«Короче, Склифософский!»

Автор: Maks Июн 6, 2021

Есть ли более любимый советский фильм, чем «Кавказская пленница, или Новые приключения Шурика»? Вряд ли. Казалось бы, что может быть лучше? Южное лето, горы, замечательные актеры, юмор, необычный сюжет… На самом деле у режиссера картины Леонида Гайдая и артистов, которые в ней участвовали, остались от тех съемок отнюдь не лучезарные впечатления.

В 1967 году Леониду Гайдаю было 44 года. Он был опытным и бывалым режиссером. Фильм «Кавказская пленница» был его 11-й работой. К началу работы над картиной Леонид Иович уже выработал свой «фирменный» авторский стиль. Режиссер умело балансировал на грани дозволенного, преподнося свои комедии как необходимую критику недостатков советской действительности, в целом, разумеется, абсолютно здоровой.

Трус, Балбес, Бывалый

В «Кавказскую пленницу», название которой отсылает к рассказу Толстого «Кавказский пленник», Гайдай ввел своих любимых героев: неуклюжего интеллигентного студента Шурика и тройку жуликов: Труса, Балбеса и Бывалого.

Тут надо сказать, что комическое мужское трио появилось впервые не на советском экране. В американском кино уже были «Три балбеса», которые еще с 1922 года участвовали в короткометражных киноводевилях.

Впервые трио в составе Вицина (Трус), Никулина (Балбес) и Моргунова (Бывалый) появилось в гайдаевской короткометражке 1961 года под название «Пес Барбос и необычный кросс». Этот фильм сняли по одноименному фельетону Степана Олейника. В том же году вышла еще одна короткометражка — «Самогонщики», с теми же героями. Народу эти киножулики нравились — было ясно, что можно продолжать.

Заложник образа

Шурик впервые появился в 1965 году в комедии Гайдая «Операция «Ы» и другие приключения Шурика». Этот герой был рожден временем. Интеллигенты, обязательно очкарики, фигурировали в советских картинах и раньше. Например, лейтенант Фарбер (его роль исполнил Иннокентий Смоктуновский) в фильме 1956 года «Солдаты». Надо было демонстрировать, так сказать, весь срез советского общества. А тут еще в моду вошли ученые-физики. Тоже, естественно, очень умные, и от этого — в очках. Правда, Шурик в «Кавказской пленнице» был филологом, который приехал на Кавказ собирать фольклор — нужен был мотив для его странного путешествия по горам.

Ленинградский актер Александр Демьяненко как нельзя лучше подходил на роль Шурика. Его Гайдай выбрал из большого количества претендентов, в числе которых были и Иван Бортник, и Александр Леньков, и Виталий Соломин. Но они изображали робость. А Демьяненко был робким и в жизни. Многие замечали его сходство — и внешнее, и внутреннее — с самим Леонидом Иовичем. Режиссер, конечно, это чувствовал.

Леонид Гайдай на сьёмках Кавказской пленницыБрюнета Демьяненко ради роли Шурика красили в блондина: видимо, советский зритель не был готов еще к главному персонажу-брюнету или шатену. Хватит того, что Нину, героиню, сыграла темноволосая Наталья Варлей. Вообще, с брюнетками и брюнетами в ролях героев-любовников в советском кино было туго. В роли прекрасной девушки Вероники решился снять брюнетку Татьяну Самойлову только Михаил Калатозов в 1957 году. Так в кино СССР появилась героиня — не блондинка.

О той ужасной краске для волос у Демьяненко остались кошмарные воспоминания: «В то время не было же тех замечательных красителей, как сейчас. Поэтому меня красили бланкитом. Вы знаете, это что-то похожее на смесь известки с чем-то. Это жуткая процедура. Я был в то время брюнетом, таким жгучим. Мои волосы (мне всю голову намазали) сожгли этим бланкитом, и, к чертовой матери, всю кожу на моей бедной голове. Так что это впечатление осталось».

Что поделаешь, искусство требовало жертв.

К сожалению, роль Шурика стала самой успешной в карьере Демьяненко. И самой роковой. Последний раз он успешно сыграл его в 1973 году в гайдаевской комедии «Иван Васильевич меняет профессию». Потом было много ролей. В основном эпизодических. Артист играл и в театре. Но «Шуриковского» успеха он даже и близко не достиг. При этом он и сам без отвращения не мог думать о роли «бедного студента». Да и образ «интеллигента в очках» определенно утратил актуальность. А зрители воспринимали Демьяненко только как Шурика. Артист стал пить. И скончался в возрасте 62 лет.

Правда, склонность к употреблению алкоголя в избыточных дозах чуть не лишила Демьяненко и роли в «Кавказской пленнице». Он пару раз был не в состоянии выйти на съемочную площадку: перебирал в компании оператора Константина Бровина.

С Демьяненко Гайдай впоследствии продолжил сотрудничество. С Бровиным после этой картины не работал больше никогда.

Трое и Варлей

«Кавказская пленница» давалась Гайдаю и сценаристам Слободскому и Костюковскому очень тяжело. Они прочитали статью об осуждаемом кавказском обычае кражи невест и решили написать сценарий комедии на эту тему. Гайдай, понимая, что «изобрел» очень популярных героев, все равно чувствовал себя вымотанным «Операцией, «Ы»». Вот как он говорил об этом периоде своей жизни: «Как мне тогда казалось, я рассказал о Шурике во всех возможных его ипостасях, я вытряс из троицы (и она из меня) все, что она могла дать, о погонях я не мог думать без содрогания».

Как только не критиковали Гайдая за то, что он ввел троицу в сюжет новой картины: дескать, Вицин, Никулин и Моргунов уже надоели. Леонид Иович безошибочно чувствовал, что станет смешно и популярно. Но от участия троицы в новой картине он и сам бы с удовольствием отказался. Дело в том, что, во-первых, в жизни Никулин, Вицин и Моргунов не ладили. Происходило это из-за того, что у них были практически несовместимые характеры. Вицин был нелюдим, закрыт и холоден. Он увлекался йогой и подолгу медитировал, чтобы снять напряжение. С коллегами поддерживал деловые отношения и ни с кем не сближался. Всю жизнь играя пьяниц, он в рот не брал спиртного.

Никулин — самый коммуникабельный из троих — был реалистом, человеком здравомыслящим и ироничным.

Но главная проблема всегда была с Моргуновым. Евгений Александрович был человеком чрезвычайно эмоциональным и конфликтным. Ничего общего с «пуленепробиваемым» Бывалым. С одной стороны, Моргунов был тонким ценителем и знатоком классической музыки, поклонником Чайковского и Рахманинова. С другой стороны, его все раздражали, и он любил зло разыгрывать коллег. Он пользовался успехом у женщин. И как-то раз вывел из себя режиссера, заявив, что желает, чтобы на съемках присутствовали поклонницы. Вспыльчивый Гайдай вышел из себя и вычеркнул из сценария все эпизоды с Моргуновым. Больше он, кстати, троицу не снимал.

Роль Нины стала первой серьезной работой в кино «цирковой девочки» Натальи Варлей. Гайдай долго не мог найти никого на роль главной героини. Не хотелось вновь снимать Наталью Селезневу — стал уже привычен ее образ в «Операции «Ы»». Не подошла и красавица Марианна Вертинская. В итоге выбор пал на Варлей, которая выступала в цирке вместе с грустным клоуном Леонидом Енгибаровым. Не последнюю роль сыграла отличная спортивная форма актрисы цирка: трюки она исполняла без дублерши.

После «Пленницы» девушки стали танцевать твист, как Варлей, носить ковбойку, как Варлей, и прическу, как у нее.

В этом фильме, который (для худсовета) боролся с отжившими кавказскими обычаями, зритель нашел для себя немало привлекательного. И героев, которым можно подражать, и шутки, которые до сих пор цитируют с удовольствием.

Ольга СОКОЛОВСКАЯ

ПО ЦЕНЕ ШАМПАНСКОГО

Леонид Гайдай поощрял актерскую импровизацию. И даже учредил приз: за каждую удачную шутку он дарил артистам по бутылке шампанского. Под конец картины таких бутылок у остроумного Никулина было целых 24. У Вицина — меньше всех. Но зато именно он придумал сцену, в которой Трус начинает биться в конвульсиях, когда его за руки держат Балбес и Бывалый.

Загадки истории » Искусство и телевидение » «Короче, Склифософский!»

, , , , ,   Рубрика: Искусство и телевидение 84 раз просмотрели

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:31. Время генерации:0,238 сек. Потребление памяти:8.51 mb