Кому помешал герой?

Автор: Maks Апр 25, 2021

22 июня 1918 года в Советской России был вынесен первый смертный приговор. К расстрелу приговаривался Алексей Щастный. А ведь незадолго до этого большевистская пресса писала о Щастном с восторгом.

Обречённый флот

В январе 1901 года в Зимнем дворце состоялось торжественное вручение нового знамени Морскому кадетскому корпусу. Николай II передал стяг лучшему гардемарину. Им оказался 19-летний Алексей Щастный.

В том же году Щастный с отличием окончил корпус. Участвовал в Русско-японской и Первой мировой войнах. После Февральской революции кронштадтские матросы посадили под арест чуть ли не всех офицеров. На короткое время попал под арест и Щастный. Но был выпущен, поскольку искренне приветствовал революцию и согласился сотрудничать со всякого рода советами и комитетами. И сотрудничал. И после Февраля, и после Октября.

Измученные матросской вольницей офицеры массово покидали флот. Щастный остался. Вряд ли он симпатизировал большевикам. Скорее всего, просто не мог бросить дело всей своей жизни. К тому же флоту в то время угрожала гибель.

20 марта 1918 года Щастный стал наморси — начальником морских сил на Балтике. По сути, командующим Балтийским флотом. Назначение он принял без особого воодушевления. Однако нужно было довести до конца начатое дело по спасению флота.

Еще раньше, в феврале, немцы вели наступление в Эстонии и готовились захватить русские корабли, стоящие в Ревеле (Таллине). Щастный, тогдашний начальник штаба, разработал смелую операцию. 62 корабля через замерзший Финский залив ушли в Гельсингфорс (Хельсинки), где располагалась главная база Балтийского флота.

Тем временем большевики заключили Брестский мир. Он предусматривал, что Россия должна немедленно вывести флот с территории Финляндии. А немедленно не получалось — мешали льды. На это и рассчитывало германское командование.

Немцы выдвинули условие: флот может до начала навигации оставаться в Гельсингфорсе, но с «незначительными командами». Мысль была проста: разоруженный флот остается в Финляндии, где немцы его преспокойно захватывают.

В самой Финляндии вовсю шла гражданская война. Белофинны во главе с Маннергеймом приближались к Гельсингфорсу, а немцы высадились на территории Финляндии. Казалось бы, флот обречен.

Ледовый поход

Однако Щастный начал Ледовый поход, прославивший его имя. Корабли поэтапно уходили из Гельсингфорса и шли в Кронштадт. Последний конвой вышел тогда, когда в гельсингфорскую гавань уже входили немцы и белофинны. На капитанском мостике штабного корабля «Кречет» находился сам наморси Щастный. Ледовый поход был совершенно беспрецедентным мероприятием. До этого военные корабли ходили по Балтике только в период летней навигации. Через льды — никогда. А тут — лед толщиной 75 сантиметров и торосы (нагромождение осколков льда) высотой до пяти метров.

Путь судам пробивали ледоколы. Но и с ними возникли проблемы. На двух ледоколах команды взбунтовались и отдали себя в распоряжение финнов. На кораблях Щастного экипажи сохраняли дисциплину, но были укомплектованы лишь на 60%. Кроме того, финны обстреливали эскадру с берега и островов.

Гельсингфорс и Кронштадт разделяют 180 морских миль. Обычно корабли проходили это расстояние за 8-9 часов. На этот раз шли неделю. Но пришли. Причем без потерь.

236 судов, в том числе 6 линкоров, 5 крейсеров, 59 эсминцев и 12 подводных лодок благополучно дошли до Кронштадта. Балтийский флот был спасен.

Пожалуй, Ледовый поход можно назвать чудом. И дело не только в неблагоприятных погодных условиях. Удивительно другое: Щастному удалось сплотить офицеров и матросов. Все с честью выполнили свой долг. А сам Щастный стал национальным героем.

Вопрос в том, нужны ли были новой власти национальные, а не партийные герои? И второй вопрос: нужен ли был большевикам спасенный Щастным Балтийский флот?

Моряки против Троцкого

Алексей ЩастныйБалтфлот оказался разменной картой в игре немцев и большевиков. Их тайные связи и договоренности (как до Брестского мира, так и после него) остаются загадкой для историков. Ясно лишь, что с конца апреля 1918 года Германия, что называется, обнаглела. Наплевав на мирный договор, немцы концентрировали войска на границах с Россией, топили русские корабли. Неожиданно выдвинули ультиматум о капитуляции форта Ино, прикрывавшего Петроград. Над городом нависла немецкая угроза.

6 мая большевистский ЦК принял резолюцию: удовлетворить требования немцев по поводу форта Ино. На этой резолюции Ленин приписал: «Начать эвакуацию из Петрограда на Урал всего вообще…» То есть ради мира с немцами большевики готовы были сдать Петроград, уничтожив Балтийский флот.

21 мая нарком по военным делам Лев Троцкий отправил телеграмму: приняты ли меры для уничтожения судов в случае необходимости? И «внесены ли в банк известные денежные вклады на имя тех моряков, которым поручена работа уничтожения судов?»

Эта телеграмма получила огласку. Потом в утечке информации будут обвинять Щастного. Хотя он всего лишь обсудил ее с Советом комиссаров Балтфлота. Без комиссаров в то время все равно ничего нельзя было сделать. Поползли слухи, что морякам заплатят за уничтожение судов немецкими деньгами. Что большевики еще в Бресте обещали то ли взорвать, то ли передать немцам Балтийский флот.

«Флот настроен так: врагу столицы (Петрограда) не отдавать, переход из Гельсигфорса был совершен не для того, чтобы здесь умереть без боя», — утверждал Щастный. И флот действительно был настроен именно так.

24 мая собрался совет III съезда делегатов Балтфлота. Между прочим, в совете преобладали большевики. Тем не менее моряки приняли обращение к Троцкому: плата матросам за уничтожение собственных кораблей недопустима, флот будет взорван только после сражения.

Балтийский флот, краса и гордость революции, проявил, мягко говоря, строптивость.

Арест в кабинете наркома

Наморси Щастный в эти дни как раз просил об отставке. Троцкий просьбу отклонил и вызвал Алексея Михайловича в Москву. 27 мая нарком устроил Щастному допрос и арестовал его в собственном кабинете.

Началось расследование, которое вел Виктор Кингисепп, сотрудник Троцкого. Обвинительное заключение целиком основывалось на показаниях того же Троцкого.

Обвинение содержало 17 пунктов, но главных было два — антисоветская агитация и «подготовка контрреволюционного переворота».

Про переворот даже говорить смешно. Во-первых, ни малейших доказательств, хотя бы косвенных — одни фантазии Троцкого. Во-вторых, Щастный просился в отставку. Странное поведение для организатора переворота.

Под контрреволюционной агитацией понималось разглашение телеграммы Троцкого (видимо, сугубо контрреволюционной), а также записи, которые Щастный вел для себя, но которые нарком выхватил у него при разговоре в кабинете. Дело передали в суд. Беда в том, что суды большевики уничтожили еще в 1917 году. Специально для Щастного создали новый орган — Верховный революционный трибунал при ВЦИК. Отметим, что специально для Щастного большевики введут и юридически узаконенную смертную казнь, отмененную ими же на II съезде Советов 26 октября 1917 года.

Трибунал заседал два дня, но за это время успел попрать все правовые нормы, какие только можно. Адвокату не дали толком ознакомиться с делом. Щастный просил, чтобы доставили оправдывающие его документы, но получил отказ. Из всех свидетелей заслушали только одного — Троцкого.

21 июня трибунал приговорил Щастного к расстрелу. На следующее утро расстрельная команда, состоящая из китайцев, привела приговор в исполнение. Щастный держался спокойно и мужественно.

Судили бывшего наморси в Кремле, а расстреляли во внутреннем дворе Александровского военного училища. Тогда там находился наркомат по военным делам. Возможно, нарком Троцкий хотел своими глазами увидеть, что казнь совершена.

За что же был расстрелян балтийский герой Алексей Щастный? Некоторые историки считают, что он мешал большевикам выполнить тайные брестские договоренности об уничтожении или передаче Балтийского флота немцам. Вполне возможно. Но существование этих договоренностей не доказано.

Конечно, сыграла свою роль и личная неприязнь Троцкого. Он и не скрывал, что с первой встречи невзлюбил Щастного. Разумеется, не за уклончивость и пессимизм, как утверждал Лев Давидович, а за прямоту и независимость суждений. Троцкому нужны были военные специалисты из числа кадровых офицеров, но не такие. Не герои с высоко поднятой головой. Нужны были робкие, забитые и покорные.

А главное, требовалось застращать Балтийский флот, который стал вести себя слишком независимо. А заодно и пригрозить всем военным специалистам. Мы, дескать, и героев готовы расстрелять, если надо.

Героя расстреляли. Прошло много лет, и 29 июня 1995 года военная прокуратура Балтийского флота «после тщательного изучения архивного уголовного дела №3614» составила заключение о полной реабилитации Щастного.

Михаил АЛЕКСЕЕВ

Загадки истории » Военная тайна » Кому помешал герой?

, , , , , ,   Рубрика: Военная тайна 206 раз просмотрели

Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒



Best-Hoster.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:34. Время генерации:0,962 сек. Потребление памяти:10.95 mb