Кто изобрёл велосипед?

Автор: Maks Ноя 22, 2019

При советской власти большую популярность получила легенда о том, что первый в мире велосипед был сконструирован русским крестьянином Артамоновым в 1801 году — задолго до появления европейских «аналогов». Но так ли это?

Рождение легенды

Первое упоминание об Артамонове содержится в книге уральского краеведа Василия Белова «Исторический очерк уральских горных заводов» (СПб, 1896 год), где без каких-либо ссылок на источники сообщается, что «во время коронования императора Павла I, следовательно в 1801 году, мастеровой уральского Тагильского завода Артамонов бегал на изобретенном им велосипеде, за что по повелению императора получил свободу со всем своим потомством».

Конечно же, слова «велосипед» тогда еще не было, поэтому изобретенное устройство якобы прозвали на русский манер — «бегунок».

Такова история, рассказанная краеведом Беловым. С нее и началось «рождение легенды». Другой уральский краевед — Иван Кривощеков — в 1910 году включил эти сведения в свой «Словарь Верхотурского уезда», исправив явную ошибку: в 1801 году короновался не Павел I, а Александр I.

А в 1922 году в Нижнетагильском музее-заповеднике появился металлический велосипед, возле которого повесили табличку с надписью, гласившей, что это и есть тот самый велосипед Артамонова, на котором он в 1801 году «бегал» на коронации Александра I.

Однако все эти истории долгое время вращались лишь в среде уральских краеведов. Но в конце 1940-х годов в СССР началась борьба с «космополитизмом» и «преклонением перед Западом». Во всех областях науки советские пропагандисты стали отыскивать «русские приоритеты», пытаясь доказать, что отечественные ученые и изобретатели всегда были «впереди планеты всей».

Вот тут-то для байки про велосипед Артамонова наступил звездный час. История про то, как простой уральский крестьянин утер нос всей Европе, приобрела всесоюзную известность. Об этом говорили на радио, писали в газетах и книгах. Факт создания первого велосипеда в России стал истиной, не подлежащей какому-либо сомнению.

В 1948 году вышла книга Виктора Данилевского «Русская техника», где говорилось: «Тогда же в Нижнем Тагиле трудился крепостной мастер Артамонов, о котором сохранились рассказы как он приехал с Урала в Москву на коронацию Александра I на двухколесном железном велосипеде, изобретенном им задолго до того, как на Западе пришли к подобной идее».

Дальше — больше. Мифический Артамонов попал даже в Большую советскую энциклопедию. Причем теперь он оказался создателем целой серии велосипедов. Кроме того, у него появились имя и отчество (Ефим Михеевич) и даты жизни (1776-1841). Откуда составители энциклопедии взяли эту информацию — остается загадкой.

От Нижнего Тагила до Москвы

В дальнейшем биография Артамонова обросла новыми подробностями. Оказывается, Ефим Михеевич «помимо велосипеда изобрел насос по откачке воды на баржах и «коляску-самоход», прототип автомобиля, только с паровым двигателем, который, как известно, использовался для перевозки грузов на Нижнетагильских заводах».

Теперь Артамонов уже не просто «бегал» на своем велосипеде во время коронации императора в Москве. Он теперь, как выяснилось, и до Москвы-то добирался со своего Тагильского завода (ныне — город Нижний Тагил) не на чем-ни-будь, а на своем велосипеде. По сути, писали советские пропагандисты, это был первый в мире велопробег.

Действительно, велопробег получался нешуточный. От Нижнего Тагила до Москвы — 2000 верст. Путь неблизкий. Правда, могут закрасться сомнения.

Артамоновский «бегунок» (если судить по экспонату, выдаваемому за его велосипед) развивал скорость от силы 10-12 км/ч. Ехать, стало быть, до Москвы надо где-то часов 200. То есть даже не несколько дней, а несколько недель!

Чем питался наш велосипедист в дороге? Неужто весь провиант взвалил себе на плечи? Где ночевал? На пеньке, подложив кулачок под голову? А как быть с вещами? Неужто в одной рубахе ехал и днем и ночью, и в жару и в холод, и в зной и в дождь? Так в этой рубахе и предстал перед императором? Я уж не говорю про то, что в те времена путешествие в одиночку по Руси «через реки глубокие, да горы высокие, да леса темные» было делом далеко не безопасным.

Но советских агитаторов такие тонкости не смущали. Первый велопробег -и все тут.

Лишь в 1980-е годы дурманящий патриотический угар вокруг персоны Артамонова стал понемногу рассеиваться. Появились первые статьи, ставящие под сомнение сам факт существования Артамонова.

Сказка лож, да в ней намёк

Велосипед АртамоноваВпервые имя Артамонова, как уже сказано, было упомянуто краеведом Беловым в 1896 году. Все остальные публикации являются лишь дальнейшим «журналистским креативом» на заданную тему.

До 1896 года решительно никто и никогда не упоминал имени Артамонова. Что, надо сказать, довольно странно. На коронации Александра I присутствовали тысячи людей, в том числе — множество иностранцев. Неужели никто из них не обратил внимания на удивительное изобретение русского крестьянина, на котором он «бегал» по Первопрестольной? Но никто из очевидцев коронации ни в письме, ни в дневнике, ни в мемуарах даже единым словом не упоминает о необычной уральской «беговой машине».

Никаких упоминаний об Артамонове нет в камер-фурьерских церемониальных журналах за 1797 год (когда состоялась коронация Павла I) и за 1801 год (когда короновался Александр I). Не упоминают об уральском крестьянине ни «Список о всех милостях, излиянных покойным государем Павлом I в день его коронации 5 апреля 1797 года», ни «Описание коронации его императорского величества Александра Павловича», ни архивы канцелярии графа Новосильцева (созданной в 1801 году и занимавшейся рассмотрением технических изобретений), ни подборка материалов о крепостных изобретателях, публиковавшаяся в журнале «Отечественные записки» в 1818-1830 годах. Не найдено вообще никаких документов, которые бы подтверждали рассказ Белова.

Так что же, уральский краевед соврал? Вся эта история — его выдумка? Не совсем. Белов передал миф, ходивший в среде уральских мастеровых. А в большинстве мифов и сказок всегда можно найти реальное историческое зерно. Есть оно и в сказке про Артамонова.

Не «бегунок», а дрожки с музыкой

Историки обнаружили сведения о тагильском крепостном механике Егоре Кузнецове-Жепинском, изобретшем конные «музыкальные дрожки» с верстометром и органом.

Проще говоря, это была обычная конная повозка (не велосипед), которая отмеривала пройденный километраж и играла музыку при движении.

Эти дрожки механик подарил на коронации Александра I его матери — вдовствующей императрице Марии Федоровне, за что и был освобожден со всей семьей из крепостной неволи. Вместе с Егором в Москве был его племянник — слесарь Артамон Кузнецов, который, хотя и «никакого отличия против других равно с ним работы исправляющих не делал», тоже получил вольную. Именно это событие и является историческим зерном легенды.

Конные дрожки в народной молве превратились в загадочный «бегунок», который уральский краевед Белов принял за велосипед. Ну а имя племянника Артамона Кузнецова превратилось в фамилию «изобретателя Артамонова». Такова истинная история «первого русского велосипеда».

А как же быть с экспонатом Нижнетагильского музея-заповедника — тем самым велосипедом, на котором Артамонов в 1801 году якобы совершил свой «бессмертный велопробег»?

Увы, проведенная в 1980-х годах металлографическая экспертиза показала, что этот самодельный велосипед сделан из бессемеровской стали (то есть не ранее 1870-х годов — именно тогда появилась бессемеровская сталь). А сам велосипед является обычной «калькой» с английского образца конца XIX века. Так что, к сожалению, «первый в мире велосипед крестьянина Артамонова» оказался мыльным пузырем, который лопнул при первом же столкновении с серьезным научным анализом.

Марат КУРАМШИН

 



,   Рубрика: Люди и вещи

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:59. Время генерации:0,223 сек. Потребление памяти:9.03 mb