Граф против Императрицы

Автор: Maks Сен 9, 2020

Никита Панин известен как выдающийся дипломат и воспитатель великого князя Павла Петровича, будущего Павла I. Но был ли Никита Иванович еще и заговорщиком, желавшим свергнуть с престола Екатерину Великую? Об этом историки спорят.

Жертва фаворитов

Как известно, Екатерина II получила власть в результате дворцового переворота. Среди заговорщиков не последнюю роль играл Никита Панин.

Никита Иванович считался красивым мужчиной, хотя представления о красоте в XVIII веке были весьма специфические. Так или иначе, молодой Панин приглянулся императрице Елизавете Петровне.

Это не обрадовало тогдашних фаворитов — Алексея Разумовского и Шуваловых. Им не нужен был конкурент, поэтому Панина отослали с глаз долой — послом в Копенгаген, а затем в Стокгольм.

В Швеции Никита Иванович провел 12 лет. И это была трудная работа. Панин непрерывно плел интриги — поддерживал пророссийскую партию при шведском дворе и всячески препятствовал усилению королевской власти. Зачем? Считалось, что сильная власть короля усилит Швецию, а это было невыгодно для России.

Шведский опыт оказался бесценным. Панин превратился в грамотного дипломата и ловкого интригана. А кроме того, он начал сочувствовать конституционным идеям. Панин мечтал, чтобы в России, как и в Швеции, власть монарха не была бы абсолютной и бесконтрольной.

Вообще говоря, Шведское королевство являлось не самым лучшим примером. Там тоже творился жуткий бардак А уж о продажности шведских политиков Панин знал не понаслышке — он сам их и подкупал. Но, видимо, Никита Иванович считал, что продажные шведские политики все же лучше продажных российских фаворитов, от которых к тому же он в свое время пострадал.

В 1760 году стареющая Елизавета Петровна неожиданно вспомнила о своем давнем любимце Панине и назначила его воспитателем великого князя Павла Петровича, сына Петра Федоровича (Петра III) и Екатерины Алексеевны (Екатерины II).

Никита Иванович подружился со своим воспитанником, а еще больше — с его матерью. Умный, европейски образованный Панин нравился Екатерине. Они часто беседовали. Тем временем Елизавета Петровна чувствовала себя все хуже. Было ясно, что дни императрицы сочтены. И тогда Панина впервые попытались вовлечь в русские придворные интриги. Иван Шувалов завел с ним разговор: хорошо бы, мол, вместо Петра Федоровича сделать наследником престола Павла Петровича.

Панин не согласился участвовать в заговоре — Шувалову он не доверял. Да дальше болтовни дело и не пошло. Елизавета Петровна умерла, императором стал Петр III.

Долой куртизанов и ласкателей!

Никита ПанинВроде бы Никите Ивановичу не на что было жаловаться. Петр Ш сделал его действительным тайным советником и наградил высшим орденом — Андрея Первозванного. Но сумасбродный монарх раздражал Панина. И Никита Иванович примкнул к заговорщикам, которые хотели возвести на трон Екатерину.

Сам Панин хотел совершенно другого. Он желал, чтобы трон занял его воспитанник — Павел. А Екатерина пусть будет регентшей до совершеннолетия своего сына.

Однако события развивалась по иному сценарию. Екатерина совершила как бы двойной захват власти — отняла трон сначала у мужа, а потом у сына. И стала править сама, хотя не имела на это никаких прав.

Панину пришлось смириться. Но смирился он не до конца. Никита Иванович разработал проект «аристократической конституции», предполагавший создание Императорского совета.

Планировалось, что в этот совет войдут 6-8 человек. Они будут обсуждать все важнейшие дела и утверждать все решения императрицы. Не бог весть какое, но все же ограничение самодержавия.

Зачем нужно ограничивать самодержавие? А чтобы около монарха не было «временщиков, куртизанов и ласкателей», которые делают из страны «гнездо своим прихотям».

Екатерина II поначалу согласилась с Паниным. Был подготовлен указ о создании Императорского совета и даже назначен первый его член — бывший канцлер Алексей Бестужев. Но вскоре Екатерина передумала. Скорее всего, под влиянием тех самых «временщиков, куртизанов и ласкателей», против которых выступал Панин. Императрица разорвала свою подпись под указом о создании Императорского совета.

Предатель Бакунин

Из затеи Панина ничего не вышло. Но сам он не попал в опалу! Даже наоборот — Екатерина II назначила его руководителем внешней политики и присвоила ему графский титул.

За Паниным осталась и прежняя должность — воспитатель Павла Петровича. Однако наследник рос и в 1772 году достиг совершеннолетия. Возникла щекотливая ситуация. Правами на престол обладал именно Павел. По идее, Екатерина должна была передать власть своему 18-летнему сыну. Разумеется, императрица об этом даже не думала. Она ограничилась тем, что женила Павла на дармштадтской принцессе, получившей в России имя Наталья Алексеевна.

И тогда граф Панин, воспитатель — уже бывший — Павла Петровича, составил заговор. Правда, об этом заговоре известно только со слов декабриста Михаила Фонвизина.

Какое отношение декабрист, родившийся в 1788 году, имеет к тем событиям? Дело в том, что ближайшим сотрудником Панина был Денис Фонвизин, автор «Бригадира» и «Недоросля». А Михаил Фонвизин — родной племянник знаменитого драматурга. Он видел кое-какие документы, а главное — слышал рассказы своих старших родственников.

Обратимся к воспоминаниям Михаила Фонвизина. «Многие из тогдашних вельмож и гвардейских офицеров, — пишет он, — вступили в заговор с целью свергнуть с престола царствующую без права Екатерину II и вместо нее возвести совершеннолетнего ее сына».

Среди вельмож Фонвизин называет Никиту Панина, его брата — генерала Петра Панина, княгиню Екатерину Дашкову и князя Николая Репнина. Сразу скажем, что все перечисленные имели поводы быть недовольными Екатериной II.

«Павел Петрович знал об этом, — уверяет Фонвизин, — согласился принять предложенную ему Паниным конституцию, утвердил ее своею подписью и дал присягу в том, что, воцарившись, не нарушит этого коренного государственного закона, ограничивающего самодержавие. Душою заговора была супруга Павла, великая княгиня Наталья Алексеевна».

Но один из секретарей Никиты Панина — Петр Бакунин — оказался предателем. Он рассказал о заговоре Григорию Орлову, а тот — Екатерине.

Императрица вызвала к себе сына и гневно упрекала его. «Павел испугался, принес матери повинную и список всех заговорщиков». Екатерина, не взглянув на бумагу, бросила ее в огонь со словами: «Я не хочу и знать, кто эти несчастные». На самом деле она знала все имена из доноса Бакунина.

Впрочем, никто из заговорщиков не пострадал. Кроме Натальи Алексеевны, которую, по словам Фонвизина, «отравили или извели другим образом». В реальности она умерла в родах в 1776 году, что, конечно, не исключает возможности отравления.

Проект конституции

Некоторые историки отрицают существование заговора. Дескать, в воспоминаниях Михаила  Фонвизина есть несколько ошибок. Ошибки действительно имеются. Но, они имеются в любых воспоминаниях. А мемуары Фонвизина в остальном довольно правдивы и точны.

Кроме того, бесспорным фактом является то, что в эти годы Панин и Фонвизин составляли проект конституции. Сам проект не сохранился, но до нас дошло введение в него, написанное Денисом Фонвизиным. Оно называется «Рассуждение о непременных государственных законах» и включено во все собрания сочинений драматурга.

Михаил Фонвизин пересказывает содержание несохранившейся конституции. Планировалось создать нечто вроде парламента, часть членов которого назначалась бы монархом, а другая часть избиралась бы дворянством.

Этот орган «был бы облечен полною законодательною властью, а императорам оставалась бы власть исполнительная». На местах — в губерниях и уездах — создавались бы местные дворянские собрания с правом назначения «всех чиновников местных администраций»

И еще один важный пункт: «В конституции упоминалось и о необходимости постепенного освобождения крепостных крестьян и дворовых людей». Как видим, это уже не жалкий проект Императорского совета. Это полноценная конституция, превращавшая Россию в конституционную монархию.

Вряд ли Никита Панин и Денис Фонвизин надеялись на то, что Екатерина II примет этот проект. Если в начале правления императрица еще могла сочувствовать идеям ограничения самодержавия, то к 1770-м годам она уже почувствовала вкус власти и не желала делить ее с кем бы то ни было.

А это значит, что проект конституции составлялся под Павла Петровича. И вполне резонно увязать его с планами заговора по смещению Екатерины.

Выходит, заговор Панина все-таки существовал. Другое дело — насколько серьезным он был?

Скорее всего, заговорщики ограничились разговорами. Иначе их неминуемо ждала бы кара. А кары не последовало. Никита Панин продолжил руководить внешней политикой, а его брату Петру императрица в 1774 году поручила подавлять восстание Емельяна Пугачева. И все же заговор Панина примечателен. Оказывается, задолго до декабристов были люди, желавшие ограничить самодержавие и создать в России власть, опирающуюся на закон.

Александр СКАБИЧЕВСКИЙ

Загадки истории » Заговоры и мятежи » Граф против Императрицы

, , , ,   Рубрика: Заговоры и мятежи 7 раз просмотрели

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:27. Время генерации:0,743 сек. Потребление памяти:8.74 mb