Колосс на «ядерных» ногах

Автор: Maks Июл 30, 2021

Советская пропаганда эпохи застоя всячески «изобличала» военно-промышленные комплексы стран НАТО. Крупные капиталисты — производители оружия выставлялись закулисными «поджигателями воины», набивающими карман за счет страданий народов. Факт существования мощнейшего военно-промышленного комплекса в самом Советском Союзе не афишировался.

В советском правительстве и в Политбюро ключевые посты занимали, как сказали бы сегодня, «лоббисты» от ВПК. Прикрываясь необходимостью обеспечения обороноспособности, они выкачивали из экономики страны необъятные ресурсы.

Со времен первой пятилетки экономика СССР прочно встала на военные рельсы. Придерживаясь на словах миролюбивой политики, Советский Союз выпускал гигантское количество танков и самолетов. Созданный в 1930-х годах оборонный «задел» позволил стране победить в Великой Отечественной войне, несмотря на оккупацию врагом части индустриально развитых регионов.

В период диктатуры Сталина руководство военно-промышленного комплекса беспрекословно подчинялось политической верхушке. Лояльность вождю обеспечивалась страхом перед «чистками», которые напрямую определяли векторы развития ВПК. Так, после устранения маршала Михаила Тухачевского в 1937 году армия отказалась от развития экспериментальных образцов военной техники — танков на радиоуправлении, динамореактивных пушек Курчевского и прочих новшеств.

После Победы

Жесткий контроль над «оборонкой» сохранился и после войны. В 1946 году грянуло знаменитое «авиационное дело», по итогам расследования которого был поставлен к стенке маршал авиации Сергей Худяков (Арменак Ханферянц), а наркома авиационной промышленности Алексея Шахурина приговорили к семи годам лишения свободы. Этот процесс целиком лежал на совести Василия Иосифовича Сталина. Пытаясь оправдаться за свое неприглядное поведение, Сталин-младший рассказал отцу о том, что летчики в строевых частях разбиваются якобы потому, что командование принимает от производителя бракованные самолеты Як-9. Допросы с применением «чекистских методов» заставили арестованных руководителей признать все обвинения. Для самого же Иосифа Сталина, опасавшегося излишней популярности военных, это был способ «напомнить» маршалам, что порядки в стране остались прежними.

«Даже победителей необходимо проверять и подвергать критике», — заявил «отец народов» в 1946 году.

Когда в начале 1950-х годов Сталин начал масштабное перевооружение войск, это определялось не влиянием военных, а внешнеполитической повесткой дня, осложнившейся из-за Корейской войны и Берлинского кризиса.

«Несмотря на новый рост военных программ СССР в начале 50-х годов, к этому времени военно-промышленный комплекс еще не набрал тот политический вес, который позволил бы ему определяющим образом влиять на политику советского руководства», — констатирует доктор исторических наук Ирина Быстрова в книге «Советский военно-промышленный комплекс: проблемы становления и развития (1930-1980-е годы)».

Поворот в космос

Никита Хрущев, придя к власти, первым делом сократил численность армии. В последние годы жизни Сталина она достигала шести миллионов человек.

«Очень накладно в мирное время иметь такую армию, — объяснял Хрущев в воспоминаниях. — С нею можно без всякой войны надорвать экономику страны, самим осуществив то, чего именно и добивается наш противник. Он достигнет своей цели без войны».

С 1955-го по 1958 год расходы на оборону уменьшились на один миллиард рублей. Отказываясь от обычных вооружений, Хрущев сделал ставку на ракетно-ядерный комплекс. В период его правления СССР (как и США) наиболее интенсивно наращивал ядерный арсенал.

«Побочным ребенком» хрущевского военпрома стала космическая программа, вызвавшая причудливые трансформации даже в идеологической сфере. Советская власть продемонстрировала, что коммунизм ей построить не удалось, зато запустить человека в космос оказалось по силам. Начало «космической эры» в 1961 году заставило марксистов обратиться к подзабытым идеям русских космистов, в частности, Константина Циолковского. С легкой руки конструктора Сергея Королева, увлекавшегося Циолковским, наследие этого мыслителя стало популяризироваться сразу после полета Гагарина. Кандидат философских наук Николай Гаврюшин видит в этом явлении «технократическую псевдорелигиозность», во многом обязанную своим возникновением именно военно-промышленному комплексу. Примечательно, что в публикациях 1950-1960-х годов тексты Циолковского искусственно «осовременивались» — специалисты исправляли допущенные калужским самоучкой вычислительные ошибки.

Экономика СССР в большой степени была ориентирована на военно промышленный комплексМежду тем холодная война, чей пик совпал по времени с эпохой НТР, диктовала Советскому Союзу свои условия. Если в 1930-х годах Запад поддержал сталинскую индустриализацию, то теперь капиталистический мир не собирался делиться с СССР электроникой, компьютерной техникой и другими новейшими технологиями. И если в гражданских отраслях технологического разрыва можно было «не замечать», то в военной сфере он со временем становился угрожающим. Шестидневная война 1967 года отчетливо показала слабость советского неядерного оружия, имевшегося на вооружении арабских стран. Чтобы сократить отставание, советское руководство сконцентрировало ресурсы в области разработки и производства систем вооружений. Уже к концу правления Хрущева усилились темпы роста расходов на ВПК, а «звездный час» отрасли наступил при Брежневе.

Группы влияния ВПК, распределенные по девяти министерствам, сумели объединиться для отстаивания общих интересов. В терминологии американского советолога Джеффри Хафа, военно-промышленный комплекс стал крупнейшей «заинтересованной группой», претендующей на бюджетные средства. В 1960-1980-х годах распределение денег в этой сфере координировалось специально созданной комиссией Президиума Совета министров СССР по военно-промышленным вопросам.

«Воцарение» Устинова

В эпоху застоя резко усилилось влияние маршала Дмитрия Устинова — серого кардинала от ВПК. Не привлекая к себе внимания в политических вопросах, он проявлял недюжинную настойчивость в защите интересов своей отрасли.

Еще в 1946-1947 годах, будучи министром вооружения СССР, Устинов пытался сопротивляться послевоенному переводу предприятий на выпуск гражданской продукции. Как пишет Ирина Быстрова, вместе с коллегами по оборонному комплексу Устинов убеждал Сталина в необходимости сохранения «уникальных» военных производств. Министр прекрасно понимал специфику отрасли, так как сам в 1930-х годах начал путь наверх с поста директора оборонного завода «Большевик» в Ленинграде.

При Хрущеве Устинов был министром оборонной промышленности и заместителем премьер-министра СССР. Когда в 1963 году Устинова назначили председателем Высшего совета народного хозяйства, западные аналитики запаниковали, связывая с этим кадровым решением грядущий всплеск производства ракет в СССР.

Лучше всего Устинов поладил с Леонидом Брежневым. Новый генсек в 1965 году рекомендовал опытного «оборонщика» на партийную должность секретаря ЦК КПСС по вооружению, которую тот занимал последующие 11 лет.

Биограф Брежнева Сюзанна Шаттенберг считает Устинова проводником брежневского влияния в ВПК. Однако в действительности влияние было обоюдным. Устинов явно дорожил установившимся с Брежневым дружественными отношениями. Вместе с другими близкими к генсеку членами Политбюро он по праздникам приезжал к Брежневу на дачу. Иногда вместе с «дорогим Леонидом Ильичом» он посещал футбольные и хоккейные матчи. Со временем это вылилось в откровенное подхалимство, когда по инициативе Устинова на грудь Брежнева вешали все новые медали.

Вместе с тем Устинов выделялся и своими деловыми качествами. Курируя отдел оборонной промышленности, он зарекомендовал себя как феноменально работоспособный руководитель. Устинов вникал в мельчайшие технические и организационные детали. Его любимым выражением было «доработать вопрос до звона». Будучи неплохим оратором, он часто вставлял в речь народные словечки, порой использовал и психологический прием — не произносил речи с места, а вставал и подходил поближе к председателю.

На руку Устинову было и его умение оставаться в нужный момент «политическим хамелеоном». Несмотря на личную симпатию к Сталину, подмеченную некоторыми историками, Устинов никогда не ставил этот вопрос ребром.

Зенитом могущества маршала Устинова можно считать 29 апреля 1976 года, когда он был назначен министром обороны. Ирина Быстрова считает этот момент «победой единства ВПК». Как можно судить по стенограмме заседания Политбюро, при назначении Устинова сыграли роль его тесные связи с военно-промышленным комплексом, личное знакомство с конструкторскими бюро и оборонными заводами.

На фоне физической слабости Брежнева во второй половине 1970-х годов Дмитрий Устинов сделался одним из влиятельнейших членов Политбюро. Помощник Горбачева Анатолий Черняев включал его в состав так называемого ареопага вместе с Михаилом Сусловым и Алексеем Косыгиным.

От Афганистана к перестройке

Внешнеполитические вопросы на рубеже 1970-1980-х годов сосредоточились в руках другой тройки, в которую входили министр иностранных дел Громыко, председатель КГБ Андропов и министр обороны Устинов. Под влиянием последнего в советской политике усиливались милитаристские тенденции.

«Устинов занимал левый радикальный фланг, уповая только на силу, а разговоры о разоружении, политических и дипломатических средствах укрепления безопасности считал пустой болтовней для научных симпозиумов», — так описывают внешнеполитическую «доктрину» маршала исследователи Виктор Макаренко и Дарья Протасеня.

При обсуждении вопроса о вводе войск в Афганистан Устинов, как рассказывали, «с энтузиазмом» поддержал инициативу Громыко. Вероятно, военная авантюра представлялась ему средством доказать «нужность» ВПК и поддержать расходы на оборону на прежнем уровне. Кроме того, Афганистан должен был стать «полигоном» для «обкатки» образцов советской военной техники.

Однако уже вскоре стало понятно, что Афганская война — это откровенный провал. Всей мощи Советской армии не хватало, чтобы подавит фанатичное моджахедское движение. А без победы в войне говорить о экспорте в соседнюю республику советской модели социализма не приходилось. Идеология, некогда выгравшая Гражданскую войну на одной шестой части суши (включая Среднюю Азию), по прошествии 60 лет «выдохлась» настолько, что не могла привлечь на свою сторону даже нищих крестьян Афганистана.

Пользуясь неограниченным влиянием на власть, ВПК СССР приобрел гипертрофированный характер.

В конце 1980-х годов на предприятия оборонного комплекса приходилось 20-25% ВВП (для сравнения, в США — лишь около 6%). По данным историка Владимира Шестакова, в машиностроении для нужд армии выпускалось 60% продукции. ВПК вобрал в себя самые наукоемкие производства и лучшие инженерно-технические кадры.

В итоге произошло как раз то, о чем предупреждал Хрущев, — экономика СССР надорвалась.

Военная техника выпускалась в ущерб товарам народного потребления. Рядовым гражданам приходилось утешаться идеями наподобие той, что прозвучала в песне барда Юрия Визбора: «Зато, говорю, мы делаем ракеты!»

На фоне собственной убогой жизни информация о западном благополучии, проникавшая из-за железного занавеса, угнетающе действовала на всех, кому не довелось жить в особых закрытых городах. К концу 1970-х годов коммунистические лозунги окончательно стали восприниматься лишь как «фигуры речи».

Между тем «верхи» продолжали руководствоваться собственной логикой. После смерти Андропова Дмитрий Устинов уже рассматривался как реальный кандидат в генеральные секретари. Однако тогда он уступил Черненко. Интересно, что именно Устинов способствовал возвышению Михаила Горбачева. Однако если бы суровый маршал не умер в декабре 1984 года, Горбачеву вряд ли удалось бы начать перестройку в том виде, в каком она была проведена.

 

Тимур САГДИЕВ

ПОМОЩЬ «БРАТЬЯМ»

Четверть советской оборонной продукции уходила на экспорт «дружественным режимам» (часто по дешевке, в долг или даже безвозмездно). Как показала история, особых политических «дивидендов» Советскому Союзу это не принесло.

Загадки истории » Назад в СССР » Колосс на «ядерных» ногах

, ,   Рубрика: Назад в СССР 137 раз просмотрели

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒



Best-Hoster.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:34. Время генерации:0,169 сек. Потребление памяти:9.06 mb