Как вор стал героем

Автор: Maks Авг 18, 2019

В СССР получить обманным путем звание Героя Советского Союза было просто невозможно, а потому случай Владимира Голубенко, известного как Валентин Пургин, является единственным и уникальным.

Беглого вора-рецидивиста Владимира Голубенко, ставшего под чужой фамилией Героем Советского Союза и сотрудником «Комсомольской правды», невольно разоблачил его коллега, написав еще раз о нем в газете.

Лагерные «университеты»

Володя Голубенко родился в 1914 году на Урале в семье железнодорожника. Во время Гражданской войны его отца расстреляли белочехи, и мать одна растила пятерых детей. Мальчик рано начал воровать, а после четвертого класса бросил школу и в компании такой же малолетней шпаны промышлял карманными кражами на железной дороге.

Первый срок, пять лет лагерей за кражу, 19-летний Голубенко получил в 1933 году. В лагере он быстро стал своим у криминальных авторитетов и попутно освоил еще одну «специальность» — подделку документов. Володя так артистично сыграл роль исправившегося, что через два года за примерное поведение вышел на свободу. И начались его «гастроли» по Советскому Союзу. Голубенко переквалифицировался в мошенника. Обаятельный, компанейский, начитанный, несмотря на начальное образование, он умел расположить к себе людей и легко входил в доверие.


В 1937 году Голубенко снова попался и был осужден сразу по нескольким статьям — за кражу, подлог и мошенничество. Но в неволе пробыл недолго. По одной из версий, войдя в доверие к охранникам, бежал с этапа по пути в Дмитровлаг, по другой — бежал уже из лагеря. Важно, что он снова оказался на свободе, и первое, что сделал, обзавелся документами — украл в поезде у попутчика бумажник, в котором был паспорт на имя Валентина Петровича Пургина. И вот тут начинается неожиданный поворот в жизни мошенника.

Герой-фронтовик

Приехав в Свердловск, новоявленный Пургин (будем так теперь называть нашего «героя»), подделав документы, поступил в Военно-транспортную академию и устроился корреспондентом в местную газету «Путевка». Вскоре, заскучав в Свердловске, Пургин, изготовив поддельные характеристики с места работы и учебы и сочинив от имени начальника академии рекомендательное письмо, уехал в Москву.

В редакции московской газеты «Гудок» Пургин появился в образе героя, в военной форме, с орденом Красной Звезды на груди. Все это плюс его личное обаяние, отличные характеристики и рекомендации помогли ему устроиться на работу. Он окружил себя ореолом таинственности, намекал на большие связи в НКВД, внештатным сотрудником которого он якобы является. На вопросы, за что он награжден орденом, туманно отвечал, что не имеет права разглашать — это государственная тайна.

Вращаясь в столичных журналистских кругах, Пургин познакомился и подружился с корреспондентами газеты «Комсомольская правда», печатного органа ЦК ВЛКСМ, Могилевским и Аграновским. Вскоре они порекомендовали его Полетаеву, главному редактору издания. И вот Пургин уже работает в центральной газете, куда его приняли даже без обязательного для всех испытательного срока. Коллеги его немного побаиваются — ведь у него есть связи в НКВД! Вот только статей и очерков Пургин не пишет. Чаще всего, если не в отъезде, просто сидит в кабинете да изредка кропает маленькие заметки или отвечает на письма читателей. А его коллеги потом втихую правят опусы Пургина, прежде чем отдать на верстку. Но ему все прощалось. Ведь товарищ работает на НКВД, это главная его работа.

Владимир ГолубенкоКарьерный рост мошенника был стремительным — в марте 1939 года Пургин был уже заместителем заведующего военным отделом редакции.

Когда начались столкновения с Японией, Пургина командировали на Дальний Восток — в редакцию пришло распоряжение из наркомата обороны. Де-факто это была очередная фальшивка, состряпанная Пургиным.

Где он был на самом деле, неизвестно, но осенью в редакцию пришло извещение, что Пургин якобы ранен в бою и находится на излечении в госпитале. В Москву он вернулся с орденом Ленина. И документы на орден имелись. Вот только представление к награде написано от военной части, расквартированной в Белоруссии, а не на Дальнем Востоке. Но тогда никто не придал этому значения. Позже, после разоблачения и ареста Пургина, выяснилось, что наградные бланки и бланки извещений Пургин во время одной из командировок украл в штабе отдельной 39-й дивизии особого назначения в городе Гродно Белорусской ССР и сделал дубликат дивизионной печати. Типографское клише с выпиской из указа Президиума Верховного совета СССР получил, пользуясь служебным положением, в редакции газеты «Правда». Остальное было делом техники.

Выяснилось и происхождение его высоких наград — мать помогла. Пургин перевез ее в Москву и устроил ночной уборщицей — мыть кабинеты в здании Президиума Верховного совета СССР. Вот она по просьбе сына и прихватывала во время уборки из кабинета председателя ВС Михаила Калинина награды и бланки орденских книжек. Для подделки документов Пургин нанимал гравера. Но это было много позже, а тогда, после его возвращения с Дальнего Востока, 5 декабря 1939 года в «Комсомольской правде» вышел восторженный очерк о герое Валентине Пургине.

На вершине славы

В конце того же года Пургин, подделав рекомендации от старых большевиков, стал кандидатом в члены ВКП(б).

В январе 1940 года в редакцию пришло письмо на бланке отдельной 39-й дивизии с указанием направить Пургина для выполнения спецзадания в Ленинград. А в случае его невозврата через три месяца считать слушателем Транспортной академии. Против такой командировки возразил только начальник отдела кадров, но ему отсоветовали посылать запрос в дивизию.

На самом деле Пургин никуда не уехал из Москвы, а вместе с приятелями-журналистами пропивал командировочные. В апреле он якобы вернулся с советско-финской войны, и опять с орденом Ленина! Но этого ему уже казалось мало. Тщеславие било ключом, и Пургин решил стать Героем Советского Союза. Не исключено, что он уже и сам поверил в свою выдуманную героическую биографию.

В марте 1940 года Пургин отправил в наркомат ВМФ поддельный наградной лист. «За героизм, мужество и отвагу, проявленное в боях с белофиннами» его якобы представляли к званию Героя Советского Союза. Сотрудники наградного отдела наркомата, нарушив инструкции, не стали проверять личное дело Пургина и отправили документы по инстанции.

21 апреля 1940 года Пургин, отдыхавший в Сочи с молодой женой, получил поздравительную телеграмму от коллег — ему было присвоено звание Герой Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая звезда». Но недолго он купался в лучах славы. После того как 22 мая 1940 года в «Комсомольской правде» вышла статья о подвигах Пургина на финской войне с его фотографией, «героем» заинтересовались компетентные органы, и 23 мая его арестовали. А в августе Военная коллегия Верховного суда СССР уже вынесла приговор — высшая мера наказания расстрел и лишение звания Героя Советского Союза и других незаконно полученных наград. Поданное Пургиным-Голубенко прошение о помиловании было отклонено. Приговор приведен в исполнение 5 ноября 1940 года.

Мать Пургина получила пять лет лагерей за кражу орденов и наградных бланков. Был осужден и пособник гравер.

Вероника МИТИНА

Расстреляли или выжил?

По официальной версии, после разоблачения Валентин Пургин был расстрелян по приговору суда — за такое преступление иного наказания и быть не могло в те годы. Но ходили слухи, что сумел он выкрутиться и, получив длительный срок лишения свободы, снова оказался в лагере, где его следы затерялись.



, , ,   Рубрика: Злодеи

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:59. Время генерации:0,237 сек. Потребление памяти:8.43 mb