Эфиопская губерния

Автор: Maks Дек 9, 2018

Когда европейские страны делили мир на колониальные владения, Россия стояла в стороне. Со своей бы территорией разобраться. Империя предпочитала иметь не вассалов, а союзников, по возможности — во всех частях света, в том числе и на Африканском континенте.

К концу XIX века процесс раздела Африки европейскими государствами был практически завершен. В числе немногих африканских стран колонизации пока удавалось избегать и Абиссинии (Эфиопии). И вот ее правитель, негус (император) Йоханныс IV, на которого одновременно давили арабы, итальянцы и якобы дружественно настроенные англичане, решился на смелый ход. Он обратил свой сиятельный взор на Россию. Северная империя в то время являлась непримиримым врагом империи османов, с которой у Эфиопии отношения тоже не ладились, а как известно, враг моего врага вполне может стать другом.

Большие планы

Богатая христианская Эфиопия всегда влекла к себе разного рода авантюристов, ловко маскировавших тягу к золоту заботой о единоверцах. Одним из таких «народных дипломатов» был вольный казак (так он представлялся) Николай Ашинов. В 1883-м с группой казаков он появился в жаркой Абиссинии и, представляясь посланником русского царя, сумел буквально очаровать негуса Йоханныса IV. По некоторым данным, речь шла ни много ни мало о братском союзе двух христианских империй, чуть ли не вплоть до их территориального объединения. Россия должна была защищать Эфиопию от европейцев и арабов, а Эфиопия — нежно любить своего защитника. Потому как иную пользу получить от нее в то время было просто нереально. Заручившись полным одобрением негуса, Ашинов отбыл в Россию — наводить мосты дружбы.

Однако в Петербурге он не то сам, не то по подсказке сведущих людей обороты несколько сбавил. Речь об объединении империй уже не шла — во всяком случае, прилюдно. От имени Йоханныса IV Ашинов предлагал Российской империи всего лишь поучаствовать в судьбе христианства в Эфиопии. А для начала — поддержать русскую миссию, «Новую Москву», якобы уже основанную им на землях негуса силами казаков и православных священнослужителей. Ашинов охотно давал интервью, и новость о грядущем приращении Российской империи «Эфиопской губернией» некоторое время была на первых полосах всех газет.

Идею поддержали обер-прокурор Святейшего синода Константин Победоносцев и целый ряд влиятельных церковных деятелей. Затем проект был представлен Александру III и получил его одобрение.

Началась подготовка новой экспедиции. Ашинову выдали деньги, а также оружие и боеприпасы с казенных складов.

Его соратник, архимандрит Паисий, собирал священников, которые должны были стать духовными проводниками православия в Эфиопии.

Но вскоре двое казаков из числа сопровождавших его в первом путешествии явились в русское посольство в Константинополе. Они обвинили Ашинова в том, что он просто бросил своих спутников на произвол судьбы. Заодно выяснилось, что никакой «Новой Москвы» в Эфиопии нет. Узнав об этом, Александр III, мягко говоря, расстроился. И запретил оказывать какую-либо помощь экспедиции Ашинова и Паисия. Но саму экспедицию самодержец не отменил. Мудрый был человек: получится — хорошо, не получится — не жалко.

Казаки-миссионеры

А Николай Ашинов и не собирался сдаваться. В 1889 году он со товарищи, уже на свой страх и риск, добрался до Африки. Но… миссионеры допустили ошибку. Ашинов и его спутники взяли под свой контроль крепость Сагалло, которая, несмотря на сильные разрушения, была единственным укреплением в этих местах и позволяла контролировать значительную территорию. А вот это сильно не понравилось французам. Они предложили незваным гостям убираться восвояси, но Ашинов выполнить эти требования отказался. Закончилось все предсказуемо. В феврале 1889 года разгорелся локальный военный конфликт, во время которого русские священники вместе с получившим ранение Ашиновым попали во французский плен. Часть казаков, прорвавшись с боем, ушла на территорию Египта и спустя некоторое время самостоятельно вернулась на родину. В конце концов, депортировали в Россию и остальных участников экспедиции.

А в начале марта 1889 года в битве у Метеммы погиб Йоханныс IV, император Эфиопии, лелеявший, возможно, мысль об объединении с Россией. Больше подобных мечтателей на эфиопском троне не было.

Александр III приказал отправить Ашинова в ссылку на 3 года, а Паисия сослали в отдаленный монастырь. Так и закончилась история «Эфиопской губернии».

Сергей УРАНОВ



, ,   Рубрика: Версия

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:61. Время генерации:1,051 сек. Потребление памяти:10.68 mb