«Лермонтов» должен умереть

Автор: Maks Фев 7, 2022

Сегодня символом нелепой морской катастрофы является крушение круизного судна «Коста Конкордия». В 2012 году капитан Франческо Скеттино привел на мостик полюбоваться видами острова Джильо свою любовницу Домнику Чемортан, близко подошел к берегу и напоролся на рифы. В истории советского судоходства была схожая история в 1986 году с круизным судном «Михаил Лермонтов», только о ней особо не говорили.

Когда в СССР надо было построить что-то комфортное и красивое, чтобы не ударить в грязь лицом перед иностранцами, то к иностранцам и обращались. Круизные суда для СССР строили в ГДР. Спущенные на воду в 1960-х годах, они до сих пор ходят в круизы по Волге. А вершиной восточнонемецкого кораблестроения стал восьмипалубный лайнер «Михаил Лермонтов», сданный в 1972 году. В СССР надеялись, что он будет бороздить морские просторы и зарабатывать для страны валюту на круизах для иностранцев.

Флагман круизного флота

Для своего времени «Михаил Лермонтов» был превосходным судном. Пять пассажирских палуб, соединенных лифтами. Пять баров, ресторан, кинотеатр, музыкальный салон, оформленный по мотивам кавказских произведений Лермонтова, казино, бассейн, спортзал с теннисным кортом, зимний сад с экзотическими птицами. А еще первая станция спутниковой связи американского производства на советском судне.

Чтобы вклиниться в давно поделенный мировой туристический бизнес, судно «Михаил Лермонтов» по документам было зафрахтовано английской туристической компанией Charter Travel Co. Ltd (CTC), купленной СССР на подставных лиц с британскими паспортами. А завлекали пассажиров низкими ценами. Хотя судно формально считалось британским, по сути дела оно оставалось советским. И СССР оказал его продвижению на рынок всестороннюю помощь. Заправку топливом «Михаила Лермонтова» осуществляли прямо в океане с проходящих мимо советских танкеров. Это было огромное конкурентное преимущество перед иностранными судами, которые для заправки вынуждены были заходить в порты.

В 1973 году «Михаил Лермонтов» совершил свой первый рейс по маршруту Ленинград — Лондон — Нью-Йорк. Он был первым советским пассажирским судном, зашедшим в американский порт за 25 лет. И это стало событием для американцев. В Нью-Йорке лайнер из СССР посетило около 500 журналистов, которые доброжелательно восприняли его прибытие. Однако западных судовладельцев появление нового конкурента не обрадовало. Они явно решили попугать его.

Когда во время очередного круиза «Михаил Лермонтов» зашел в порт Сан-Франциско, его капитану сообщили, что лайнер заминирован. Информацию решили проверить. И водолазы обнаружили магнитную морскую мину без взрывателя, прикрепленную к днищу. А потом и сам «Михаил Лермонтов» был вынужден отказаться от круизов в Америку, так как в 1979 году США запретили советским судам посещение их портов из-за ввода СССР войск в Афганистан. После этого «Михаил Лермонтов» переключился на круизы из Англии в Австралию и обратно. Под это дело СССР потратил 15 миллионов долларов на модернизацию лайнера в ФРГ. Казалось, что игра стоит свеч.

Последняя экскурсия

Гибель круизного теплохода «Михаил Лермонтов»«Михаил Лермонтов» совершил семь кругосветных туров из Лондона через Южное полушарие, 6 февраля 1986 года корабль вышел из австралийского порта Сидней и отправился в, круиз вокруг Новой Зеландии, имея на борту 408 пассажиров и 330 членов экипажа. 16 февраля 1986 года он шел проливом Королевы Шарлотты. Море было спокойным, видимость хорошая. Капитан судна ушел в свою каюту, доверив управление вахтенному штурману Сергею Степанищеву и новозеландскому лоцману Дональду Джемисону. Дон в этих краях был уважаемым человеком и, как говорится, «и швец, и жнец». Кроме того Джемисон был лоцманом, он ещё занимал пост начальника Мальбороской акватории, а для души был еще и эксурсоводом.

Помогая Степанищенко вести судно, он рассказывал пассажирам по радио о местных достопримечательностях, и по его просьбе курс судна прокладывался поближе к берегу. В какой-то момент он дал указание изменить курс теплохода и выйти в узкий пролив между мысом Джексон и маяком Walkers Rock, сказав, что хочет дать возможность пассажирам полюбоваться красотами мыса Джексон. Второй помощник капитана Гусев и вахтенный штурман Степанищев не посмели перечить новозеландскому морскому волку и изменили курс лайнера, хотя и видели буруны на воде.

И пассажирское судно на полном ходу врезалось в подводную скалу. Сильный толчок нарушил представление с народными плясками и дегустацией российских вин в музыкальном салоне. Танцоры разлетелись в разные стороны. Но гораздо хуже пришлось тем, кто занимался в спортзале. Туда устремились нечистоты из пробитого фекального отделения.

Для самого судна, считавшегося непотопляемым, это подводное столкновение не должно было оказаться летальным. Но, увы, оно стало таковым. Прибежавший на мостик капитан Воробьев первым делом приказал закрыть водонепроницаемые двери между отсеками, которые по инструкции и так должны были быть закрытыми. Но было уже поздно. Вода проникла внутрь корабля, и он начал крениться.

С «Михаила Лермонтова» дали сигнал SOS для находившихся поблизости кораблей, а для спасения терпящего бедствие судна капитан решил посадить его на песчаную мель в заливе Порт-Гор. Говорят, что «Михаил Лермонтов» подошел к берегу достаточно близко, чтобы отдать носовой якорь и тем самым спасти судно. Но корабль был отнесен от берега в более глубокие воды залива и там затонул на глубине порядка 33 метров.

К счастью, почти всех находившихся на борту людей к тому времени уже спасли, подняв их со шлюпок на палубы подошедших к месту аварии танкера Tarihiko и парома Arahura. В катастрофе погиб только один человек — инженер рефрижераторных установок Павел Заглядимов, работавший в отсеке, затопленном сразу после столкновения.

Грустные итоги

Кто показал себя молодцами во время катастрофы, так это экипаж «Михаила Лермонтова». Парни даже вставали на плечи друг другу, чтобы помочь спускавшимся пассажирам сесть в катер. Впрочем, без курьезов не обошлось. В «Комсомольской правде» написали пpo отважного моряка Ивана Данилкина, сломавшего руку при эвакуации пассажиров. Только, говорят, сломал он ее, когда спасал сумку с алкоголем, которую ему доверили товарищи. Увы, руководство не отличилось подобной ответственностью. Из-за ценового демпинга не были застрахованы ни флагманский корабль советского пассажирского флота, ни его пассажиры. Корабль сгинул в море, и никакой компенсации за него владельцам не полагалось.

Лоцмана Джемисона, главного виновника катастрофы, как оказалось, к ответственности привлечь было нельзя. Согласно международному морскому праву, лоцман лишь дает рекомендации, а за судно отвечают капитан или лицо, его замещающее. Джемисон и на суде не скрывал, что в порту Пиктон, на приеме, устроенном советскими моряками, он выпил «две водки и пиво». Но и в том, что нетрезвого лоцмана допустили на мостик, виноваты были другие. Отдуваться за всех пришлось старшему помощнику капитана Сергею Степанищеву. Ленинградский городской суд приговорил его к четырем годам исправительных работ с отсрочкой приговора. А про Джемисона в Новой Зеландии появилась шутка, что его любимый напиток — «водка на камнях» (так в этой стране называют водку со льдом).

Олег АЛЕКСАНДРОВ

С МОРЕМ ШУТКИ ПЛОХИ

В советских школах рассказывали детям, что моряк должен быть сильным и мужественным. При этом слово «профессиональным» обычно опускалось. Но именно недостаток профессионализма зачастую становился главной причиной происшествий с советскими судами на море, которые случались на регулярной основе. Только 1976 год выдался аномальным, когда происшествий с рыболовными и пассажирскими судами не было зафиксировано.

  Рубрика: Катастрофы и катаклизмы 91 просмотров

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒

https://zagadki-istorii.ru

Домой

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

SQL запросов:44. Время генерации:0,200 сек. Потребление памяти:8.99 mb