Капкан для отца Смерша

Автор: Maks Авг 8, 2019

Известный деятель Великой французской революции Жорж Жак Дантон незадолго до своей казни произнес знаменитую фразу: «Революция пожирает своих детей».

Но, возможно, нигде революция не обладала таким аппетитом, как в России. Начиная с 1917 года она жрала и жрала. И наконец, утолила свой голод после того, как расправилась над министром ГБ СССР Виктором Абакумовым в декабре 1954 года.

Российская революция на все сто оправдала строчку из гимна РСФСР: «Кто был никем — тот станет всем».

С тремя классами образования

Виктор Абакумов, родившийся в семье чернорабочего и окончивший всего три класса городского училища в Москве, достиг в СССР больших высот. Вскоре после начала Великой Отечественной войны Абакумов получил должность начальника управления особых отделов НКВД СССР, которое в июле 1943 года преобразовали в Смерш. Просто поразительно, как человек с тремя классами образования сумел в годы войны превзойти в искусстве разведки хваленых нацистских руководителей и их союзников. Но он сделал это. Говорят, что именно Абакумову принадлежит идея вести активную зафронтовую работу, внедряться в разведшколы противника, перевербовывать фашистскую агентуру и отправлять обратно за линию фронта в тыл врага. Инициированные им радиоигры по дезинформации противника спасли жизни многих солдат, помогли прорвать блокаду Ленинграда и организовать контрнаступление под Сталинградом.

Успехи и достижения Виктора Абакумова в годы войны невозможно отрицать. Но они были изрядно «смазаны» его послевоенной деятельностью на посту министра государственной безопасности СССР, на который он был назначен в 1946 году. Тут уж Виктор Семенович по сути дела превратился в палача собственного народа. Безусловно, он выполнял при этом указания главы государства Сталина, но если уж такое указание следовало, то работал на совесть. Под его руководством реализовали «Авиационное дело», по результатам которого арестовали руководителей авиационной промышленности и командование ВВС СССР. «Ленинградское дело», в ходе которого репрессировали партийное руководство города на Неве и два десятка человек расстреляли. Именно Абакумов приказал офицерам МГБ СССР убить режиссера Соломона Михоэлса, а потом инициировал «Дело Еврейского антифашистского комитета».

Арест и казнь

Не вполне понятно, чем же так Абакумов разочаровал Сталина, которому служил верой и правдой. Может быть, тем, что не проявлял усердия в репрессиях сограждан. В его ведомстве нашелся иуда — начальник следственной части по особо важным делам МГБ СССР Михаил Рюмин, который состряпал донос Сталину на своего начальника. Он обвинил его в том, что Абакумов тормозит расследование дел о группе врачей и молодежной еврейской организации, якобы готовившей покушения на вождей страны.

Абакумов после войны чувствовал себя властелином чужих судеб. И был крайне высокого мнения о себе и своих способностях. Красивый, высокого роста, хорошо сложенный, Абакумов следил за собой: носил тщательно подогнанную форму и модные костюмы, благоухал изысканным одеколоном, занимался теннисом, был мастером спорта по самбо. Ему не было нужды насиловать женщин, как Берии, они сами отдавались ему с удовольствием. Кроме женщин, Абакумов любил фокстрот, футбол и шашлыки, которые ему привозили из ресторана «Арагви». Но чем больше было его влияние, тем опасней этот жизнелюб в погонах становился для кремлевских небожителей — ведь он столько знал о их грехах и грешках. А уж они постарались очернить его перед главой государства. Сталин вызвал Абакумова к себе для разбора жалобы Рюмина. И фактически вынес ему приговор. 12 июля 1951 года Абакумова арестовали по обвинению в сокрытии «сионистского заговора» в МГБ СССР.

Виктор АбакумовГоворят, что, даже будучи министром госбезопасности, Виктор Семенович нередко лично вел допросы, во время которых избивал подследственных. После ареста он сам оказался в их шкуре. К нему активно применялись методы физического воздействия. Рассказывают, что пытки и избиения Абакумов переносил очень мужественно и психологически не сломался. Однако после них этот некогда цветущий мужчина превратился в инвалида. Знакомство с системой пыток подследственных в своем ведомстве стало для него большим откровением. Бывший министр госбезопасности испытал ее на собственной шкуре и чуть не умер после пребывания в карцере, превращенном в холодильную камеру. Позже Абакумов писал: «Такого зверства я никогда не видел и о наличии в Лефортово таких холодильников не знал — был обманут».

К чести Абакумова, его стойкость сохранила жизни некоторым его сослуживцам. Но сам он был обречен, хотя преступления, за которые его арестовали, уже перестали считаться таковыми после смерти Сталина. Время шло, расстреляли Берию и Рюмина, которые способствовали его аресту, а он продолжал сидеть. Но и новому лидеру страны Хрущеву Абакумов казался опасным. Он распорядился судить его в Ленинграде, где тот оставил о себе недобрую память.

19 декабря 1954 года Абакумова на закрытом судебном заседании приговорили к казни. И расстреляли через один час пятнадцать минут после вынесения приговора. Его последними словами стала фраза: «Я все напишу в Политбюро». Но его спешно пустили в расход именно для того, чтобы он ничего никуда не писал.

По распространенной версии, тело министра сожгли в крематории, а прах закопали где-то на Левашовской пустоши — специальном расстрельном полигоне МГБ СССР, где захоронено около 45 тысяч жертв сталинских репрессий 1937-1953 годов. Уже после смерти Сталина к ним присоединился и один из организаторов этих репрессий Виктор Абакумов…

За всех в ответе

Сталин еще в 1935 году на совещании передовых комбайнеров произнес известное «Сын за отца не отвечает». Но за Абакумова пришлось отвечать даже его недавно рожденному сыну. Чтобы сломать находящегося в тюрьме Виктора Семеновича, в 1951 году арестовали его жену Антонину Смирнову с трехмесячным сыном Игорем. Их продержали в заточении три года и освободили только в 1954-м. При освобождении сына лишили отцовской фамилии и оформили документы под фамилией матери.

Их семья воссоединилась уже после смерти. Жена и сын Абакумова нашли последнее пристанище на кладбище «Ракитки» на территории Новой Москвы. А в 2013 году на их могиле появился еще один памятник — их мужу и отцу Виктору Абакумову. Существует версия, что тело Виктора Семеновича в 1954 году не сожгли, как других расстрелянных, а закопали на Левашовской пустоши. До 1989 года это место оставалось секретным объектом КГБ СССР, и сотрудники госбезопасности негласно сохраняли координаты захоронения своего бывшего министра. А потом они же помогли его родственникам отыскать могилу и без привлечения излишнего внимания произвели перезахоронение на «Ракитках». Впрочем, существует и другая версия: Абакумова все же сожгли и на кладбище «Ракитки» установлен кенотаф — памятник над условной могилой покойного.

Получается, что у Виктора Абакумова две могилы — в Москве и Санкт-Петербурге. В память о казненных на Левашовской пустоши, которая ныне является Левашовским кладбищем, в 1996 году установили памятник «Молох тоталитаризма» в честь всех жертв политических репрессий. И в перечне наиболее известных жертв по алфавиту Абакумова называют первым. Однако полной уверенности, что он там похоронен, тоже нет. Так что, возможно, что у него не две могилы, а ни одной.

Иван СМЫСЛОВ

25 лет для покойника

17 декабря 1997 года президиум Верховного суда РФ пересмотрел приговор Абакумову. И посчитал, что реабилитации он не достоин, но вина его не тянет на расстрел. Зато 25 лет лишения свободы для него в самый раз.



,   Рубрика: Военная тайна

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:59. Время генерации:0,221 сек. Потребление памяти:8.43 mb