Горячие финские парни

Автор: Maks Фев 13, 2020

Русская революция 1905 года началась, как известно, с Кровавого воскресенья — мирного шествия петербургских рабочих, закончившегося расстрелом. Трагические события не остановили идею освободительного движения против правительства. Стихийные беспорядки охватили всю страну. Народный бунт в империи мог разгореться в любой момент.

Священник Георгий Гапон — главный организатор и вдохновитель шествия рабочих к Зимнему дворцу, как человек крайне самолюбивый и фанатичный, глубоко верил, что революция в России должна произойти только под его руководством. Поэтому, после провала народного восстания 1905 года, святой отец выступил с инициативой созыва конференции, которая должна была сплотить все революционные партии России. Идея принадлежала финскому оппозиционеру Конни Циллиакусу и была ловко подсказана крамольному батюшке-бунтарю.

«Объединенная боевая организация»

Георгий Гапон энергично взялся за дело и 7 февраля 1905 года опубликовал «Открытое письмо к социалистическим партиям России», призывая всех объединиться, убеждая народ свергнуть самодержавие и полностью истребить царскую династию. Его обращение сочувственно встретили большинство революционных групп. В марте 1905 года все партийные руководители получили приглашение собраться на объединенную конференцию.

К концу марта 1905 года в Женеву съехались делегаты от 11 организаций России, а 2 апреля началась межпартийная конференция. Ее главной целью стала подготовка систематических вооруженных акций в России. Деньги на проведение собрания, негласно полученные от японского военного атташе в Стокгольме Мотодзиро Акаси, передал Конни Циллиакус. Японец был уверен, что всякий враг самодержавия — друг и союзник Японии, и убедил японское правительство выделять крупные средства для поддержания революции в Российской империи.

На конференции приняли две декларации, связывающие общие цели собравшихся партий. Это вооруженное восстание, созыв Учредительного собрания, провозглашение демократической республики и социализация земли. Для формирования и контроля народной борьбы единогласно создали «Объединенную боевую организацию».

Первую большую политическую акцию участники «Объединенной боевой организации» запланировали летом 1905 года в Санкт-Петербурге. Мятеж должен был стать сигналом для рабочих России и Финляндии и подтолкнуть народ двух стран к активным действиям против царизма. Проблема заключалась лишь в отсутствии оружия.

На самом деле Мотодзиро Акаси и Конни Циллиакус не особо рассчитывали на успех петербургского восстания, хотя при условии точного следования всем пунктам составленного ими плана техническое его выполнение было вполне осуществимо.

Финский оппозиционер предполагал передать львиную долю полученных от Акаси средств на подготовку партийцев, покупку оружия и тайную доставку его в Россию эсерам. Другую часть денег получали поляки, грузины и финны. Большевикам же не доставалось ничего. Георгию Гапону вообще отводилась «декоративная» роль». Его публичная личность должна была отвлечь внимание от подлинных организаторов и скрыть источник их финансирования. Да и само имя Гапона вполне могло воодушевить рабочих на борьбу. И в самом деле задуманная финном мистификация удалась. Долгое время в революционных кругах операция по вооружению рабочих связывалась с именем мятежного священника.

План Конни Циллиакуса предусматривал закупку арсенала в Европе, транспортировку и выгрузку его в нескольких пунктах около Выборга и вдоль финского побережья Балтики, а затем тайная переправку в Россию. Практическую сторону покупки и доставки возглавил Конни Циплиакус ответственным за приемку груза на месте был назначен Георгий Гапон. Эсеры должны были обеспечить организационную сторону вооруженного восстания. Но все нити заговора и его финансирование находились в руках Мотодзиро Акаси.

В конце марта 1905 года за границей развернулась активная работа по закупке вооружения. Мотодзиро Акаси методично финансировал операцию, получая деньги от японского правительства. «Главное, чтобы движению этому не давать остывать и вносить таким образом в русское общество элемент постоянного возбуждения и протеста против правительства».

«Джон Графтон»

Конни ЦиллиакусВ общей сложности устроители восстания закупили 16 тысяч канадских винтовок Росса и швейцарских винтовок Веттерли, 3 тысячи револьверов, 3 миллиона патронов и 3 тонны взрывчатых веществ. Покупка и снаряжение главного перевозчика оружия — 315-тонного парохода «Джон Графтон» — были обставлены настолько конспиративно, что даже сегодня многие детали этой операции остаются спорными.

Пароход купил деловой партнер японской компании Takada & Company Уоттом, затем его несколько раз перепродавали через доверенных лиц и, в конце концов, переименовали в «Луну». Стремясь еще больше запутать следы, организаторы оплатили еще один пароход «Фульхам», на котором предполагалось вывезти оружие из Лондона, и в море перегрузить его на борт бывшего «Джона Графтона».

Сменив 28 июля в голландском порту Флиссинген команду, «Джон Графтон» направился к острову Гернсей. Трое суток в шторм экипаж парохода перегружал оружие с одного судна на другое. Получив груз, «Джон Графтон» взял курс на северо-восток.

Пока корабль бороздил воды Балтики, а Конни Циллиакус и Мотодзиро Акаси пытались подготовить благополучное завершение похода, летом 1905 года произошло несколько событий, кардинально изменивших ход нашей истории. В Санкт-Петербурге серией текущих арестов полицией были обезврежены не только реальные, но и потенциальные приемщики содержимого трюма «Джона Графтона». К моменту появления парохода у берегов России революционный столичный лагерь совсем обезлюдел. А те, кто был поставлен во главе всех организационных дел, — отсутствовали.

Катастрофа

Капитан «Джона Графтона» получил приказ пройти датские проливы и 18 августа выгрузить часть винтовок к северу от Виндау. Следующим на маршруте лежал островок южнее Выборга. Здесь, по плану, пароход должны были встретить на небольшом судне, чтобы перегрузить основную партию для доставки в Петербург.

Однако в условленном месте пароход никто не ждал, и он вернулся в Копенгаген, где сменил капитана и пополнил запасы продовольствия. В этот момент финские активисты и обнаружили, что в Петербурге встретить транспорт с оружием некому, и решили самостоятельно, не поставив в известность Циллиакуса, принять груз и распределить его по собственному усмотрению.

Тогда, по сути, Конни Циллиакус и потерял единоличный контроль над происходящим. Маршрут парохода был изменен, теперь он передвигался согласно последним указаниям финских партийцев. «Джон Графтон» в оговоренный срок успешно выгрузил некоторое количество вооружения в районе Кеми и Якобстадта. Вечером 6 сентября возле острова Ларсмо корабль ждал катер, на который переместили тысячу винтовок и большое количество патронов, и судно без задержек двинулось по намеченному пути дальше.

Однако новый капитан оказался неопытен: он не имел подробных карт этой малопосещаемой части Балтийского моря. В результате, рано утром 7 сентября в 22 километрах от Якобстадта «Джон Графтон» налетел на каменистую отмель. Весь день матросы спешно выгружали оружие на соседние острова. К вечеру, когда последняя винтовка легла в хранилище, судно решили заминировать. Прогремел взрыв такой огромной силы, что был слышен за 50 километров в округе. Спустя несколько часов местные рыбаки обнаружили обломки парохода и сообщили о них властям.

К осени 1905 года из тайников на близлежащих от катастрофы островах власти извлекли то, что не успело разойтись среди местного населения: огромное количество винтовок, взрывчатки, патронов, винтовочных штыков и других боеприпасов. Только небольшая их часть попала в руки революционеров. Финская партия активного сопротивления получила всего 300 единиц оружия. Однако источники отмечают, что винтовки Веттерли встречались в Москве в декабре 1905 года, а в Финляндии они периодически появлялись вплоть до 1918 года.

Несмотря на все усилия Мотодзиро Акаси и японского правительства, «подорвать» Россию изнутри не удалось. Ожидаемого ими усиления общественного недовольства самодержавием не произошло. В 1906 году антиправительственное движение в России постепенно начало клониться к упадку, а в середине 1907 года Первая русская революция окончательно угасла.

Огромные средства, направленные Токио российским революционерам, оказались истрачены напрасно. Вопреки надеждам японцев, эти субсидии не повлияли ни на ход революции, ни на итоги русско-японской войны.

Ольга ПЕРУНОВСКАЯ



, , ,   Рубрика: Заговоры и мятежи

Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:63. Время генерации:0,532 сек. Потребление памяти:10.58 mb