Контрразведка в Порт-Артуре

Автор: Maks Фев 9, 2022

Деятельность сотрудников российской военной контрразведки в дни обороны Порт-Артура не отражена ни в одном историческом труде, не описана ни в одном художественном произведении… Известный роман «Порт-Артур», созданный Александром Степановым, эту тему не затрагивает. В романе лишь вскользь упоминается, что в крепости было полным-полно японских шпионов.

«Дело» лейтенанта Бахтина

В 1955 году в США белоэмигранты, ветераны обороны Порт-Артура, издали книгу воспоминаний «Оборона Порт-Артура». Ее авторы — в прошлом флотские и армейские офицеры. И при «старом режиме» строевики пренебрежительно относились к «царским особистам». Поэтому кроме сетований на то, что японской агентуре в крепости было раздолье, не написали ничего. Можно сделать ошеломляющее предположение — российских контрразведчиков в Порт-Артуре не было?

Или мы открыли забытую всеми страницу истории той войны?

В Российском государственном архиве Военно-морского флота (фонд 417, опись 4, дело N»6818) хранится папка с надписью «Дело лейтенанта Л. Бахтина», заполненное не столько флотскими канцеляристами, сколько офицерами жандармского управления Порт-Артура. Вот в нем-то мы и обнаружили документы, проливающие свет на деятельность русской контрразведки и открывающие неожиданные причины гибели эскадренного броненосца «Петропавловск» с вице-адмиралом Степаном Осиповичем Макаровым на борту.

Трудно поверить, но в Порт-Артуре в начале 1904 года офицеров армейской и флотской контрразведки не существовало. Князь Микеладзе — резидент Отдельного корпуса жандармов в крепости, конечно, служил не в одиночестве. У него были в подчинении весьма толковые офицеры, но некоторые обстоятельства мешали им работать. Жандармы не имели свободы действий в отношении военнослужащих. Даже подняться на борт корабля или войти на территорию воинской части жандармы могли лишь по спецразрешению флотского или армейского начальства. И еще. У местных жандармов не было права обращаться к непосредственным воинским начальникам Порт-Артура. При возникших подозрениях они запрашивали свое начальство в Петербурге, там связывались с чиновниками Военного или Морского министерства, а уже оттуда приходили телеграммы порт-артурским генералам и адмиралам. Поэтому жандармы занимались наблюдением за гражданским населением крепости.

Положение улучшилось лишь после того, как 12 марта 1904 года командующий Тихоокеанским флотом адмирал Макаров разрешил князю Микеладзе по всем оперативным вопросам обращаться непосредственно к нему. Правда, лишь тогда, когда обсуждались чины флота.

Расследование Миткова

Оборона Порт-АртураРотмистр (майор) корпуса жандармов в Порт-Артуре Михаил Митков — забытый герой обороны Порт-Артура. В прошлом офицер флота, он надел презираемый сослуживцами лазоревый мундир как убежденный государственник. Пытками подследственных не занимался, липовых «дел» не плел. Его рапорт адмиралу Макарову от 12 марта 1904 года содержал сведения о шпионаже в пользу Японии, который вели граждане США, оставшиеся в крепости после начала войны.

Возможно, что шпионы есть и среди членов экипажа эскадренного броненосца «Петропавловск». Ротмистр убеждал флотоводца, что мишенью готовящегося покушения является великий князь Кирилл Владимирович — единственный из членов царской фамилии, выехавший на фронт. Революционные силы внутри империи мечтали о поражении страны, которое вызовет кризис самодержавия. Падение авторитета Николая II сможет поднять авторитет молодого и более современного великого князя. Возможно, преемника проигравшего войну монарха. Потому убийство великого князя Кирилла Владимировича, двоюродного брата императора было бы на руку сторонникам революции. Жандармский ротмистр требовал дать разрешение на высылку из Порт-Артура всех иностранцев и немедленно удалить великого князя в Петербург.

Болтливый агент

Если бы 11 декабря 1904 года (уже после гибели адмирала Макарова) ротмистр Митков не арестовал лейтенанта Леонида Бахтина и не начал следствие, мы никогда не узнали бы об этом «источнике информации для адмирала Того Хэйхатиро». Лейтенант Бахтин попался «на крючок» чужих спецслужб в подпольном борделе для офицеров флота под названием «Америка». Сын капитана 1-го ранга в отставке, он при первой бомбардировке Порт-Артура получил контузию и после лечения был переведен на берег в штаб эскадры. Любил виски, игру в карты и красивых женщин. Тут-то его и подловила обворожительная хозяйка ресторана-борделя — гражданка США Жанетта Чарльз. Забыв о жене, ждавшей его в Петербурге, блудливый лейтенант переехал жить к американке. Ничего удивительного: среди холостых и «временно холостых» офицеров «временные жены» были обычным явлением. Вот только, штабной офицер запросто приносил «домой» секретные документы и, глотнув виски, становился необычайно болтлив.

Итак, 26 и 30 марта 1904 года жандармский ротмистр отправил две шифрованные телеграммы из Порт-Артура не только начальнику штаба Отдельного корпуса жандармов, но (нарушив все правила служебной субординации) лично управляющему Морским министерством все с той же просьбой: выселить иностранцев и удалить великого князя из крепости. Ответа из столицы ротмистр не получил. А 31 марта 1904 года прогремел взрыв на эскадренном броненосце «Петропавловск». Может быть, не детонировал запас, как предполагалось, а сработали взрывные устройства, заложенные кем-то внутри корабля? Успех приписывают минным заградителям японского флота. А может быть, это удача японской тайной агентуры? Или эсеры попытались уничтожить вероятного преемника Николая II? Ранее такие вопросы не поднимались.

Протокол обыска

Жандармы начала XX века процессуальные требования исполняли досконально. Обыск в ресторане «Америка» и спальни лейтенанта Бахтина проводили по протоколу. Среди найденных улик были карты траления бухты, штурманские прокладки курса броненосца «Петропавловск» за март 1904 года. Ряд этих служебных документов хранил «дома» штабной офицер флота. С ними свободно знакомилась его «жена» — гражданка США Жанетта Чарльз. А уж с кем она делилась прочитанным…

До капитуляции гарнизона крепости из Порт-Артура власти успели выслать Жанетту Чарльз, а лейтенанта передали под следствие. Он ломился в вагон к наместнику царя на Дальнем Востоке — адмиралу Евгению Ивановичу Алексееву, пытался оправдаться, даже изобразил попытку самоубийства. Зря волновался! Его не осудили. Лишь уволили со флота и перевели, как ни странно, поручиком в корпус пограничной стражи.

Жандармский ротмистр Михаил Митков формально не принадлежал к числу военных, и японцы не возражали, если он покинет Порт-Артур после захвата японскими войсками. Но жандарм добровольно выбрал плен. После возвращения в Петербург он сумел встретиться с уже частным лицом — бывшим управляющим Морским министерством, адмиралом в отставке Федором Авеланом… Они сидели на Васильевском острове перед бюстом адмирала Макарова, установленным у дома, где жила дочь флотоводца. И размышляли — куда могли пропасть шифровки ротмистра, отправленные в Адмиралтейство в марте 1904 года? Но и адмирал Авелан не нашел концов. Возможно, это одна из тайн контрразведки при обороне Порт-Артура, которая никогда не будет разгадана.

Александр СМИРНОВ

  Рубрика: Специстория 113 просмотров

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒

https://zagadki-istorii.ru

Домой

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

SQL запросов:44. Время генерации:0,202 сек. Потребление памяти:9 mb