Кавалергарда век не долог

Автор: Maks Апр 27, 2020

Премьера «Звезды пленительного счастья» состоялась 44 года тому назад, а фильм и сегодня завораживает души и пленяет сердца зрителей. Теперь и представить нельзя, что кино о женах декабристов, которые «без страха и упрека» поехали за мужьями в Сибирь, могло не быть вообще! И тем не менее это так…

Известный режиссер Владимир Мотыль мечтал экранизировать роман Тынянова о ссыльном Кюхельбекере. Но киночиновникам не понравилась нерусская фамилия декабриста. Фильму ход не дали. Тогда режиссер обратил взор к Каховскому, который, потерпев крах в любви, искал смерти и лез под пули. Но не тот это был герой, чтоб увлечь Мотыля. Другое дело Полина Гебль, француженка, уехавшая в Сибирь за декабристом Анненковым. Но и она не прошла. И тогда режиссер сделал «ход конем».

«Авось! Была не была!»

Мотыль с Олегом Осетинским и Марком Захаровым сценарий переделали. Помимо мадемуазели с Анненковым появились еще две пары — Волконские и Трубецкие. А эпиграфом к фильму стала фраза «Русским женщинам посвящается». Но Москва все равно упиралась, видя в каждой сцене намеки на «диссидентщину» — некое противостояние власти. Тогда режиссер поехал в Ленинград.

«Я отправился в логово, — рассказывал Мотыль. — И здесь мне крупно повезло: завотделом кино в Смольном был Евгений Афанасьевич Лешко, человек высокой культуры, поклонник моих картин, а самое главное, он, как и я, закончил истфак. И вот он-то взялся протащить сценарий через цензуру Смольного…» И протащил.

Но лучше всех Мотыля в Питере принял директор Эрмитажа Борис Пиотровский. Режиссер явился к нему вместе с «императором» — Василием Ливановым в царском мундире, исполнителем роли Николая I. И профессор съемки разрешил. Бесплатно! А вот с парочкой Полина Гебль — Иван Анненков Мотылю пришлось помучиться.

Он увидел 27-летнего Игоря Костолевского в Театре имени Маяковского и понял, что лучшего кавалергарда и желать нельзя. Однако руководители студии после проб сказали: «Да это какой-то недоросль, размазня, а не герой-декабрист!» Но именно такой и был нужен Мотылю, ведь в фильме француженка прямо обзывала Ивана «барчуком» и «маменькиным сынком»…

Когда Костолевский пустил лошадь вскачь, вся съемочная группа покатилась со смеху. Позже актер говорил: «Анненков, здоровый малый, который носил ботфорты, кавалергардский костюм, ездил на лошади, говорил по-французски. Короче, делал все то, чего я делать не умел». Ладно, научится, решил режиссер и послал актера на ипподром, а тем временем стал подыскивать ему «невесту». В этой роли Мотыль хотел снимать настоящую парижанку актрису Анни Дюпре, но та не смогла прилететь. Тогда он нашел замену в Польше.

Самые голубые глаза Европы

Звезда пленительного счастьяЭто была начинающая актриса из Варшавы Эва Шикульска с удивительными голубыми глазами. Но она не умела говорить по-французски. Пригласили «прекрасную учительницу». «Но этот язык, увы, не стал моим, — вспоминала после съемок Шикульска. — Зато по-русски я не только говорила свободно, но даже думать на нем начала». Пока она зубрила французский, ее «жених» Костолевский учился скакать.

Наконец, началась съемка эпизода, где мадемуазель едет в открытой повозке, а поручик Анненков осыпает ее цветами под песню Булата Окуджавы «Не обещайте деве юной любови вечной на Земле…». «…Съемочная группа настроилась на веселье, — вспоминал Мотыль, — памятуя о том, как запарывал дубли этот увалень. И вдруг!.. Все буквально онемели… Вчерашний «растяпа» и «недотепа» так красиво и уверенно держался в седле! Так лихо проделывал прямо-таки цирковые номера, что… ему аплодировали даже вчерашние недруги! А киноначальство? Сделало вид, что никакого запрета на съемки Костолевского и не было!»…

Ирина Купченко блестяще сыграла аристократку Екатерину Трубецкую, которая первой поехала за мужем, лидером декабристов, князем Сергеем (актером Алексеем Баталовым). Даже Иннокентий Смоктуновский, игравший с ней в паре вредного губернатора Иркутска, снял шляпу перед молодой актрисой. Хороши были Олег Стриженов (декабрист Волконский) и Наталья Бондарчук (его жена Мария). Она едет в Сибирь со словами «Мой сын пребывает в счастье, муж в несчастье, мое место рядом с мужем». Даже отец ее (Лев Иванов) потрясен стоицизмом дочери: «Это самая удивительная женщина, какую я знал».

Словом, перед нами «высокие отношения» людей чести и долга. Они цвет нации, настоящие аристократы — их советские зрители знали со школы, как «Отче наш», но на этих образах словно был лак от прочитанных не единожды учебников. Другое дело шалопай Анненков, которого даже мать родная (Татьяна Панова) честит почем зря: «Что ты дурак — про то я одна знала, а ты хочешь всей Москве показать». Или его озорная Полин, модистка из торговой фирмы Дюманси, которая за «денежный мешок» замуж не идет, зато по любви едет на край света в Сибирь, где венчается со ссыльным, лишенным всех прав и состояния!

Сколько стоил фильм

Творческий процесс с сотнями участников шел больше года. Только для съемок восстания на Сенатской площади прибыли 150 кавалеристов из подмосковного полка. Зима была малоснежной, а казнь декабристов у Петропавловки снимали осенью — дождь, ветер. Наездники из Школы спортивного мастерства возмущались, мол, дублей много, у кобыл колики, жеребцы хромают… Но тут дядя Яша (директор школы Яков Найшулер), дошедший в кавалерии до Берлина, сказал: «А если завтра война, если завтра в поход? Куда ваши кони дойдут? До мясокомбината своим ходом? И то навряд ли. Любые кони должны 10 километров пройти и день на коновязи простоять без последствий для здоровья». Притихли и молодежь, и лошади, даже колики у них прошли…

«…Когда я оказался на Западе с фильмом «Звезда пленительного счастья», — вспоминал Мотыль, — то меня обычно спрашивали: «Сколько миллионов долларов стоила эта картина?» И я, смотря на буржуев свысока, говорил небрежно: «Пару миллионов». «Да, — качали они головой, — выглядит гораздо дороже» На самом же деле «Звезда…» снималась за ничтожнейшую по тем временам сумму!» Ведь те же кареты в фильме подлинные, их Минкультуры давать киношникам не разрешало, а Мотылю дали. Сибиряки строили острог по рисункам Николая Бестужева без денег. И в массовке играли бесплатно — сами отказались от 20 рублей в день. На 200 человек это выходила заметная экономия. Словом, помогали кто как мог. И еще. Картину снимали на пленке МЦ-3. На самом деле немалые валютные средства были бы, но немцы, посмотрев фильм, не взяли ни пфеннига — для них это была реклама… «Звезда…» вышла в 1975 году, ее посмотрели 22 миллиона зрителей. А в 1977-м на Международном фестивале в Белграде Мотыль получил диплом «Лучшие фильмы мира».

Людмила МАКАРОВА

Как повесить декабриста?

Каскадер Николай Ващилин описывал «киноказнь» декабристов так: «Вешали нас со знанием дела — в «белых саванах» на парашютных ремнях». Декабристы, у которых по фильму при повешении лопнули веревки, карабкались по скатам ямы. Янковский (Рылеев) говорил на камеру монолог, когда Ващилин услышал хрипы «висящего рядом Толи Ходюшина» и истошно заорал: «Спасите!» Спасение пришло вовремя, каскадера откачали за пять минут…



, , ,   Рубрика: Искусство и телевидение

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:47. Время генерации:0,117 сек. Потребление памяти:8.27 mb