Гатчину. Керенский и Краснов разместились в бывшей резиденции Павла I, на чем, собственно, их успехи и завершились.

Переговоры между казаками и красногвардейцами переросли в братание. И Керенский, поняв к чему идет дело, бежал из Гатчины, переодевшись, правда, не в женскую одежду (как рассказывали большевики), а в форму матроса.

В следующий раз белые заняли город осенью 1919 года. Командующий Северо-Западной армией генерал Николай Юденич разместил в Гатчине свой штаб, а живший в городе писатель Александр Куприн редактировал армейскую газету «Приневский край». Но продолжалось это недолго. Прибывший из Москвы Лев Троцкий организовал контрудар, и белым пришлось оставить Гатчину без боя.

В память об этой победе город в 1923 году переименовали в Троцк, а заодно сделали центром уезда (с 1927 года — района). Однако в 1929 году Троцкого из Советского Союза выдворили, и город назвали Красногвардейском, что тоже напоминало о большевистских победах, но уже без конкретных фамилий.

Примечательно, что город в этот период являлся центром Колпанского национального финского сельсовета. Дело в том, что большую часть жителей прилегающих территорий составляли финны-ингерманландцы. Поначалу Советская власть малые народности лелеяла, но к весне 1939 года политический курс изменился и национальный сельсовет ликвидировали.

В Великую Отечественную войну на подступах к Гатчине разыгрались ожесточенные бои, в ходе которых произошел примечательный эпизод. Экипаж танка КВ-1 под командой Зиновия Колобанова сумел подбить из засады 22 немецких танка.

Тем не менее 13 сентября 1941 года противник Гатчину занял и удерживал до 26 января 1944 года. Интересно, что в связи с освобождением городу вернули его историческое название.

Как и другие пригороды Петербурга, Гатчину пришлось отстраивать заново. И, конечно, ее отстроили, дворовый комплекс восстановили.

Вероятно, сама судьба распорядилась так, что город, изначально возводившийся в стиле милитари, должен был пройти через полосу связанных с войной испытаний. И он их прошел с честью.

Дмитрий МИТЮРИН

, ,   Рубрика: Историческое расследование 144 раз просмотрели

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:34. Время генерации:0,179 сек. Потребление памяти:9.1 mb