История одного портрета

Автор: Maks Апр 24, 2019

Немногие известные полководцы удостаивались чести быть запечатленными на конных портретах. А уж прекрасных воительниц так вообще никто не рисовал.

Дворянке Альбертине д’Эрнекур де Сен-Бальмон повезло — французский художник Клод Деруэ в 1646 году изобразил ее в образе воительницы. Живописец сохранил для потомков не только облик «Христианской амазонки», как прозвали ее современники, но и ее героические деяния.

В жизни пригодится

Альбертина родилась 14 мая 1607 года в фамильном замке Ля-Невилль-ан-Верденуа в Лотарингии. Ее отец, Симон д’Эрнекур, и мать, Маргарита Усс де Ватронвилль, были слишком заняты, чтобы заниматься ее воспитанием. Семейный бизнес — торговля кожей — приносил им неплохие доходы, и важно было не упустить момент. Появление на свет младшего брата Альбертины Николаса обрадовало отца, который обрел наследника. Однако мальчик вскоре умер, и расстроенный д’Эрнекур перестали обращать внимание на дочь, перепоручив ее заботам сестры мадам д’Этрепи.

Тетушка-баронесса дала ей неплохое образование.

— Это тебе очень пригодится в жизни, дорогая, — сказала баронесса, — ты слишком маленькая, а эти навыки сделают тебя заметной для мужчин.

Едва девице исполнилось шестнадцать, отец поспешил выдать ее замуж за Жан-Жака де Арокура, сеньора де Сен-Бальмона, представителя древнего дворянского рода. Зять был любимчиком Карла IV, герцога Лотарингского, который доверил Сен-Бальмону командование пехотным полком своей армии. Так что при отсутствии финансов де Арокур имел реальную военную силу, что во Франции XVII века было весьма важно.

Отец даже закрыл глаза на то, что молодым пришлось жить у невесты, в их фамильном замке. Однако чтобы зять не промотал приданое Альбертины, д’Эрнекур поставил условие, что финансами будет распоряжаться только дочь.

Чтобы избежать позора и судебных разбирательств, юная жена сразу же погасила все долги супруга. Но особой благодарности от него за это она не дождалась. Дело в том, что у сеньора Сен-Бальмона было лишь две страсти в жизни — лошади и война. Маленькая простушка Альбертина не вызывала у него пылких чувств.

Припомнив уроки мудрой тетушки, молодая жена стала выезжать вместе с супругом на конные прогулки и однажды упросила его взять с собой на охоту. Де Арокур, увидев, как неплохо Альбертина держится в седле и стреляет, взглянул на супругу по-иному. Муж стал обучать ее кавалерийским премудростям. Способная ученица научилась на лошади брать барьер и на всем скаку попадать из аркебузы в голову куклы на расстоянии 30 шагов.

В 1630 году у них родился сын, имя которого история не сохранила, а спустя еще год — дочь Мари-Клод.

Когда пришли враги

Альбертина де Сен-БальмонВ XVII веке Лотарингия была самостоятельным герцогством, и ее правитель Карл IV вел политику, отличавшуюся от политики короля Франции Людовика XIII. Вообще-то в детстве и тот и другой дружили, но затем политика развела их по разные стороны баррикад. Герцог тайно поддерживал противников кардинала Ришельё, а Людовик стремился покорить слишком суверенную Лотарингию по возможности бескровно. И такой шанс ему вскоре предоставился…

В 1631 году, в ходе Тридцатилетней войны, шведы нападали на Германию, и Карл IV, будучи союзником немцев, отправил свою армию к ним на выручку. Через год, вместе со своим полком, убыл на войну и де Арокур. В одном из сражений лотарингцы потерпели поражение, а он попал в плен. Супруге пришлось заплатить за него большой выкуп.

Помимо внутренних разбирательств, Франция в 1635 году ввязалась в войну с Испанией. Год спустя под стенами замка Ля-Невилль-ан-Верденуа появились испанские солдаты.

Когда испанцы узнали, что в замке нет хозяина, ушедшего на войну, они подошли к воротам замка, потребовав их открыть. В противном случае они пообещали взять замок штурмом. Каково же было их удивление, когда им тонким голосом отказал маленький сердитый господин, назвавшийся шевалье де Сен-Бальмоном. Захватчики бросились на штурм, и первые, самые смелые из них, полегли под залпом аркебуз. Противник отступил, подготовился и двинулся в атаку уже по всем правилам военной науки.

Но эти правила знал и «шевалье де Сен-Бальмон», точнее, мадам Альбертина. Она помнила уроки военного дела, данные ей мужем, и успела обучить оставшихся в замке слуг стрельбе. Сама будучи искусным стрелком, она лично отстреливала наиболее активных испанцев. А когда нападавшие смешались, то Альбертина повела свое маленькое войско на вылазку. Это окончательно сломило боевой дух врага, в панике бежавшего от стен замка.

…Слуги, громко крича, торжествовали, а служанки перевязывали госпожу, которая во время боя получила пять ран.

Защитница и спасительница

После того как храбрая Альбертина спасла замок от врага, она решила набрать отряд и изгнать из своих владений всех пришельцев. А их тогда было немало: помимо испанцев, были французские дезертиры, шведские и хорватские наемники. Они отличались друг от друга внешностью, языком и вооружением, но были схожи в одном — в желании грабить, убивать, насиловать.

Понимая, что в открытых сражениях с этими закаленными в боях воинами ее армии не победить, Альбертина стала нападать на противника по ночам, используя засады и ловушки, атакуя превосходящими силами. Эта тактика принесла ей успех, и она за семь лет командования отрядом не проиграла ни одного сражения. К ней потянулись жители окрестных земель: одни — с просьбой о помощи, другие хотели воевать под ее началом. Но настоящую славу ей принесло спасение от мародеров святыни — статуи Девы Марии в часовне Нотр-Дам-де-Бенуа-Во.

О лихих делах Альбертины услышал король и послал ей предложение — возглавить роту в одном из полков его армии. Мадам де Сен-Бальмон отказалась: она трезво оценивала свои полководческие способности. К тому же ей не хотелось оставлять без присмотра детей и поместье. Да и зная, что ее муж служит герцогу Лотарингскому, она не желала вставать под знамена короля Людовика.

В периоды затишья храбрая воительница возвращалась к мирным делам и вела расстроенное войной хозяйство. Когда в округе вспыхнула эпидемия чумы (по другим данным — тифа), Альбертина приложила немало сил, чтобы справиться с этой напастью. Однако коварная болезнь в 1644 году унесла жизнь четырнадцатилетнего сына. Вторым ударом для нее стало известие о гибели мужа в бою под германским городом Меродом. Душевных сил у Альбертины становилось все меньше. А тут еще и королева Анна Австрийская, ставшая после смерти Людовика регентом королевства, запретила женщинам носить мужскую одежду, и «шевалье де Сен-Бальмон» прекратил свое существование.

Смерть близких Альбертина восприняла как знак свыше. Выдав замуж дочь, в начале 1650-х годов она удалилась в монастырь Бар-ле Дюке. Отчасти этому способствовало то, что ее поместье захватил новый правитель Лотарингии — Анри де ла Ферте-Сеннетер. Этот человек знал, что при королевском дворе Альбертина популярностью не пользовалась, а герцог Карл был лишен власти в своих владениях. Так что жаловаться ей было некому.

Она скончалась в монастыре 22 мая 1660 года. Ее могила находится на старинном кладбище возле церкви в Ля-Невилле-ан-Верденуа.

Олег ТАРАН



,   Рубрика: Женщина в истории

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:61. Время генерации:0,168 сек. Потребление памяти:8.28 mb