«Крот» с фотоаппаратом

Автор: Maks Фев 13, 2022

В начале 1960-х годов в Нью-Йорк прибыл офицер оперативно-технического управления ГРУ Николай Чернов. По приезде советский разведчик стал вести необычный образ жизни, включавший частое посещение клубов, баров и ресторанов.

Согласно документам, в советском посольстве в США Николай Чернов занимал техническую должность. Фактически он исполнял обязанности опер-техника нью-йоркской резидентуры. Рабочие обязанности Николай исполнял неплохо, но по вечерам любил расслабиться в баре.

Пьяный резидент

Пьяного русского довольно быстро «срисовали» спецы из ФБР и с подачи «старших коллег» из ЦРУ стали наблюдать. В марте 1963 года Чернов вместе с майором КГБ Дмитрием Кожиным приехал на распродажу строительно-оптовой базы для закупки материалов на ремонтные работы в посольстве. Скидка за стройматериалы составила около 500 долларов, но русские смогли договориться с владельцем базы, что он не станет отражать скидку в платежных документах, а выставит для оплаты обычный счет, а им выдаст по 200 долларов, оставив себе сотню.

Когда Чернов вновь приехал за обещанным «гонораром», его уже ждали сотрудники ФБР. Предварительно они зафиксировали процесс передачи наличных, а также предоставили Чернову платежку с базы и фотоснимки, где он нетрезвым сидит с девицей в ночном заведении. Чернов знал, что в случае появления этих снимков в московских кабинетах его ожидал не только отзыв на родину и вечный запрет на выезд за рубеж, но и увольнение по дискредитирующим обстоятельствам. А если «повезет», то и уголовное наказание. Так как разговор сопровождался порциями коньяка для снятия стресса, Чернова быстро уговорили стать осведомителем для американцев. Кроме того, вербовщики пообещали подкидывать русскому наличные для его походов по ресторанам и барам.

Нужно ли говорить, что все это тоже сопровождалось фиксацией на технические носители. Так что, выйдя из кабинета владельца базы, сотрудник ГРУ плотно «увяз» в капкане ФБР.

Сотрудничество вышло довольно «плодотворным». За пару лет Чернов, получивший оперативный псевдоним Никнэк, передал американским кураторам множество секретной информации. В частности, таблетки для тайнописи, используемые в ГРУ, и ряд фотоснимков с оперативных документов, которые резиденты ГРУ добывали у самих же американцев. Нужно ли говорить, что тем самым Чернов просто рисовал мишени на спинах людей, работавших на советскую разведку? Но кураторам из ФБР этого было мало. Они требовали от него снимки тех документов, где имелись пометки «НАТО», «военное» и «совершенно секретно».

«Увяз коготок»

В ноябре 1963 года Чернова вдруг отозвали в Москву. Вероятно, информация о его загулах в кабаках достигла ушей руководства. Перед отлетом в Москву кураторы договорились с Черновым о контактах во время его следующего визита за рубеж. А чтобы он не скучал, выдали ему 10 тысяч рублей (серьезная сумма), спецфотоаппараты «Минокс» и «Тесина», а также англо-русский словарь с тайнописью. Сам Чернов вспоминал позже: «Я посчитал, следующий раз приеду за границу лет через пять. На пропой мне надо на каждый день по десять рублей. Всего где-то тысяч двадцать. Столько и запросил».

Сведений, что успел передать Чернов американцам, хватило с лихвой, чтобы нанести серьезный ущерб советской резидентуре. Так, предатель «слил» в ФБР не только фото, но и их названия, титульные листы и номера документов. Это помогло американцам выяснить место службы и личность агента.

Когда Никнэк передал фотокопию секретного «Альбома управляемых ракетных снарядов ВМС США», полученного от агента ГРУ Дрона, американцам стало понятно, где искать этого агента. В сентябре 1963 года Дрон был задержан и приговорен к пожизненному заключению за шпионаж. В другой раз, благодаря данным от Чернова, в Великобритании в 1965 году был арестован агент ГРУ Бард. Это был Фрэнк Боссард, чиновник министерства авиации Великобритании, завербованный в 1961 году разведчиком Глазковым. По обвинению в передаче Советам данных о системах наведения ракет НАТО Дрона приговорили к 21 году тюрьмы. Причем американцы так не хотели «светить» Чернова, что когда они передавали англичанам сведения об их «кроте», то сообщили, что это данные другого предателя — Топхэта (Д. Поляков).

Сам Чернов по прибытии в Москву отделался взбучкой и был оставлен служить в оперативно-техническом отделе ГРУ в фотолаборатории 1-го спецотдела. В 1968 году он перешел на «гражданскую» службу — в Международный отдел ЦК КПСС. Но, будучи обязанным кураторам из ФБР, Никнэк делал копии материалов, поступавшие в его лабораторию в Москве. В 1972 году он передал представителю ФБР более 3000 кадров во время зарубежной командировки по линии МИД СССР. Дипломатический паспорт Чернова позволил ему без проблем вывезти секретные пленки без всяких досмотров. Когда американцы распечатали снимки, то были приятно удивлены — «инвестиции» себя оправдали. А затем последовали аресты…

В 1972 году был арестован лейтенант ВВС Великобритании Дэвид Бингем, завербованный офицером ГРУ Кузьминым в 1970 году. Он передавал секретные документы, к которым имел доступ на военно-морской базе в Портсмуте. За шпионаж британский суд приговорил его к 21 году тюрьмы.

Сдача агентов

Николай ЧерновВ 1973 году ФБР передало часть материалов от Чернова французской спецслужбе — Управлению по охране территории. 15 марта 1977 года был арестован глава резидентуры 54-летний Серж Фабиев, а также Джованни Ферреро, Роже Лаваль и Марк Лефевр. В январе 1978 года французский суд, признав их виновными в шпионаже, приговорил Фабиева к 20 годам заключения, Лефевра — к 15, а Ферреро — к 8 годам. Во время следствия у Лаваля помутился рассудок, и он был изолирован в «психушке». В октябре 1977 года во Франции был арестован другой агент ГРУ — член Французской компартии Жорж Бофис. Участие в движении Сопротивления смягчило его вину, и срок составил 8 лет тюрьмы.

В 1977 году на 18 лет за шпионаж в пользу СССР был осужден командующий войсками ПВО Швейцарии, бригадный генерал Жан-Луи Жанмер. Его вместе с супругой ГРУ завербовало еще в 1962 году под псевдонимами Мур и Мэри. Пара активно передавала информацию вплоть до ареста.

После возвращения из-за рубежа в 1972 году Чернов начал сильно пить и был уволен за прогулы и потерю секретного справочника. Оставшись без работы и семьи, предатель «слетел с катушек» и в пьяном угаре пытался покончить с собой. Не получилось. Позднее ему удалось вернуться к нормальной жизни. В небольшой деревушке в Подмосковье он занялся выращиванием скотины и овощей.

После ареста в 1986 году генерала КГБ Дмитрия Полякова тот сообщил следователям: «Во время встречи в 1980 году в Дели с сотрудником американской разведки мне стало известно, что Чернов передавал американцам тайнописи и другие материалы, к которым имел доступ по роду службы». По другой версии, первым о «кроте» с фамилией Чернов ГРУ сообщил Олдрич Эймс. После чего за тихим «отставником» установили наблюдение. Увы, американцы давно «списали» пьянчугу, и наблюдение ничего не дало. Только в 1990 году заместитель начальника отдела Следственного управления КГБ Василенко инициировал арест Чернова.

К удивлению следователей, предатель сразу стал давать показания, будто хотел «облегчить душу». Но без вещдоков признание обвиняемого было недействительно. Тогда Чернов рассказал о словаре с тайнописью, который он подарил приятелю. Когда чекисты нашли словарь, то действительно обнаружили на одном листе тайнописную копирку. С таким веществом эксперты КГБ встретились впервые. По прошествии 30 лет копирка была полностью годна к применению.

11 сентября 1991 года суд отмерил предателю 8 лет заключения. Спустя 5 месяцев президент России Борис Ельцин помиловал 10 человек, осужденных по статье 64 УК «измена Родине». В результате Чернов так и не понес наказание.

Прохор ЕЖОВ

  Рубрика: Специстория 126 просмотров

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒

https://zagadki-istorii.ru

Домой

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

SQL запросов:44. Время генерации:0,200 сек. Потребление памяти:9 mb