Историческое семейство

Автор: Maks Янв 17, 2020

Во второй половине XIX века все большую роль в жизни страны стали играть разночинцы. Скажем, семья Соловьевых — известный историк, а также его сыновья и дочери — оставила заметный след в науке, литературе и искусстве.

На службе Клио

Соловьевы были довольно типичной семьей разночинцев, выслуживших потомственное дворянство в эпоху, когда сам по себе дворянский титул не был уже особенно интересен. Мало кому был интересен и Закон Божий, преподаваемый Михаилом Васильевичем Соловьевым (1791-1861) в Московском коммерческом училище. Россия входила в эпоху капитализма, где все решали деньги.

Елена Ивановна Шатрова, супруга Михаила Васильевича, была дочерью мелкого чиновника, хотя ее дядя — отец Авраам (в миру — Алексей Шумилин) — пошел по духовной линии и стал архиепископом Ярославским и Ростовским.


Рассчитывая, вероятно, на помощь высокопоставленного иерарха, родители определили своего появившегося на свет в 1820 году сына Сергея в Московское духовное училище. Но поскольку светским наукам там учили слабо, соответствующие предметы ему предстояло проходить в том же коммерческом училище, где преподавал отец.

Впрочем, до 13 лет мальчик вообще учился дома, самостоятельно прочитав «Историю государства Российского» Николая Карамзина, после чего твердо решил служить музе истории Клио. Отец спорить не стал, переведя его в 1-ю Московскую гимназию, откуда была прямая дорога на историко-филологическое отделение Московского университета.

Подрабатывая частными уроками, Сергей Соловьев окончил университетский курс, а затем устроился домашним учителем в семью графа Сергея Строганова, с которой совершил путешествие за границу. Вернувшись, защитил сначала магистерскую, а потом докторскую диссертацию, после чего засел за собственную 29-томную «Историю России с древнейших времен».

Этот титанический труд можно смело назвать научным подвигом. Чуть ли не ежедневно Сергей Михайлович работал в архиве, причем не сидя, а стоя на одном и том же месте. Рассказывают, что в каменном полу появились вмятины от его каблуков.

Помимо научной и общественной работы, Соловьев преподавал историю великим князьям, включая будущего императора Александра III.

Семь лет, с 1871-го по 1877-й, Сергей Михайлович был ректором университета, но ушел с должности, когда понял, что не может противостоять попыткам властей ограничить университетскую автономию. Через два года он скончался, доведя свою «Историю» до Кючук-Кайнарджийского мира с Турцией (1774).

Соловьев был более глубоким исследователем, чем Карамзин. Его интересовали не только княжеские «разборки», но и экономические, социальные, географические факторы. И тезис о благодетельности для Россия только самодержавной формы правления он отнюдь не отстаивал. Впрочем, фундамент государственной идеологии Соловьев тоже не подрывал, так что вплоть до революции 1917 года его «История» считалась как бы главным официальным трудом по истории Отечества. И даже либеральная интеллигенция с этим не спорила, тем более что историк по своим взглядам был гораздо ближе к западникам, чем к славянофилам и почвенникам.

Споры о теософии

Сергей СоловьёвСупруга Сергея Михайловича — Поликсена Владимировна — принадлежала к дворянской семье, носившей ту же фамилию, что и царствующая династия — Романовы.

Правда, происхождение этой семьи было гораздо скромнее, поскольку ее генеалогические корни тянулись от польской шляхты и мало-российской казачьей старшины.

Поликсена Владимировна родила 12 детей, четверо из которых умерли в младенчестве.

Старший сын Всеволод (1849-1903) учился в немецком пансионе Циммермана, функционировавшем при Московской реформатской церкви. По окончании юридического факультета Университета он поступил во II Отделение собственной его императорского величества канцелярии. Сотрудники II Отделения — в отличие от Третьего — государственных преступников не ловили, занимаясь унификацией законов и вообще всем подряд. Всеволод Сергеевич, например, возглавил комиссию по устройству народных чтений.

Работой он перегружен, видимо, не был, поэтому на досуге начал писать сначала статьи, а потом исторические романы.

Первая его крупная вещь — историческая повесть «Княжна Острожская» — в 1876 году была напечатана в «Ниве», самом массовом журнале империи. Вскоре из-под пера Соловьева вышел целый эпос о пяти поколениях дворянского рода Горбатовых — от 1780-х годов до времен Александра II.

У Всеволода Сергеевича был роман с фрейлиной Юстиной Глинкой — дочерью российского посланника в Лиссабоне. Сблизились они в Париже. Юстина привила ему интерес к теософии и познакомила с Еленой Блаватской. Однако разочарование в официальном православии сменилось еще большим разочарованием в теософии.

Вернувшись в Петербург, Соловьев вместе с Петром Гнедичем основал журнал «Север», который сначала имел успех, но потом перешел к другим владельцам. Всеволод Сергеевич снова вернулся к беллетристике и в новых романах проехался по масонам.

Развенчанию Блаватской он посвятил отдельную книгу — «Великая жрица Изиды». После этого бурно полемизировал с ее сестрой, тоже известной писательницей Верой Желиховской. В общем, Соловьев снова вернулся к православию, причем в его фундаментально-монархическом варианте от Иоанна Кронштадтского, с которым в последние годы жизни виделся почти ежедневно.

Скончался Всеволод Сергеевич в 1903 году, но и после смерти его произведения часто переиздавались, вплоть до революции 1917 года. В рамки советской идеологии Соловьев не вписывался, так что новый пик интереса к его творчеству пришелся уже на времена Перестройки.

Философ со скипидаром

Еще один сын историка — Владимир Соловьев (1853-1900) по известности даже превзошел отца. Он считается одним из величайших русских философов.

Его учение представляет собой одно из направлений экуменизма (идеология всехристианского единства), сдобренного теософией и рассуждениями о Софии как космическом существе, объединяющим мир с Богом. София, между прочим, впервые явилась ему вскоре после окончания университета, когда в поезде Москва — Харьков он закрутил роман со случайной попутчицей.

А во время русско-турецкой войны 1877-1878 годов Владимир Сергеевич испытал прилив патриотических чувств, хотя на фронт не уехал. Тогда же у него был роман с Софьей Бахметевой, которая стала его музой, но выйти замуж предпочла за поэта и дипломата Михаила Хитрова. Также Соловьев отметился романом со своей двоюродной сестрой Екатериной Романовой (в замужестве — Селениной), писаной красавицей.

В 1881 году, написав Александру III письмо, в котором призывал помиловать убийц Царя-Освободителя, Владимир Сергеевич ушел из университета. Семьи так и не создал, живя по родственникам и знакомым.

У философа Соловьева было много странностей. Но особенно удивляет его приверженность к скипидару. Привычка опрыскивать этим препаратом жилье, руки и одежду могла ~ наряду с постом и напряженной работой способствовать его сравнительно ранней кончине. Он умер в 47-летнем возрасте.

Горе от ума

Михаил Сергеевич Соловьев (1862-1903) был единомышленником своего брата-философа, издателем и популяризатором его сочинений. Михаил женился на художнице Ольге Коваленской. Она была старше его на шесть лет, что очень не нравилось родственникам, которые не смогли, однако, помешать этому браку.

Супруги жили в «Профессорском доме» на Арбате, 55, и держали нечто вроде литературного салона. Этажом ниже жила семья профессора Николая Бугаева, в том числе его сын Борис — будущий поэт Андрей Белый. В мемуарах он писал, что Соловьевы «формировали мою жизнь», направив ее по стезе литературного творчества.

Сам Михаил Сергеевич преподавал историю и географию в одной из московских гимназий. Переводил с латыни и древнегреческого труды античных и христианских мыслителей.

Умер он в 40 лет от последствий пневмонии. Супруга застрелилась через две минуты после его смерти.

Их сыну Сергею было в то время 18 лет. В юности он дружил с Андреем Белым и Александром Блоком (своим троюродным братом по матери). Писал стихи. Владел сожженной в годы революции подмосковной усадьбой Дедово.

В 1912 году Сергей Михайлович женился на представительнице другого известного рода — Татьяне Тургеневой.

Духовные поиски привели его к русским католикам восточного обряда, то есть перешедшим в католичество православным. В 1923 году он возглавил их московскую общину, а спустя восемь лет был арестован и сошел с ума. Остаток жизни он провел в психиатрических лечебницах. Умер в 1942 году в Казани.

Две сестры

Две дочери Сергея Соловьева (того, который историк) вышли замуж за его коллег и учеников.

Избранником старшей дочери Веры (1850-1921) стал Нил Александрович Попов. Он был на 17 лет ее старше. По отзыву современника, «брак Веры Сергеевны был основан не на романтическом увлечении, а на чувствах уважения и долга. Супружество было весьма счастливое… У Поповых было четверо детей: сын и три дочери».

Сам Попов, сын провинциального учителя, пробился наверх благодаря таланту и трудолюбию. Специализировался на истории западных и южных славян. Разобрал и систематизировал архив своего тестя. Умер в 1891 году. Выступавший на похоронах историк Василий Ключевский назвал его «одним из последних представителей лучших времен Московского университета». Вера Сергеевна пережила мужа на 30 лет.

Советская власть катком проехалась по семье другой дочери историка Соловьева — Марии Сергеевны (1863-1919).

Ее супругом стал Павел Владимирович Безобразов — сын известного экономиста, преподававшего политэкономию и международное право в Александровском лицее и удостоенного в конце жизни звания сенатора.

Сам же Павел Владимирович специализировался на истории Византии и Палестины. Мария Сергеевна писала детские книги. В браке родились три дочери.

Большую часть времени семья проживала на Украине, бывая в Москве и Петербурге только наездами. Однако революция застала их именно в Первопрестольной, откуда семья так и не смогла выбраться. Мемуаристка Елена Лопатина писала: «Грустнее всех, казалось, была судьба Марии Сергеевны Безобразовой. Когда большевизм окончательно разметал нас, старшая ее девочка, заболевшая психически, умерла. Муж — тоже, а она с двумя младшими дочерьми пропала без вести. Был слух, что и она умерла».

Датой смерти Павла Владимировича считается 1918-й, Марии Сергеевны — 1919-й.

Под именем Аллегро

Из дочерей историка больше других прославилась младшая — Поликсена Сергеевна Соловьева (1867-1924), выступавшая как поэтесса, переводчица и художница под псевдонимом Аллегро.

Стихи она начала писать в пять лет, как только освоила грамоту. Когда ей исполнилось 18, их даже напечатали в журнале «Нива», но Поликсена не придала этому особого значения. Она считала себя прежде всего художницей и занималась в Школе живописи, ваяния и зодчества.

Позже поэты-символисты все же втянули Поликсену в свой кружок, не столько за хорошие стихи, сколько из почтения к брату-философу, который был для них в некотором смысле учителем.

Правда, со временем Валерий Брюсов, а затем и Александр Блок стали отзываться о ее творчестве более скептически, и Аллегро решила поискать себя на ниве детской литературы. Свои книги и книги коллег по издательству «Тропинка» она иллюстрировала сама и действительно снискала признание среди профессиональных художников.

Хотя литературные и художественные произведения Аллегро созданы в дидактично-христианском духе, она любила эпатировать публику, щеголяя в мужском костюме и сожительствуя с другой детской писательницей и партнершей по «Тропинке» Наталией Манасеиной.

В годы Первой мировой и Гражданской войны подруги жили в Крыму, в Коктебеле, где Поликсена работала библиотекарем и читала лекции. Марина Цветаева писала о ней и ее спутнице: «Вокруг них была пустота, более пустая, чем вокруг состарившейся бездетной «нормальной» пары, пустота более отчуждающая, более опустошающая…».

В декабре 1923 года подруги вернулись в Москву, где через несколько месяцев Поликсена скончалась после неудачной операции. Похоронили ее на кладбище Новодевичьего монастыря, рядом с отцом и братьями — Всеволодом и Владимиром.

Дмитрий МИТЮРИН



  Рубрика: Династии

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:59. Время генерации:0,585 сек. Потребление памяти:10.32 mb