Камикадзе Третьего рейха

Автор: Maks Фев 25, 2019

«Камикадзе» — так во время Второй мировой войны стали называть японских лётчиков-смертников, направлявших свои самолёты, набитые взрывчаткой, на вражеские корабли. Конечно, значительного урона противнику они не наносили, но само их появление оказывало серьёзное психологическое воздействие на врага. Тем не менее союзница Японии, Германия, перенимать успешный опыт устрашения не спешила. Гитлер прямо заявлял: «Подобные жертвы не в традициях западной белой цивилизации и не отвечают арийскому менталитету».

Однако осенью 1944 года, когда стало ясно, что Германия войну проиграла, гитлеровцам пришлось забыть об «арийском менталитете» и хвататься за любую спасительную соломинку. Тогда они и вспомнили о камикадзе.

Верхом на ракете

Прежде нацисты возлагали надежды на «чудо-оружие» — «оружие возмездия», как его назвала геббельсовская пропаганда. В первую очередь, имелись в виду ракеты: крылатая «Фау-1» и баллистическая «Фау-2», с помощью которых немцы надеялись усмирить Англию, а то и замахнуться на США. Но эта затея успехом не увенчалась: ракеты были несовершенны, не отличались большой точностью, а потому до намеченных целей в Британии долетала лишь четверть из них.

Тогда и возникла мысль компенсировать несовершенство техники мастерством пилотов. Первыми, кому пришла в голову эта идея, были знаменитая немецкая лётчица Ханна Райч и оберштурмбаннфюрер СС Отто Скорцени — диверсант рейха № 1. Они предложили запускать «Фау-1» с самолёта-носителя. После чего управление ракетой должен был принять на себя пилот. Ханна Райч настолько была уверена в успехе этой затеи, что даже предлагала себя на роль испытательницы первых полётов такого рода.

Увы, все четыре варианта пилотируемых «Фау-1» оказались нежизнеспособны: ракета часто сталкивалась с самолётом-носителем при старте и плохо поддавалась управлению человеком.

Плюс ко всему сама по себе «Фау-1» и без пилота «на борту» несла мало взрывчатки. Предполагаемое же переоборудование уменьшало этот скудный запас наполовину. В итоге в феврале 1945 года, когда бесперспективность пилотируемых ракет стала очевидной, программа была закрыта.

Таранить врага

Камикадзе Третьего РейхаВ 1942 году англо-американская авиация начала систематические ковровые бомбардировки Германии. Днём и ночью бомбардировщики союзников обращали в руины немецкие заводы и города. И противопоставить им Германия, по сути, ничего не могла. Тогда полковник Хайо Херрманн, боевой лётчик, отмеченный высшими наградами рейха, предложил сформировать соединения истребителей, главным предназначением которых стал бы таран вражеских бомбардировщиков. Он подсчитал и пришёл к выводу, что однократное массовое применение 800 самолётов, пилотируемых добровольцами, приведёт к уничтожению 400 тяжёлых бомбардировщиков. По мысли Херрманна, столь значительные потери вынудили бы Англию и США прекратить налёты. Германия в таком случае выиграла бы две-три недели передышки, за которые успела бы сформировать соединения реактивных истребителей Ме-262, которые и обеспечили бы ей господство в небе. Предложение Херрманна получило одобрение главнокомандующего люфтваффе Германа Геринга.

Авиационное учебное подразделение пилотов-добровольцев, готовых к тарану, получило название «Эльба». Оно было сформировано в основном из зелёной молодёжи, только что окончившей лётные школы. Очевидно, что пилоты, перед которыми ставились подобные боевые задания, обрекались на верную смерть. И те, кто отдавал приказы, прекрасно это понимали. Однако признавать своих пилотов заведомыми самоубийцами никто не решался. По крайней мере, вслух. Отто Скорцени, как никто другой знавший, как человек ведёт себя в экстремальных ситуациях, был убеждён: даже в самых критических обстоятельствах солдату нужно внушать, будто у него есть шанс на выживание, хотя бы минимальный. Если такая надежда теплится в глубине души, человек будет действовать более эффективно.

Поэтому применительно к немецким пилотам термин «камикадзе» не использовался. Считалось, что после наведения самолёта на цель или даже после тарана у лётчиков остаётся возможность выброситься с парашютом. Хотя, конечно, при этом все понимали, что вероятность спастись у них почти нулевая. Так что фактически все молодые пилоты «Эльбы» были потенциальными самоубийцами…

Их первый и последний бой состоялся 7 апреля 1945 года. Против 1300 бомбардировщиков, нацеленных на промышленные центры Северной Германии, и 792 истребителей прикрытия Херрманну удалось выставить лишь 183 немецких истребителя. Операция провалилась по всем фронтам. Неопытные новобранцы не смогли даже удерживаться в разомкнутом строю, а некоторые полностью потеряли ориентировку, полетев в обратную сторону.

Из 183 немецких самолётов, участвовавших в атаке, 133 были сбиты, при этом 77 пилотов погибли. Американцы же потеряли 22 бомбардировщика и благополучно отбомбились по всем намеченным объектам.

Единство смертников

Стремительное наступление Красной армии, начавшееся 16 апреля 1945 года, вынудило немцев окончательно поступиться высокопарными рассуждениями о западной цивилизации. Спешно сформированная эскадрилья из 40 пилотов впервые без обиняков была названа SO-Einheit, то есть «Единство самопожертвования». Другими словами, подразделение самоубийц. Все лётчики эскадрильи подписывали документ, завершающийся словами: «Я отдаю себе полный отчёт в том, что операция, в которой мне предстоит участвовать, должна закончиться моей смертью».

Перед пилотами была поставлена задача: направить самолёты, гружённые взрывчаткой, на мосты и переправы через Одер, наведенные Красной армией.

Вечером 15 апреля 1945 года для пилотов эскадрильи были устроены танцы, пригласили женский обслуживающий персонал аэродрома и связисток. Закончилось же это увеселительное мероприятие тем, что все хором спели немецкую народную песню о смерти: «Вот приходит неумолимая смерть и забирает тебя в последний путь…».

Но психологический настрой не помог. Результаты трёхдневных атак смертников оказались более чем скромными: им удалось разрушить лишь два моста, да и те были восстановлены в рекордные сроки. В последний момент один из пилотов отказался участвовать в атаках. Так что в бой отправились 39 пилотов. 35 из них погибли…

Команда «К»

В марте 1944 года в составе ВМФ Третьего рейха появилось диверсионно-штурмовое соединение «К», предназначенное для действий против кораблей противника в прибрежных водах, а также для уничтожения мостов, шлюзов и портовых сооружений.

В его состав вошли дивизионы сверхмалых подводных лодок, управляемых человеком, торпед, скоростных взрывающихся катеров и боевых пловцов — так называемых людей-лягушек. По разным данным, общая численность соединения «К» составляла от 10 до 16 тысяч человек. Каждый зачисленный в подразделение подписывал обязательство о сохранении строжайшей тайны, службе без увольнений и отпусков, разрыве всех связей с гражданской средой, в том числе с родными. Их подготовка была очень жёсткой. Так, например, один из морских диверсантов вспоминал: «Наша группа держала так называемый экзамен мужества. Нас, человек 8-10, вывели на открытую местность и приказали лечь на землю головой к центру воображаемого круга диаметром 4 метра. Затем в центре установили ручную гранату и выдернули из неё предохранительную чеку. Мы считали секунды. Раздался взрыв, и осколки пролетели над нами… Ах да, я забыл сказать, что на нас, конечно, были стальные шлемы. И всё же…».

Конечно, никто не требовал от личного состава команды «К» выполнения приказов любой ценой. Но на практике чаще всего оказывалось, что справиться с поставленной боевой задачей можно было, лишь лишившись жизни. Точных сведений о потерях, понесённых соединением «К», нет. Но, по мнению ряда историков, они составили не менее 70-80%, что позволяет называть моряков-диверсантов самыми настоящими камикадзе.

Константин РИШЕС


, ,   Рубрика: Великая Отечественная

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:59. Время генерации:0,234 сек. Потребление памяти:8.77 mb