Ликвидация по-бурятски

Автор: Maks Дек 13, 2022

В последние годы жизни Сталина число заключенных в стране достигло рекорда — 2,5 миллиона человек. Случилось это из-за ужесточения закона и ввода моратория на смертную казнь. После смерти вождя глава НКВД Лаврентий Берия подготовил масштабную амнистию, по которой из лагерей освободились более миллиона человек. Наплыв экс-зеков едва не свергнул советскую власть в провинциальных городах.

Огромное количество исправительных лагерей было размещено на востоке страны — Колыма, Приморье, Камчатка, Забайкалье. Летом 1953-го железнодорожные вагоны повезли отсюда сотни тысяч амнистированных.

Пьянящий воздух свободы

Когда «вождь народов» Иосиф Сталин отошел в мир иной, Лаврентий Берия решил передать промышленные предприятия ГУЛАГа отраслевым министерствам, а сами лагеря — Министерству юстиции. А зеков, работавших в лагерях, амнистировать. Под амнистию 1953 года попали осужденные, чей срок был меньше пяти лет: осужденные за должностные, хозяйственные и воинские преступления, беременные и женщины с детьми, мужчины старше 55 и женщины старше 50 лет. Тех, кто «тянул срок» за убийство, бандитизм и расхищение госсобственности, амнистия обошла стороной.

Но удивительное дело, что среди амнистированных оказались тысячи воров, жуликов и грабителей всех мастей. То есть на свободу вышел криминальный элемент. По пути домой на небольших узловых станциях такие «гости» не задерживались, но из городов покрупнее они не спешили уезжать. Одним из них стал Улан-Удэ — столица Бурятской АССР.

Первые амнистированные появились здесь в июне 1953 года. Люди из лагерей ехали в товарных вагонах с Дальнего Востока, из Магаданской области и даже Внутренней Монголии ( территория КНР). Для многих освобожденных Улан-Удэ стал первым городом, где они вернулись в цивилизацию. По такому случаю кто-то решал задержаться здесь подольше — на день, на два и даже на месяц. Для жиганов и блатных ехать домой без гроша в кармане — означало расписаться в собственной профнепригодности. Ну не может классный вор не обчистить пару десятков карманов и достойно поехать домой. Но если бы только щипачи… Среди амнистированных хватало и вчерашних «беспредельщиков»: грабителей, убийц, дезертиров.

Такие в способе добычи денег не церемонились — для них убить человека ничего не стоило. Тем паче можно было сразу сесть в поезд и затеряться на просторах бескрайней страны.

Уже в конце июня местная милиция взялась за голову — приезжий контингент многократно увеличил количество преступлений. Пьяные драки с поножовщиной, кражи (карманные даже были не в счет) в магазинах, складах, учреждениях и наконец преступления против личности: нанесение тяжких телесных прохожим с последующим грабежом и разбоем, изнасилования местных женщин, убийства.

Уже в начале июля 1953 года УВД города Улан-Удэ и власти республики осознали, что «спасение утопающих — дело рук самих утопающих». В Москве шла подковерная борьба за власть, и помогать отдаленному городку никто не торопился.

Криминальный беспредел

Амнистия 1953-го года привела к беспределу в Улан-УдэНа совместном совещании руководства города и милиции было принято решение перевести все государственные учреждения на особое положение.

— Вход — строго по пропускам или спискам.

Да, пожилая вахтерша не смогла бы остановить рослого грабителя, но она могла позвонить в милицию. Если в учреждении были какие-то материальные ценности, то на входе дежурили сотрудники-мужчины. Более того, люди ночевали на работе, дабы звуки и горевший свет отпугивали «непрошеных гостей». На входных дверях усиливали петли и замки, а окна нижних этажей были заложены мешками с песком. В особо охраняемых зданиях — вроде отделения Госбанка СССР или республиканского казначейства — дежурили автоматчики. Однако даже такие меры не спасали от отморозков. Тем более что с каждым прибывшим в Улан-Удэ составом их число только росло.

В июле 1953-го столица советской Бурятии превратилась в аналог Гуляйполя времен Гражданской войны. Власть в городе вроде как была — но только днем и на центральных площадях и улицах. Только здесь можно было увидеть усиленные патрули милиции и дружинников. Причем ходить по одному даже милиционеры опасались — только группой, не менее двух человек. А уже на соседней улочке прохожему могли приставить нож к ребрам и забрать не только кошелек, но и стоптанные ботинки и поношенный пиджак. Некоторые зеки ехали домой в старом ватнике, и даже такая одежда им была по нраву. А ночью припозднившемуся с работы горожанину и вовсе угрожала смертельная опасность. Пьяные зеки куража ради могли забить жертву до смерти, и никто бы не заступился за него, ибо все боялись. А уж крики за окном «Спасите, убивают»» заставляли горожан накрыться подушкой и надеяться, что скоро все закончится. Каждый вечер жители убирали с веревок белье, загораживали мебелью окна на первых этажах, а в частных домах спускали собак с цепи.

Свидетельница тех событий 15-летняя Майя Иванова вспоминала, что с мамой, младшими братом и сестрой они остановились у знакомых, в большом бараке, на несколько семей. Из-за тесноты их попросили уйти, а через день в дом нагрянули бандиты. В соседней комнате жила семья, глава которой выиграл в лотерею крупную сумму. Урки откуда-то узнали об этом и пришли за добычей. От воровского ножа погибли все обитатели дома, включая детей, беременную женщину и хозяйку дома. Жертв оказалось восемь человек. Позднее милиция сняла с поезда убийц — магаданских Бонни и Клайда. В чемодане у них нашли кровавые деньги.

Впрочем, в дома лезли не только ради денег. Оголодавшие по женской ласке молодые воры выбивали окна женских общежитий и жестоко насиловали спящих девушек. Выбор у жертв был невелик — или молча подчиниться, или получить удар финкой под сердце.

«По закону военного времени»

Отчаяние местных властей остановить вал преступности дошло до того, что они обратились за помощью к военным. На просьбу о помощи Министерство обороны прислало из Читы роту автоматчиков. Несмотря на то что в стране действовал мораторий на смертную казнь, милиция и военные получили негласную установку — в случае сопротивления огонь открывать без промедления.

Помимо того, в Улан-Удэ ввели комендантский час. С наступлением темноты и до шести утра патруль мог открывать огонь по любому, кто казался подозрительным. По воспоминаниям очевидцев, несколько ночей в городе слышалась стрельба. Впрочем, огонь на поражение силовики открывали и днем, но шум города глушил эти звуки. Расстреливали тех, кого застали на месте преступления. Сами бандиты понимали, что церемониться с ними не будут, и использовали любой шанс. Также автомобили могли передвигаться по городу только со спецпропусками на ветровом стекле.

На две недели поездам, следующим с восточного направления, запретили останавливаться в Улан-Удэ. Те проскакивали город без остановки. В этом был определенный смысл, но при этом уже находившиеся в городе зеки не могли покинуть его. Правда, по вышеуказанным причинам их число неуклонно снижалось. Многие, понимая, что словить автоматную пулю стало проще, чем «срубить бабла», убывали из города пешком или на попутках. Благо погода позволяла.

Сколько бандитов было уничтожено в эти июльские недели — тайна за семью печатями. Конечно, республиканское управление НКВД фиксировало эти цифры, но они засекречены для сих пор. Трупы жиганов упаковывали в мешки и вывозили на окраину города, где закапывали в лесных ямах.

В итоге закон и порядок восторжествовали. Справедливости ради стоит указать, что криминальное нашествие амнистированных пережил не только Улла-Удэ. Террор вчерашних зеков испытали на себе жители таких городов, как Иркутск, Пермь, Нижний Тагил, Череповец. Где-то власти ограничивались усилением патрулей на улицах, а где-то, как в Улан-Удэ, милиция открывала огонь на поражение. Окончательно остановить бандитизм власти Улан-Удэ смогли только в 1955 году, «победив», по официальной статистике, 82 преступные группировки.

Алексей МАРТОВ

  Рубрика: Военная тайна 197 просмотров

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒

https://zagadki-istorii.ru

Домой

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:48. Время генерации:0,834 сек. Потребление памяти:11.08 mb