Империя на кончике шпаги

Автор: Maks Фев 1, 2022

«Он постигнул дух Петров», — сказал о Бурхарде Минихе один из его современников. И действительно, не было в первые 15 лет после кончины Петра Великого другого государственного деятеля, который бы столь последовательно продолжал линию царя-преобразователя.

Во славу Петербурга

Упорство, решительность и прямолинейность Бурхарда Кристофа Миниха во многом объяснялись здоровыми простонародными корнями. Его отец выбился из крестьян во дворяне, занимаясь гидротехническими работами. Сына, родившегося 9 мая 1683 года в Ольденбурге, он изначально готовил в военные инженеры.

Именно в этом качестве Бурхард служил во французской, австрийской и гессенской армиях, достигнув чина полковника. Боевой опыт он приобрел в Войне за испанское наследство, а где-то в перерыве между боями женился на фрейлине Гессен-Дармштадтского двора Кристине фон Вицлебен, родившей ему 13 детей, из которых лишь четверо достигли совершеннолетия.

Когда война завершилась, Миних строил плотины и шлюзы, но в Гессене ему было тесновато, и он подался на службу к курфюрсту Саксонии и королю Польши Августу II. Здесь он не ужился с любимцем монарха Якобом Генрихом фон Флеммингом и отправился еще дальше на восток, в Россию.

Прибыв в Петербург в 1721 году, он быстро нашел общий язык с Петром I. Миних получал все более важные задания, а главным его делом стало строительство Ладожского канала. Копали эту водную магистраль 25 тысяч человек — принудительно согнанные крестьяне, каторжники и военнопленные. Миних добился, чтобы их заменили вольнонаемными работниками. В результате строительство значительно ускорилось.

Столичный генерал-губернатор Александр Меншиков, гревший на канале руки, был недоволен, однако «съесть» Миниха не успел, поскольку сам отправился в ссылку.

Император Петр II возвел Бурхарда Миниха в графья, назначил главным директором над фортификациями, генерал-губернатором Петербурга, а кроме того, подарил дом, ранее принадлежавший опальному сановнику Петру Толстому.

Закрепляя отношения с новой родиной, недавно потерявший первую супругу Миних женился на вдове обергоф-маршала Михаила Салтыкова.

При Петре II царский двор переехал в Москву, но и Петербург благодаря своему генерал-губернатору продолжал развиваться. Были установлены регулярные морские сообщения с Европой: в Данциг и Любек стали ходить почтовые и пассажирские пакетботы. И даже герб Петербурга придумал именно Миних.

Лавры полководца

Императрица Анна Иоанновна вернула столицу на берега Невы. Прожив долгое время в Курляндии, она выдвигала на первый план немцев, и Миних оказался весьма кстати. Он получил звание фельдмаршала и подмял под себя всю военную сферу.

Миних сформировал два новых гвардейских полка — Конной гвардии и Измайловский. Привел в порядок армейские финансы. Открылось первое офицерское училище — Шляхетский корпус. При войсках создавались госпитали и военные школы.

Кроме того, Миних уравнял оклады русских и иноземных офицеров (до этого последние получали вдвое больше), создал гусарские и кирасирские полки, написал новый воинский устав.

Правда, из-за интриг Остермана Миних лишился должности генерал-губернатора и впал в депрессию, но сразу ожил, как только его отправили воевать в Польшу.

Причиной Войны за польское наследство стало стремление России и Австрии посадить на польский престол саксонского курфюрста Августа III. Франция выдвинула собственного кандидата — Станислава Лещинского, который закрепился в Данциге (Гданьске).

Миних как раз и занялся осадой Данцига. Французы решили помочь Лещинскому, отправив ему на помощь три корабля. Высадившийся с них десант был разбит и капитулировал, что подвело черту под первым в истории русско-французским конфликтом. Вскоре Лещинский тайно бежал из города, и Данциг сдался.

Получив первую порцию лавров, Миних сразу же бросился в огонь новой войны. На сей раз врагом была Турция.

Первый министр по всем делам

Бурхард МинихВо главе 30-тысячной армии фельдмаршал двинулся к Крыму. 21 мая 1736 года его войска взяли Перекопскую крепость и ворвались на полуостров. 16 июня Миних захватил Бахчисарай — столицу Крымского ханства. Город вместе с дворцом превратился в пепел. Большие потери от болезней (почти в десять раз превышавшие боевые) заставили русскую армию покинуть полуостров.

В кампанию 1737 года главным успехом Миниха стало взятие Очакова. Сам командующий продемонстрировал отвагу: его мундир был прострелен пулей, а лошадь убита. Рассказывали, что в один из критических моментов боя он в гневе сломал свою шпагу. Зато в Петербург фельдмаршал вернулся победителем.

А вот кампания 1738 года оказалась для Миниха провальной. Предпринятое им наступление пришлось свернуть из-за огромных потерь, вызванных традиционными эпидемиями, безводьем и бескормицей.

Впрочем, завершил войну с Турцией он очень эффектно, одержав с 60 тысячами человек победу над почти 90-тысячной турецкой армией под Ставучанами. Военные высоко оценивают его маневр: сначала отвлекающая атака, а потом мощный удар.

Осыпанный очередной порцией наград фельдмаршал попросил для себя титул «герцога Украины». Императрица ехидно поинтересовалась: «Почему не московского великого князя?»

А в октябре 1740 года Анна Иоанновна скончалась, успев назначить регентом при императоре-младенце Иоанне Антоновиче своего фаворита Эрнста Иоганна Бирона. Между тем, на регентство претендовали родители Иоанна — Антон-Ульрих Брауншвейгский и Анна Леопольдовна. Мать императора и попросила Миниха помочь ей. Он согласился.

В ночь с 8 на 9 ноября фельдмаршал в сопровождении своего адъютанта Манштейна и 80 гвардейцев прибыл к Летнему дворцу и отдал короткий приказ: «Действуйте!» Спустя четверть часа арестованного и скрученного регента волокли в Зимний дворец.

Так Миних достиг вершины власти. Себя он решил сделать генералиссимусом, но затем широким жестом отдал этот чин принцу Брауншвейгскому, удовлетворившись должностью первого министра по военным, гражданским и дипломатическим делам. Анна Леопольдовна стала регентшей и вскоре обидела своего благодетеля, отстранив его от иностранных дел как человека «несведущего». Обидевшись, фельдмаршал сгоряча попросился в отставку — и тут же ее получил.

Двадцать лет ссылки

А потом на престол вступила Елизавета Петровна. Причин для неприязни к Миниху у нее не было, но он пал жертвой общей антинемецкой кампании.

Миниха арестовали и обвинили в том, что во время антибироновского переворота он обманно убеждал солдат, будто действует в пользу Елизаветы Петровны. А еще раньше, во время войны, он, дескать, не советовался с генералитетом и занижал число потерь.

Казнокрадство в списке обвинений не фигурировало. Судя по всему, в этом отношении Миних был чист. Но это не помешало приговорить его к четвертованию. Помилование ему зачитали уже тогда, когда подвели к плахе. Все это время он сохранял полное спокойствие.

Миниха отправили в Пелым, а жить предписали в том самом доме, который он в свое время лично спроектировал для ссыльного Бирона. Бирона же перевели в Ярославль. На сибирской дороге они встретились. Бывшие враги холодно раскланялись и разъехались в разные стороны.

Двадцать лет прожил Миних в ссылке вместе с женой, верным другом пастором Мартенсом и немногочисленными слугами. Из казны он получал солидную сумму — 15 тысяч рублей в год, но не обленился: вел здоровый образ жизни, ухаживал за садом, материально помогал местным жителям, учил их детей, писал труды по военному делу и фортификации, терроризировал кляузами местных чиновников-взяточников, многих из которых сумел вывести на чистую воду.

Опала закончилась с восшествием на престол Петра III. Получив указ о реабилитации, Миних устроил пирушку и раздал свое имущество пелымцам. Провожать его вышел весь город.

В Петербурге Миниху вернули все чины и имущество. Вскоре последовал новый дворцовый переворот. Фельдмаршал до последнего хранил верность Петру III, предлагая ему бежать к действующей армии. Он обещал возглавить войска и вернуть монарху похищенный престол. Миних явно хотел тряхнуть стариной и снова взять империю на кончик шпаги.

Екатерина II не наказала одряхлевшего сановника, а приблизила его к себе, назначив главным директором Ревельского и Нарвского портов и Кронштадтской гавани. У старца еще хватало сил на флирт с молодой императрицей. При дворе он блистал «как величественный памятник прошедшей эпохи». Умер он «от истощения жизненных сил» 16 октября 1767 года.

Точную оценку Миниха дал военный историк Антон Керсновский: «Он сроднился с Россией и правильно понимал ее интересы (не забывая в то же время и своих). Понимал и любил военное дело, хотя и был рутинером. Помимо всего, он был карьеристом и искусным куртизаном, отличаясь тщеславием и властностью, он сгорал честолюбием, брался за все, не щадил трудов, еще меньше слов для прославления трудов». Побольше бы таких честолюбивых и патриотичных эгоистов!

Дмитрий МИТЮРИН

  Рубрика: Легенды прошлых лет 108 просмотров

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐

https://zagadki-istorii.ru

Домой

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

SQL запросов:44. Время генерации:0,210 сек. Потребление памяти:9 mb