Кто к нам с лучом придёт…

Автор: Maks Ноя 6, 2020

Работы над лазерным оружием в СССР в 1980-х годах проводились в обстановке повышенной секретности. Особенно большие успехи в этом направлении были достигнуты на флоте.

Казалось, еще какие-то двадцать-тридцать лет, и нашим новым кораблям с боевыми лазерами на борту не сможет никто противостоять. Но перспективные инновации погубили перестройка и последовавший за нею развал страны.

Гиперболоид старлея Машукова

Сейчас уже трудно сказать, почему главнокомандующий ВМФ СССР адмирал флота Советского Союза Сергей Горшков решился в 1976 году попробовать лазерную тему в своем ведомстве. Может, под впечатлением двух фильмов, снятых по мотивам фантастического романа «Гиперболоид инженера Гарина» Алексея Толстого, где рассказывалось о лучевом оружии? Или понимал адмирал, что догнать и перегнать Америку, да еще и вместе с остальными странами НАТО, по числу боевых кораблей нереально, а вот нивелировать это превосходство новейшим оружием — можно. Так почему бы не попробовать?

Но скорее причина заключалась в том, что лазерные установки были очень большими по размеру и тяжелыми. Перемещать их по суше и тем более по воздуху было затруднительно, а вот разместить на кораблях — в самый раз.

Первой «лазерной канонерской лодкой» стало опытовое судно ОС-90, в прошлом средний десантный корабль СДК-20. На нем существенно переработали корпус, сняли все вооружение и установили 90-тонный лазерный комплекс «Аквилон». Все работы на Севастопольском судоремонтном заводе имени Серго Орджоникидзе проводились в обстановке повышенной секретности, особенно когда шел монтаж «Аквилона». Из-за технических и организационных сложностей дело затянулось на восемь лет.

В сентябре 1984 года ОС-90 вернулся в корабельный состав флота, получил экипаж и командира — старшего лейтенанта Машукова. Спустя месяц на Феодосийском полигоне состоялось первое испытание «лазерной канонерки». Ей предстояло сбить мишень, изображавшую противокорабельную ракету.

Более суток проводились специальные подготовительные работы ради единственного выстрела продолжительностью в несколько секунд. К тому же коэффициент полезного действия «Аквилона» составил всего лишь 5% из-за того, что на луч воздействовали испарения с поверхности моря. Мишень была взята на сопровождение, но чтобы сбить ее, потребовалось боевой луч пустить внутри так называемого луча просветления.

Несмотря на все недостатки, опытным путем была доказана сама возможность создания боевой корабельной установки и ее способности по выведению из строя вражеских ракет, оптических приборов и ослеплению противника. В перспективе рассматривалась возможность вооружения десантных кораблей более совершенными боевыми лазерами для «лучевой обработки» вражеского побережья перед высадкой морской пехоты.

Испытания «лазерного линкора»

Если «Аквилон» рассматривался как оружие поддержки десанта, то следующий проект — тема «Айдар» — был «главным калибром» для боевых кораблей.

ОС «Диксон» готовится к испытательным стрельбам«Диксон» подобно иному разведчику-нелегалу много раз менял «личину». Строившийся как лесовоз, он был переоборудован в экспедиционно-океанографическое судно, а затем в поисково-спасательный корабль. С того момента, как его выбрали в качестве носителя более мощного, чем «Аквилон», боевого лазерного комплекса, он стал именоваться по документам обычного пользования «сухогрузом». А в секретной переписке его закамуфлировали как «опытовый стенд специального назначения». В 1979 году он с Балтики перебрался на Черное море. В Севастополе на уже упомянутом «Севморзаводе» корабль проходил переоборудование под носитель мощной лазерной установки. Само оружие изготавливали на Калужском турбинном заводе с последующей доставкой в Крым.

Сложностей с переделкой «Диксона» было не меньше, чем с ОС-90. В ходе переоборудования его водоизмещение выросло с 7 230 до 9 500 тонн, а наибольшая ширина судна увеличилась до 20 метров. Прожорливому лазерному комплексу нужно было 50 МВт электрической энергии, и на «Диксон» установили три турбины от лайнера Ту-154. И все же этот корабль смогли подготовить быстрее, всего за пять лет.

О нем рассказывают немало интересных фактов. Якобы только здесь был оборудован так называемый «женский гальюн» для многочисленных работниц верфи, участвовавших в реконструкции судна. Для охлаждения лазера была создана система, которая потребляла 400 литров спирта, разводившегося дистиллированной водой до 39,5 градусов. Из-за огромных расходов корабль прозвали «золотой рыбкой». К примеру, только разработка адаптивного отражателя (маленького медного колпака диаметром 30 сантиметров), предназначенного для отражения лазерного луча в сторону противника, обошлась в два миллиона рублей.

В 1985 году «Диксон» доставили в 12-ю бухту Севастополя. Здешний причал обнесли четырехметровым бетонным забором с колючей проволокой под напряжением. Был установлен очень строгий пропускной режим, что выглядело крайне подозрительно для обычного «сухогруза». Необычным было и то, что некоторые конструкции на судне постоянно были укутаны в брезентовые чехлы. Под ними скрывались элементы лазерного комплекса.

Во второй половине 1985 года «лазерный линкор» отправился на свои первые «стрельбы». «Диксону» предстояло обстрелять лучом неподвижную мишень на расстоянии четырех километров.

Когда раздался выстрел, никто ничего не заметил, а мишень осталась неповрежденной. Правда, тепловые датчики на ее корпусе зафиксировали попадание луча «на излете», но это было слабым утешением для такого сильного лазера. Адмирал Горшков разочаровался в возможностях инновационного оружия, и работы по теме «Айдар» стали сворачивать.

Напоследок «Диксон» еще разок «пальнул» по радиоуправляемому катеру-мишени и с 400 метров поразил его рубку, но это был не показатель для главного калибра.

История не окончена?

После смены политического курса в СССР, с приходом к власти Михаила Горбачева финансирование опытов с лазерным оружием начало сокращаться. «Айдар» остановился совсем, а вот «Аквилон» все же пытались интегрировать в систему корабельного вооружения. Предполагалось, что его усовершенствованные варианты установят на кораблях поддержки десанта для поражения оптико-электронной техники. Были проведены испытания воздействия лазерного луча на глаза животных и подтверждена его эффективность.

Вооружить боевым блоком успели лишь один корабль — МАК-11 «Вьюга», да и тот после передачи его в морские части погранвойск лазером не пользовался. Впоследствии, в 1990-х годах установку демонтировали.

А «лазерная эскадра» в составе ОС-90 и «Диксона» долгое время стояла у причала. Боевые комплексы были демонтированы, секретная техническая документация ушла в архивы. По некоторым данным, с развалом Союза корабли достались Украине, которая отправила их на металлолом.

Но существует и другая версия — о том, что эти суда купили США. Там обнаружили на одном из них мощные генераторы, особые поворотные механизмы и холодильные установки большой мощности. Американские специалисты определили, что имеют дело с бывшим носителем боевого лазера. С того момента всю информацию о покупке засекретили.

А в 2019-м американцы объявили об испытаниях своих корабельных лазерных установок, установленных на эсминце «Девей» и… на двух десантных кораблях. И если на «Портленде» боевой лазер (мощность — 150 кВт) призван защищать его от беспилотников, ракет и катеров противника, то на корабле «Понсе» лучевой установкой (33 кВт) собираются выводить из строя электронно-оптические и инфракрасные системы наблюдения и наведения противника.

Быть может, это просто совпадения?

Леонид ЧЕРНОВ

Загадки истории » Военная тайна » Кто к нам с лучом придёт…

,   Рубрика: Военная тайна 11 раз просмотрели

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:27. Время генерации:0,175 сек. Потребление памяти:7.15 mb