«Крот» с атомной субмарины

Автор: Maks Янв 28, 2022

В течение долгих лет важнейшим фактором влияния на стратегию ведения холодной войны двумя мировыми сверхдержавами являлись личные интересы семейства Уокер, продававшего секретнейшие документы ВМС США советской разведке.

Действия Джона Уокера идут вразрез со всеми правилами конспирации, принятыми у профессионалов. Но в том-то вся и штука, что Джонни не был профи, а разоблачить везучего дилетанта оказалось намного сложнее. Провал созданной им агентурной группы был обусловлен обстоятельствами глубоко личного, можно даже сказать, семейного характера.

Нежданный визитер

Все началось в 1955 году, когда попавшемуся на серии квартирных краж Джонни Уокеру предложили сделать выбор — либо он идет в тюрьму, либо в армию. В ту пору вооруженные силы Соединенных Штатов формировались еще по призывному принципу, а Джонни как раз исполнилось 18 лет и он подлежал призыву. Тот, кто делал ему это предложение, наверное, считал, что помогает молодому человеку исправиться, пройдя суровую закалку военной службы. Отчасти так и вышло.

Склонный к правонарушениям выходец из неблагополучной семьи, попав на флот, получил престижную профессию радиста и служил на ракетной ядерной подводной лодке «Эндрю Джексон». Не видя для себя особых перспектив на берегу, Джон решил остаться на флоте и подписал профессиональный контракт. Повышая квалификацию и по выслуге лет, Уокер достиг звания старшего уоррент-офицера, что в советской системе соответствует армейскому прапорщику или флотскому мичману. К тому времени он был женат на Барбаре Кроули, и у них родились три дочки и сын.

Когда Уокер был переведен из плавсостава в оперативный штаб Атлантического флота, базировавшийся в Норфолке, они с Барбарой попытались увеличить свои доходы, открыв бар. Но одно дело — сидя в баре, наблюдать, как хозяин загребает деньгу, и другое дело — крутиться в этом бизнесе самим. Вложения не окупились, семья залезла в долги, и вот тогда-то в голове Джонни родился план. Он решил рискнуть, как тогда, когда лез в чужую квартиру, только теперь ставки им были сделаны гораздо большие.

В октябре 1967 года Джон Уокер явился в советское посольство в Вашингтоне и попросил встречи с офицером охраны. Через него он сделал предложение о сотрудничестве, предложив в качестве приманки шифры радиообмена ВМС США, являвшиеся военной тайной огромной ценности. За ценную информацию визитер запросил 5 тысяч долларов. Тогда ему это казалось огромной суммой. Сделка состоялась, после чего довольный собой Джонни выплатил долги прогоревшего бара и нанял профессионального бармена, которому поручил ведение дела.

Под маской детектива

Джон УокерСначала советские разведчики опасались, что контрразведка «подставила» им своего агента, чтобы пичкать дезинформацией. Но отношение к Уокеру изменилось после того, как полученные от него ключи к шифрам опробовали в работе с шифровальной машиной, снятой с американского корабля радиотехнической разведки «Пуэбло», в январе 1968 года захваченного в Японском море северокорейскими ВМС.

Оценив потенциал «источника», все контакты с Уокером решено было вынести на территории третьих стран. Средств на удовлетворение запросов шифровальщика велено было не жалеть. Ему платили тысячу долларов в неделю, и за эти деньги у Уокера было приобретено множество различных секретных данных, проходивших через штаб, в котором он служил.

Быстро привыкнув к хорошим доходам и освоившись в роли тайного агента, Джонни опасался того, что его могут перевести на другое место службы или вообще уволить в запас, из-за чего он утратит доступ к секретам. Чтобы подстраховаться на этот случай, он пошел на беспрецедентные шаги, сам начав вербовку новых агентов и организуя утечки секретных сведений.

Любые инструкции разведки категорически запрещают такую деятельность поставщикам информации, но Уокер ничего не сообщал своим кураторам. Действуя на свой страх и риск, в 1973 году он предложил «подработать» Джерри Уитворту, служившему в центре связи главного штаба американских ВМС. Они познакомились в Сан-Диего, когда в 1969 году Уокер служил инструктором на курсах флотских радистов. Чтобы не шокировать партнера, он соврал, уверяя, что сбывает секреты союзному Израилю, и только когда Уитворт основательно увяз и пути назад ему уже не было, Джон раскрыл карты.

Сам же Уокер, выйдя на пенсию в 1976 году, выкупил лицензию частного детектива, что служило хорошей маскировкой его действиям. Чтобы сохранить доступ к секретной информации, Джон привлек к делу сына Майкла, с которым ему пришлось основательно повозиться. Послетого как Уокера-младшего вышибли из школы за неуспеваемость и дерзкое поведение, папа принял его стажером в свою детективную фирму и стал учить азам шпионажа. Потом он убедил Майкла окончить школу, чтобы получить аттестат о среднем образовании. После этого юноша завербовался в ВМС и получил назначение на авианосец «Нимиц», где стал штабным писарем.

В 1984 году к семейному делу примкнул старший брат Джона, капитан-лейтенант флота в отставке Артур Уокер, работавший в частной военной компании. Так возникла целая семейная фирма, специализацией которой была торговля сверхсекретной информацией.

Этот налаженный бизнес потерпел крах, когда 20 мая 1985 года Джон Уокер был задержан при извлечении из тайника скопированных Майклом Уокером 129 страниц секретных документов. Это были описания технических характеристик крылатой ракеты «Томагавк», анализ слабых мест системы противоракетной защиты «Нимица», фрагменты кодов запуска ядерных ракет, информация об американских разведывательных спутниках, а также сценарий действий авианосца «Нимиц» в случае возникновения войны в Центральной Америке.

Месть разведенки

Провал был обусловлен действиями жены Уокера, которая знала о том, чем занимается муж. Получив от советской разведки что-то около миллиона долларов, Уокеры потратили их на дорогие автомобили, яхту, отдых на Багамах и прочие удовольствия.

Естественно, Барбара заинтересовалась, откуда у морячка Джона появились такие деньги, и он ей во всем признался. До поры она молчала, но потом у них обострились отношения на почве пьянства Барбары, которой шальные денежки пошли не впрок. Дело дошло до развода, и тогда озлобившаяся Барбара донесла в ФБР о том, чем ее муженек промышляет.

Свои заявления Барбара делала пьяной, и большого значения им не придали, считая, что эта озлобившаяся алкоголичка просто хочет навредить бывшему мужу из чувства мести. Чтобы отделаться от мороки, фэбээровцы информировали о заявлениях Барбары Уокер Службу расследований ВМС, начавшую формальную проверку. Подозрение вызвал вызывающе роскошный образ жизни Джона Уокера, который никак не могли обеспечить легальные доходы частного детектива и скромная пенсия уоррент-офицера. Им занялись всерьез и, выявив связи, взяли с поличным.

Пойдя на сотрудничество со следствием, Уокер выторговал снисхождение сыну, общий режим в федеральной тюрьме и право на помилование через 30 лет для себя. Его брату свои «три пожизненных + 40 лет» и Джерри Уитворту, получившему 365 лет срока, пришлось отбывать наказание «на строгом режиме». Правом прошения о помиловании смог воспользовался только Майкл Уокер, отсидевший 15 лет. Он вышел на волю в феврале 2000 года.

Борис ВОСТЕР

ХОЛОДНАЯ ВОЙНА — ЭТО ФАРС?

Сидя в тюрьме, Джон Уокер написал книгу «Моя шпионская жизнь», в которой объяснял свою работу на советскую разведку тем, что считал холодную войну фарсом, имитацией, большой игрой, на которой многие обогащались, а он лишь последовал их примеру.

  Рубрика: Специстория 58 просмотров

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐

https://zagadki-istorii.ru

Домой

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

SQL запросов:44. Время генерации:0,196 сек. Потребление памяти:9 mb