Инна Ульянова (1935-2005) — Маска королевы эпизода

Автор: Maks Сен 28, 2019

Вся страна помнит Инну Ульянову по блестяще сыгранной в 1982 году роли деспотичной тиранши Маргариты Павловны Хоботовой в «Покровских воротах». Своей звездной работы в кино театральная актриса ждала почти полвека, а после прогремевшей на весь СССР славы вдруг наступило пугающее затишье.

Никаких главных ролей, о которых мечтала Ульянова, режиссеры ей не предлагали. Ее типаж больше не был востребован. Приходилось перебиваться работой в театре и эпизодами в кино.

«У меня все в порядке!»

По натуре Инна была рабочей лошадкой. А ведь она родилась в обеспеченной семье замминистра угольной промышленности СССР и с детства была окружена роскошью. Но после смерти отца от былого богатства не осталось ничего, кроме двухкомнатной квартиры в центре Москвы, где жила ее мать. Чтобы заработать на кусок хлеба, актриса не гнушалась никакой работы: колесила по всей стране с антрепризами, участвовала в разных телепроектах, даже снималась в рекламных роликах.

Этот поступок ей не простили коллеги по театральному цеху, заявив, что Ульянова продала свой талант. На голову бедной женщины обрушилась волна критики и ругани, а ведь она всего лишь хотела хоть на какое-то время забыть о нужде. Нужно заметить, что, несмотря на все беды, Инна всегда отлично выглядела: макияж, сложная прическа, недорогая, но подобранная со вкусом одежда. На лице неизменная улыбка: «У меня все отлично!» Актриса любила распускать слухи про свои романы — то с иностранцами, то с известными актерами. Эта игра ввела в заблуждение многих коллег и знакомых Ульяновой, которые могли бы в трудный момент протянуть ей руку помощи.

Вскоре судьба вновь нанесла удар: единственный близкий человек, Иннина мать, заболела старческим слабоумием. Актрисе пришлось забрать ее в свою однокомнатную квартиру. Денег едва хватало на лекарства, а оплатить сиделку было не на что. Между тем Ульяновой каждый день нужно было бежать в театр на репетиции, улетать на гастроли. Бросить работу для нее было смерти подобно. Сначала она пыталась оставлять мать дома одну, но это могло привести к трагедии: один раз пожилая женщина не завернула кран и залила соседей, второй раз забыла выключить газ. Ее мать жила в своем, каком-то иллюзорном мире. Тщетными оказывались попытки Инны объяснить, что больше нет той страны, где ее папа был большим начальником, да и отца уже давно нет. Что они остались одни, без прислуги, выполнявшей работу по дому, без пачек банкнот в серванте. А мама в минуты просветления требовала то колечко новое с бриллиантом купить, то черной икорки… Усталая, вымотанная физически и морально Инна поняла, что больше так жить не может. Ее собственное здоровье подводило все чаще: пошаливали печень и сердце, но позволить себе обследование в клинике Ульянова не могла. Решение далось нелегко, и все же она отправила мать в интернат для престарелых.

Инна УльяноваТо ли муки совести, то ли боль от одиночества заставили актрису ступить на скользкую дорожку. Она отправилась в магазин за бутылкой водки и колбасой на закуску. Раз, второй, третий. Пила одна, на кухне в своей квартире. Подруг у нее было мало, с родными она не общалась: обеспеченные родители бедных родственников не привечали. За плечами Инны был один короткий и неудачный брак, вспоминать о котором Ульянова не любила. Детей она никогда не хотела — часто говорила знакомым: «Мне не нужна семья! Стирать чужие носки и вытирать слюни — не для меня…»

В плену зеленого змея

Первое время свою тягу к алкоголю Ульяновой удавалось скрывать. Коллеги по театру не догадывались, что актриса пьет запоями. А вот когда ролей, а с ними и денег стало совсем мало, Инна, что называется, сорвалась с катушек. Она перестала за собой следить, ходила в рванье, забывала мыться — актрису видели грязной, дурно пахнущей, мотающейся из стороны в сторону. Квартира актрисы представляла собой жалкое зрелище: никаких ценных вещей в ней не осталось, обои давно оборвались, а бетонные стены в прихожей и на кухне были покрыты вмятинами. Говорят, что актриса всегда держала в прихожей молоток и иногда пускала его в ход, защищаясь от «непрошеных гостей» — ее мучили галлюцинации.

Вахтер из подъезда Ульяновой рассказывает, что однажды вечером пожилая актриса прибежала абсолютно голой и просила помощи: якобы в собственной квартире она обнаружила троих мужчин — одного в шкафу и двоих под кроватью. Однако после проверки там никого не оказалось. Актриса загремела в психушку с диагнозом алкогольный галлюциноз, органическое поражение головного мозга. Одни уверяли, что Ульянова стала жертвой наследственного заболевания, повторив путь своей матери. Вторые считали, что она допилась до белой горячки. Третьи подозревали, что актрису спаивали намеренно — в последние годы ее жизни в квартире Ульяновой часто видели подозрительных молодых людей.

Соседи, как могли, поддерживали бывшую актрису. Кто-то приносил ей еды, кто-то помогал прибраться в квартире. Постепенно к странностям пожилой женщины все привыкли и замечать их перестали. 70-летняя актриса даже после тяжелой операции отказалась оставаться в больнице: подписала отказ и отправилась домой. В последние месяцы жизни она практически не выходила из дома, но иногда просила соседку купить ей бутылку водки и закуску.

Когда ее никто не видел примерно неделю, все спохватились. Вызвали скорую и милицию, вскрыли дверь. Актрису обнаружили на полу со слабым пульсом, без сознания. Она скончалась по дороге в больницу. Врачи озвучили диагноз: цирроз печени. Впоследствии подруги Ульяновой пытались обелить имя актрисы, уверяя, что на самом деле она не пила ни грамма, а последний год своей жизни боролась с онкологией, говорить о которой всем якобы запретила.

Битва за наследство

Инну Ивановну Ульянову похоронили на Ваганьковском кладбище Москвы. Церемония была очень скромной, даже без траурной музыки, народу пришло мало. Зато через некоторое время разгорелся громкий скандал. Причиной его стало наследство актрисы — две столичные квартиры. На них претендовали дальние родственники Ульяновой — они даже вовремя подсуетились и забрали к себе ее больную мать, интересы которой якобы представляли.

Каково же было их удивление, когда объявилась другая наследница. Ею стала молодая девушка Марина, которая часто появлялась в квартире актрисы и представлялась то ее подругой, то племянницей. Наследница даже представила официальное завещание с подписью актрисы, составленное за четыре года до ее смерти. Марина уверяла, что все было честно, она никого не обманывала: в обмен на квартиру помогала престарелой актрисе — покупала продукты, мыла полы, подвозила до театра или поликлиники. А вот внучатая племянница Анна, также претендующая на немалое наследство, при жизни Ульяновой даже не была с ней знакома.

Выяснять отношения наследники отправились в суд. Процесс тянулся довольно долго, за ним пристально следила желтая пресса. Такой популярности имя Инны Ульяновой не удостаивалось даже на пике славы. В итоге все решилось мировым соглашением между сторонами. Анне досталась элитная квартира, а Марине — денежная компенсация. Обе охотницы за богатством остались довольны. Жаль, что при жизни Инна Ивановна не пользовалась у них таким вниманием — если бы они позвонили и пришли навестить ее за несколько дней до смерти, актриса осталась бы в живых.

Елена ПЕТРОВА

«В любви я Эйнштейн!»

Любимой работой самой Ульяновой были не «Покровские ворота», а «Семнадцать мгновений весны», хотя ее имя даже не упомянуто в Титрах. Актриса сыграла там пьяную даму с лисьим воротником, которая пристает к Штирлицу в баре и произносит ставшую крылатой фразу: «В любви я Эйнштейн!»



,   Рубрика: Как уходили великие

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:58. Время генерации:0,237 сек. Потребление памяти:8.68 mb