Юмор под острым углом

Автор: Maks Сен 20, 2020

«Оба-на!», как утверждают словари, в переводе с разговорного языка на литературный означает «Вот это да!». Именно так — со смесью удивления и восторга — новую программу и восприняли зрители телеканала ОРТ в 1990 году. Фирменная клетка на заставке, острые шутки и убойные пародии…

Тогда, в начале 90-х, проблем со свободой слова не было, зато были везде и всюду пустые прилавки и длинные очереди. Юмор по этому поводу мог бы разозлить, даже показаться издевкой, но вышло ровным счетом наоборот — «клетчатая» передача своим первым же скетчем-стебом «Похороны еды» всех рассмешила до коликов.

Анекдоты вместо скорби

«Оба-на!» выросла из актерских капустников. Молодые артисты — Игорь Угольников, Валдис Пельш, Евгений Воскресенский, Алексей Кортнев — устраивали их в московском Доме актера. На один из таких вечеров пришел как-то основатель телекомпании ATV («Авторское телевидение») Анатолий Малкин. Увидев актерские импровизации, он предложил юмористам все свое веселье перенести на телеэкран. Одновременно Влад Листьев позвал Угольникова ведущим в капитал-шоу «Поле чудес» (это было еще до Якубовича), но Игорь сделал выбор в пользу программы «Оба-на!», которая вскоре стала первым лауреатом премии «Золотой Остап».

Сначала сочиняли шутки, придумывали сценки и юморили на экране все вместе — Угольников, Денисов, Кортнев и Пельш. Потом еще жару добавили Николай Фоменко с Евгением Воскресенским. Творческая команда решила, что запретных тем больше нет и смеяться можно над чем только душе угодно — от государственных переворотов до похорон генсеков и гимна страны.

Шутки ведущих производили фурор, улицы пустели, все прилипали к телеэкранам. Если раньше даже сам факт смерти Брежнева (в 1982 году) скрывался почти сутки, и народ только думал да гадал, почему с экранов вдруг исчезли развлекательные передачи, то в разудалой «Оба-на!» скорбь заменили анекдоты. Пожилые генсеки (Брежнев, Андропов, Черненко) теперь звались «советскими динозаврами», а их торжественные похороны — «гонками на лафетах». Старой гвардии зрителей такое не нравилось, особенно про Леонида Ильича. Ведь он руководил страной без малого восемнадцать лет, и для многих скорбь по нему была искренней. А уж когда замелькали остроты в духе «застой-отстой», старики и вовсе загрустили.

Словом, если сюжет «Похороны еды», символизирующий продуктовый дефицит в стране, «проглотили» большинство зрителей, то на пародийный клип «Гимн СССР» уже многие морщились… Правда, быстро утешились хохмами по поводу заседаний Думы и речей политиканов. Не утешались лишь теленачальники. Не раз и не два они пытались программу закрыть, но она била рейтинги и привлекала на канал рекламу.

«Меня победили ублюдки»

Юмористическое шоу «Оба-на!»С рекламой случались и казусы. Ну, например, как-то производитель детского питания Bledina не дал себе труда выяснить, как звучит название марки на русском языке, а рекламу доверил актерам из шоу «Оба-на!». Ролик взорвал эфир! В студии «папа» Игорь Угольников баюкает запеленатого Николая Фоменко, тот хнычет, а «папа» спрашивает, чего же ему надо. «Бледину!» — вопит «младенец», а голос за кадром поясняет, что «Блединой» вскормлен весь мир… В результате детское питание Bledina переименовали в более благозвучную для русского уха «Малютку»… Но и юмор «ниже пояса» уже не спасал, рейтинги падали…

К 1992 году все, с кем Угольников начинал, из шоу ушли. Игорь переименовал его из просто «Оба-на!» на «Оба-на! Угол-шоу!» и стал его вести в одиночку. Зрители шутили, что два восклицательных знака в названии радости им не добавили, а совсем наоборот — программа стала менее острой и уже не такой интересной. Новое имя не прижилось, «Оба-на! Угол-шоу» для зрителей так «Обаной» и осталась! А сам автор свое «любимое детище», закрывшееся в 1995 году, всегда вспоминал как лучшие годы жизни. «Когда-то Влад Листьев бегал по Останкино, размахивал кассетой и кричал: «Пошли смотреть, Угол новую программу принес!» Тогда это ценилось, я был счастлив, старался работать что есть мочи…» — вспоминал Угольников.

Все верно: «Оба-на!» и в самом деле была его взлетом. А более поздние проекты — «Добрый вечер с Игорем Угольниковым» и «Доктор Угол» — в 1997 году были вытеснены из эфира модными тогда реалити-шоу, ориентированными, как говорил экс-ведущий, «на обывательский интерес к грязному белью, подсматриванию в замочную скважину, как будто телевидение смотрят ублюдки»… Ведущий с жаром объяснял журналистам, почему закрыли его программы:

«..Эти ублюдки меня победили. Рейтинги и доли «Доброго вечера», на которые только и смотрит начальство каналов, были значительно ниже… Но зрителю нравилось. Значит, я со своим интеллектуальным юмором и попыткой заставить людей улыбаться, а не ржать, как ненормальных, не нужен». Правда, не очень понятно, «ублюдки» по какую сторону экрана — в телевизоре или вне его на диване дома сидят? А может, и те и другие? Обидно даже как-то слышать такое…

Тем более что Игорь Станиславович вполне самореализовался. В 2004-2008 годах он — гендиректор сатирического журнала «Фитиль»; с 2006 года председатель в Телерадиовещательной организации Союзного Государства России и Белоруссии; с 2012-го — актер и режиссер Театра сатиры. Параллельно генпродюсер кинофильмов «Брестская крепость» (2010 год) и «Батальонъ» (2014 год). Угольников также член Академии российского телевидения и международной телерадиоакадемии (IATR), президент «ТЭФИ Бессмертный полк», председатель совета директоров «ТВБРИКС», директор Дома кино… Словом, как говорят в народе, пошел на повышение… И в личном плане человек вполне благополучный.

Живет с семьей на Рублевке. Не где-то там с краюшку, а в самой «Жуковке». С женой Аллой счастлив: «Мы каждый день как будто только что познакомились. Я бы желал, чтобы все люди на Земле жили так, как мы. Хотя и у меня есть масса проблем, но, по сути, я очень счастлив… Мы с Аллой стараемся вдвоем проводить время. Очень любим юг Франции, который знаем лучше, чем Москву…»

Сторонник здорового образа жизни, Угольников курить бросил, питается правильно: «Я ем симбиоз французской и японско-китайской кухонь. Нет ничего вреднее русской кухни: водка, селедка, огурец, пельмени, мясо с картошкой. От такой пищи только уныние наступает».

Телепауза вот-вот закончится?

Уныние, наверно, все-таки не от пельменей бывает. Игорь Станиславович раньше говорил о них с теплотой и даже с ностальгией. «Мы очень сильно дружили с Владом Листьевым. Где-то за месяц до его смерти он хотел, чтобы я стал его замом на ОРТ по развлекательному вещанию. Мы ели его любимые пельмени, и он говорил: «С утра до трех часов дня ты будешь делать свою программу, потом до вечера будешь моим замом, а ночью мы будем с тобой придумывать новые проекты». «А где окошко для моей личной жизни?» — спрашиваю я у него (Алла сидит рядом). А он: «Его не будет». И мы с Аллой абсолютно радостно на это соглашались…»

Словом, девяностые «с пельмешками» по-прежнему вспоминаются как самая счастливая пора жизни. «Мне повезло: я на телевидении начал работать во времена перестройки, путчей, серьезных политических коллизий. Я тот период называю эпическим временем. И тогда телеюмор был спасением от повседневных стрессов, которых сейчас поменьше. Но я искренне надеюсь, что моя затянувшаяся — десятилетняя — телепауза вот-вот закончится».

Это Игорь Станиславович говорил давно, но благодарные поклонники все равно его помнят и ждут. Ведь он веселил народ в самые тяжкие времена, став, по сути, частью молодости нескольких советских поколений, а такое не забывается…

Людмила МАКАРОВА

, , , , ,   Рубрика: Искусство и телевидение

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:45. Время генерации:0,330 сек. Потребление памяти:8.22 mb