Курортная столица

Автор: Maks Сен 14, 2021

В настоящее время Пятигорск является центром Северо-Кавказского федерального округа. Что ж, в Российской империи в период курортного сезона управление Кавказом и Закавказьем тоже осуществлялось из Пятигорска.

ПЯТЬ ВЕРШИН

Название города — Пятигорск — сразу же отсылает к неким пяти горам. На самом деле под ними подразумевается одна гора с пятью вершинами. Именно такая конфигурация отражена в ее древнетюркском и сохранившемся до нашего времени названии — Бештау («пять вершин»).

Прилегающая к горе местность с древности именовалась в русских источниках Пятигорьем, а населяли ее некие пятигорские черкасы — народ православный, к России настроенный дружественно, но все же, видимо, не славяне.

Предположений, кто же такие пятигорские черкасы, очень много, поэтому возьмем две крайние версии. Версия первая — это предки казаков, сформировавшиеся в отдельный этнос от смешения горских народов и селившихся в здешних местах славян. В XVI веке они основали еще два казачьих войска — Запорожское и Донское.

Вторая версия трактует пятигорских черкас как адыгов (разделившихся позже на адыгейцев и кабардинцев), находившихся в тесном союзе с Московским царством. При этом неясно, насколько обширным было средневековое Пятигорье: шла ли речь только о ближайших окрестностях горы Бештау либо вообще о землях вдоль всех четырех левых притоков Терека — Малки, Баксана, Чегема и Черека.

Европейские авторы, поминая пятигорских черкас, обычно говорят о всей территории расселения адыгских племен — от Черного моря до Каспийского. Древнейшие поселения в здешних местах вообще датируются III тысячелетием до нашей эры.

В трудах о Кавказе древнегреческих авторов Птолемея и Агатомара содержатся описания мест, смахивающих на окрестности Бештау, с указанием на имеющиеся здесь чудные пастбища, славящиеся прекрасными породами лошадей.

СОЮЗНИКИ МОСКВЫ

Из русских летописей следует, что на рубеже XIII-XIV веков пятигорские черкасы контролировались татаро-монгольским наместником (баскаком), сидевшим в Курске.

Где-то у подножья Черкасских гор, в кочевой ставке хана Узбека, убили князя-мученика Михаила Ярославича Тверского.

Через 16 лет после этих трагических событий арабский купец и путешественник Ибн Баттута тоже побывал в кочевой ставке Узбека в Пятигорье. Хан принял его с небывалым почетом. Арабский гость отметил факт существования источников горячей воды.

Целебный эффект этой воды, судя по всему, был известен Тамерлану. В 1395 году, нанеся решающее поражение своему врагу — золотоордынскому хану Тохтамышу, он устроил себе в окрестностях Бештау нечто вроде отпуска.

Пятигорские черкасы не без успеха пытались отстаивать свою независимость и одновременно крепили отношения с набиравшей силу Москвой.

Сигизмунд Герберштейн, дважды посетивший Московское государство как дипломат императора Священной Римской империи, писал в своей книге: «Где Кавказский хребет упирается в южный рукав Кубани, в горах жили черкасы пятигорские, или чики. Этот народ, надеясь на защиту своих гор, не оказывал послушания ни туркам, ни татарам. Русские утверждают, что это христиане, что они живут независимо по своим законам, а церковную службу выполняют по греческому обряду на славянском языке, которым главным образом и пользуются».

Возможно, речь здесь идет о подданных кабардинского князя Темрюка, чья дочь Мария в 1561 году стала второй супругой Ивана Грозного. Однако потом Москве стало не до Кавказа, а православие среди кабардинцев начало сдавать позиции перед мусульманством.

Однако союзные связи сначала с Москвой, а потом с Петербургом сохранялись, тем более что, отстаивая независимость, пятигорским черкасам приходилось противостоять главным образом туркам и крымским татарам, которые и для русских являлись заклятыми врагами. Не удивительно, что планомерное продвижение на Кавказ при Екатерине II русские начали именно с хорошо знакомого им Пятигорья.

ГОРЯЧИЕ КЛЮЧИ

В 1769 году трехтысячный отряд Иоганна фон Медема начал свои операции, расположившись именно у горы Бештау. А четырьмя годами позже, незадолго до заключения Кючук-Кайнарджийского мира (по которому турки отказались от Кабарды, включая Пятигорье), в здешних местах побывал командированный Академией наук ученый Иоганн Антон Гюльденштедт, отметивший существование серных источников.

Лечение минеральными водами было издавна популярно в Европе, а с подачи Петра I, решившего организовать курорты в Карелии и под Липецком, стало приживаться и в России. Но на Кавказе еще следовало закрепиться, и в 1780 году началось строительство крепости, названной Константиногорской — в честь второго внука Екатерины Великой.

В 1793 году, после окончания очередной войны с Турцией, очередной командированный Академией наук исследователь — Петр Симон Паллас — подготовил подробное описание Пятигорья с особым акцентом на целебных источниках. Большое внимание он уделил еще одной здешней горе — Машук, а также озеру-колодцу, именуемому Провалом.

В 1803 году Александр I объявил район Пятигорья курортом, благо ситуация в здешних местах была спокойной, хотя набеги горцев на Кавказскую линию считались делом довольно обычным. К тому же началось возведение крепости «в месте, где кислые воды», давшей начало еще одному курорту — Кисловодску.

Приехавший из Петербурга доктор Федор Гааз в 1809 году обнаружил на склоне горы Железной два минеральных источника. К ним потянулись пациенты, лечившиеся по созданной доктором методике и обустраивавшиеся в окрестностях. Так было положено начало еще одному курорту, названному Железноводском. Пятигорск, Кисловодск и Железноводск образовали единый «кластер» — Минеральные Воды.

Курортная инфраструктура начала складываться в 1812 году. Сначала стряпчий из Георгиевска Чернявский построил дом, который сдавал приезжавшим на лечение. Затем аналогичным бизнесом занялись прибывшие сюда же пленные поляки из Великой армии Наполеона.

Назначенный в 1816 году кавказским наместником Алексей Ермолов подошел к делу системно, пригласив итальянских архитекторов — братьев Джузеппе и Джованни Бернардацци, которые набросали как общий проект курорта, так и проекты наиболее важных зданий, включая главный центр светской жизни — гостиницу «Ресторация». Генерал Карл фон Сталь подобрал место для пятигорского кладбища, высказав пожелание: «Желательно, чтобы первым здесь было похоронено какое-нибудь значительное лицо». Через несколько дней он скончался от кровоизлияния в мозг и действительно был здесь похоронен.

В 1824 году Ермолов назначил первого постоянного главного врача Минеральных Вод. Им стал доктор Федор Конради (в его честь назван один из серных источников).

Следующий кавказский наместник — Иван Паскевич — в мае 1830 года исхлопотал сенатский указ, предоставлявший курортному поселку Горячие Воды статус уездного города, именуемого Пятигорском. План застройки модернизировали, а тем, кто пожелает переехать в Пятигорск на постоянное жительство, предоставлялись разного рода льготы.

МАШУК СТАНОВИТСЯ ПАРНАСОМ

Пятигорск начала ХХ векаНравы и повседневная жизнь пятигорского общества описаны Михаилом Лермонтовым в «Герое нашего времени». Сам автор погиб 15 июля 1841 года у подножия горы Машук на дуэли с отставным майором Николаем Мартыновым. Так Пятигорск вошел в историю русской литературы. Правда, еще до Лермонтова здесь бывали Пушкин, Грибоедов, Бестужев-Марлинский, а позже — Белинский, Чехов, Горький.

Для Льва Толстого грохотавшая рядом, но как бы в другом мире Кавказская война служила источником вдохновения — в Пятигорске он написал «Письма с Кавказа», рассказ «Набег» и завершил повесть «Дневник кавказского офицера».

На Минеральных Водах регулярно отдыхали кавказские наместники. Они содержали нечто вроде собственного двора и обладали властью, сравнимой с властью самодержавных монархов.

В 1847 году была образована новая губерния — Ставропольская. Она состояла из трех уездов — Ставропольского, Кизлярского и Пятигорского, причем в Пятигорске организовали Управление Кавказских Минеральных Вод. Между тремя городами — Пятигорском, Кисловодском и Железноводском — наладили омнибусное сообщение.

Позже появилась телеграфная связь. На склоне горы Машук открыли Перкальский арборетум — ботанический сад для древесных растений и кустарников.

В 1894 году к городу провели железную дорогу, в 1903 году трамвайные линии связали Провал, Сабаневские ванны, Цветник и вокзал.

Еще в 1863 году выдающийся ученый и врач Семен Смирнов основал Русское бальнеологическое общество (в советское время преобразовано в Государственный бальнеологический институт). Оно стало важнейшим центром изучения курортных методов лечения.

КРАСНО-БЕЛЫЕ УЖАСЫ

Отдыхать и лечиться на Минеральных Водах, конечно, было недешево. Тем не менее такой отдых в начале XX века оказывался доступен не только представителям элиты, но и людям из среднего класса.

Когда большевики, захватив власть, своими специфическими методами хозяйствования довели Петроград и Москву до полуголодного состояния, в Пятигорск потянулись массы людей, имевших хоть какие-нибудь сбережения. В числе таких беженцев-курортников оказались и два известных генерала — Николай Рузский и Радко Радко-Дмитриев. Рузский в качестве командующего Северным фронтом сыграл заметную роль в событиях, приведших к отречению Николая II. Болгарин Радко-Дмитриев прославился в Балканских войнах 1912-1913 годов, занимал должность военного атташе в Петрограде, а после начала Первой мировой войны перешел на русскую службу.

В апреле 1918 года двух генералов пригласили на встречу к красному главкому Александру Автономову. Победитель генерала Корнилова предлагал создать «красно-белую» армию, объединив сражавшихся друг с другом русских против немцев. Пост главнокомандующего этой армией Автономов соглашался уступить Рузскому или Радко-Дмитриеву. Генералы отказались. Хотя, если верить присутствовавшему на встрече белогвардейцу Андрею Шкуро, «Радко-Дмитриев сказал, что если здоровье его поправится и офицеры, поступающие в армию, будут пользоваться всеми присущими этому званию прерогативами, то он, может быть, еще пересмотрит впоследствии свое решение». Но такой возможности ему не представилось.

Вскоре Автономов был отстранен по обвинению в подготовке мятежа против советской власти. Войска красных на Кавказе возглавил Иван Сорокин, находившийся в жестком противостоянии с руководством Северо-Кавказской Советской республики. На этом фоне начальник местного ЧК Георгий Атарбеков начал набирать заложников из числа «буржуев», грозя перебить их в случае «контрреволюционных выступлений».

Организатором такого выступления оказался Сорокин, который служить белым вовсе не собирался, но 21 октября из-за дошедшего до предела конфликта приказал расстрелять в Пятигорске четверых большевистских руководителей. Организованный 27 октября II Чрезвычайный съезд Советов Северного Кавказа снял Сорокина с должности, и 1 ноября он был расстрелян в Ставрополе.

В этот же день в Пятигорске устроили расправу над заложниками. Жертв даже не расстреливали, а рубили и резали шашками и кинжалами. Рузский (которого убивал лично Атарбеков) перед смертью кричал: «За меня отомстят! Запомните: моя фамилия Ру-с-с-кий!» Болгарин Радко-Дмитриев принял смерть молча.

Белые пришли в Минеральные Воды в январе 1919 года, причем решающую роль сыграли отряды атамана Шкуро — того самого, который принимал участие в переговорах о создании «красно-белой армии».

В ПОГОНЕ ЗА СТУЛЬЯМИ

Впоследствии Пятигорск еще трижды переходил из рук в руки, что, конечно, курортную жизнь совершенно уничтожило. Однако после Гражданской войны советское правительство довольно энергично взялось за восстановление курортов, поощряя создание частных клиник.

Эффект оказался вполне предсказуемым. К середине 1920-х годов курортная жизнь снова бурлила, но цены, что называется, «кусались», будучи по карманам либо «нэпманам», либо тем, чья путевка частично оплачивалась предприятием.

«Буржуазное» лицо Пятигорска описано в романе Ильи Ильфа и Евгения Петрова «Двенадцать стульев». Напомним, что Остап Бендер и Киса Воробьянинов устремляются в Пятигорск за отправившимся на гастроли театром Колумба, в реквизите которого затерялись три стула. Монтер Мечников обещает концессионерам продать стулья за 20 рублей, и они отправляются добывать деньги. Воробьянинов просит милостыню по-французски как бывший член Государственной думы. Бендер организует продажу билетов за посещение Провала. Сегодня возле Провала «великому комбинатору» установлен памятник, Киса же удостоился в Пятигорске сразу двух монументов, видимо, в качестве компенсации за перенесенные унижения.

Получив два стула, концессионеры вспарывали их, забравшись почти на самую вершину Машука. За третьим стулом им еще пришлось проследовать в Ялту.

В 1930-х годах, после ликвидации НЭПа, основную массу отдыхающих стали составлять «профсоюзники». Для лечения использовали новые источники, включая мощный радоновый и Лермонтовский. На горе Машук построили Геофизическую лабораторию.

С началом Великой Отечественной войны санатории перепрофилировали в госпитали, но 9 августа 1942 года город был захвачен частями вермахта. Освободили его 11 января 1943 года. Снова пришлось заниматься восстановлением.

Пятигорск газифицировали, внесли в список 115 исторических городов РСФСР, модернизировали всю инфраструктуру и ввели в строй новые объекты. В 1960 году открыли планетарий. В 1961-м заполнили искусственное озеро, являющееся на сегодня самым большим на Минеральных Водах официально разрешенным местом для купания. В 1973-м создали Государственный музей-заповедник Лермонтова, объединивший связанные с поэтом места в Пятигорске, Кисловодске и Железноводске.

К началу 1990-х годов в Пятигорске функционировали 10 санаториев, 4 пансионата и 5 санаториев-профилакториев. Они довольно благополучно перекочевали и в новые — капиталистические реалии.

Современный Пятигорск до предела насыщен живописными архитектурными объектами, скульптурными памятниками и другими достопримечательностями как рукотворного, так и природного происхождения. Если сюда прибавить полезные лечебные процедуры, получится идеальное место для отдыха.

Дмитрий МИТЮРИН

, ,   Рубрика: Историческое расследование 54 раз просмотрели

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒



Best-Hoster.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:32. Время генерации:0,181 сек. Потребление памяти:9.01 mb