Любовный четырёхугольник

Автор: Maks Июл 1, 2022

У Елизаветы Воронцовой было все: громкий титул, огромное состояние, красавец-супруг. Однако в историю она вошла благодаря роману с молодым поэтом. Ведь этим поэтом был Александр Пушкин.

БОГАТАЯ НАСЛЕДНИЦА

Кареглазая Лиза была младшей из пяти детей польского магната Ксаверия Браницкого и княгини Александры Энгельгардт, племянницы Потемкина. Ходили слухи, что Александра Васильевна так богата, что и сама не знает размера своего состояния. «У меня миллионов двадцать семь или двадцать восемь, точно не помню», — беспечно махала она рукой.

При этом маменька Лизы была необычайно скупа и сурова. Детей воспитывала в строгости, в имении Белая Церковь, вдали от соблазнов столичной жизни.

Лиза получила блестящее домашнее образование, при этом отличалась большой скромностью. Двух ее старших сестер удачно выдали замуж, но прощаться с Лизой мать не спешила. Она хотела найти ей знатного и богатого супруга, однако всех кандидатов отвергала одного за другим.

Отец мечтал отдать младшую дочь за поляка: «Ухаживает за ней Потоцкий, но у меня обе старшие дочери за Потоцкими, и, пожалуй, скажут, что отдал свое семейство этому дому в собственность».

В возрасте 15 лет Елизавета была пожалована во фрейлины и приглашена ко двору вдовствующей императрицы Марии Федоровны. Однако мать всеми силами воспротивилась этому, справедливо считая, что придворная жизнь развратит молодую девушку. Тем более у императора Александра I была репутация ловеласа и дамского угодника.

В 1819 году Александра Васильевна взяла Лизу в путешествие по Европе. У этой поездки была единственная цель: найти жениха для засидевшейся в девках 27-летней Елизаветы.

ПОЛЬСКОЕ КОКЕТСТВО

В Париже Браницкая познакомилась с героем войны 1812 года графом (в будущем станет, светлейшим князем) Михаилом Воронцовым. Он был на десять лет старше, хорош собой и богат — словом, идеально подходил на роль жениха.

Елизавета Ксаверьевна тоже была неплохой невестой. «Она не могла ему не понравиться, -пишет мемуарист Филипп Вигель, — нельзя сказать, что она была хороша собой, но такой приятной улыбки, кроме ее, ни у кого не было, а быстрый, нежный взгляд ее миленьких небольших глаз пронзал насквозь. К тому же польское кокетство пробивалось в ней сквозь большую скромность». Вигель тактично умалчивает о главном достоинстве немолодой невесты: огромном приданом.

Елизавета понравилась графу, но делать предложение тот не спешил. Воронцов находился на государственной службе и сомневался, не запятнает ли его репутацию родство с дочерью бывшего польского гетмана. Но образ Лизы не выходил у него из головы.

Он поспешил за советом к отцу-дипломату в Лондон.

Получив благословение на брак, Воронцов вернулся в Париж и сделал предложение. Вскоре состоялось венчание. Это была очень красивая и богатая пара. Получив приданое, Михаил Семенович удвоил свое и без того огромное состояние.

Супругов Воронцовых называли «двумя ангелами». Но все было не совсем безоблачно. По Петербургу ходили слухи, что Александра Васильевна питает к новоиспеченному зятю отнюдь не родственную любовь. Племянницу Потемкина подозревали в романе с императором, а теперь и с Воронцовым.

Михаил Семенович поспешил увезти жену подальше от ее родственников. Молодожены поселились в Париже, где вели активную светскую жизнь: посещали модные салоны, общались с музыкантами, художниками, литераторами.

В ожидании первенца муж привез Лизу в Петербург. Роды прошли удачно, но малышка вдруг перестала дышать…

Воронцов был вне себя от горя, однако запретил сообщать горестную новость жене, здоровье которой еще не восстановилось. Целых десять дней молодая мать находилась в неведении, веря тому, что малышки нет рядом, потому что покои для нее слишком холодные.

Желая облегчить горе, Воронцов снова увез жену в Европу. Год спустя в Лондоне на свет появилась их дочь Александра.

ЦАРИЦА ОДЕССЫ

Елизавета ВоронцоваВ 1823 году Михаила Семеновича назначили генерал-губернатором Новороссийского края и наместником Бессарабской области. Семья переехала в Одессу, где заняла специально для них построенный дворец.

Елизавета Ксаверьевна стала давать балы, собрав вокруг себя свой маленький двор. Она прекрасно играла на органе, организовывала домашние спектакли, кокетничала с кавалерами и имела массу поклонников. Одним из них был Александр Раевский, служивший при Воронцове чиновником особых поручений и на правах старинного приятеля живший под одной крышей с его семьей.

Раевский был на три года моложе Елизаветы Ксаверьевны и имел репутацию храброго, но дерзкого молодого человека, презирающего условности света.

Елизавета не смогла устоять перед неистовым напором Раевского, и между ними завязался роман. А может, графине просто хотелось насолить мужу: по всей Одессе ходили слухи о его связи с Ольгой Нарышкиной, лучшей подругой Елизаветы Ксаверьевны.

Генерал-губернатору совсем не хотелось прослыть рогоносцем. Воронцов стал относиться к жене подозрительно. Изворотливый Раевский придумал гениальный план.

В это время в Одессу как раз прибыл ссыльный Александр Пушкин. Раевский уговорил Воронцова взять поэта к себе на службу. Так Пушкин попал в салон Елизаветы Ксаверьевны. А коварный Раевский уговорил поэта посвятить пару стихов Воронцовой, чтобы использовать его как громоотвод. Пусть генерал-губернатор думает, что влюбленный поэт и есть тот самый любовник его жены.

Однако план Раевского потерпел фиаско. Он не смог предусмотреть, что Пушкин по-настоящему влюбится в Елизавету, а та ответит ему взаимностью. Ведь поэту было 24 года, а графине — 31 год. Правда, выглядела она намного моложе. «Молода она была душою, молода и наружностью, — писал современник. — Улыбка ее уст, которой подобной я не видел, казалось, так и призывает поцелуи».

Воронцовой было невероятно сложно скрывать роман с Пушкиным: она всегда на виду, за ней пристально следят двое ревнивых мужчин — муж Воронцов и любовник Раевский. Однако Елизавета проявляла изобретательность — встречалась с Пушкиным ночью в катакомбах.

В сладострастной неге тонет

И молчит, и томно стонет…

Так писал об этих свиданиях Пушкин.

Снедаемый ревностью Раевский намекнул Воронцову об отношениях графини и поэта. Тот пришел в ярость и добился высылки Пушкина из Одессы.

Получив приказ немедленно отбыть в родное село Михайловское, Александр Сергеевич нарушил это предписание. Он хотел провести со своей возлюбленной еще одну ночь, чтобы проститься как следует.

КТО ЖЕ ОТЕЦ?

Графиня скрывала подступившие слезы. Она поклялась поэту в любви до гроба и подарила перстень из сердолика (камень — покровитель влюбленных) с гравировкой на древнееврейском языке. Второй такой же она оставила себе.

Но это не единственная тайна влюбленных. Под сердцем Елизавета Ксаверьевна носила дитя — плод их страстной любви.

Долгие месяцы после разлуки Пушкин и Воронцова обменивались письмами, запечатанными их «обручальными» перстнями. Поэт посвящал ей стихи «Ненастный день потух…», «Сожженное письмо», «Талисман», «Ангел», «Желание славы» и «Храни меня, мой талисман…».

С перстнем из сердолика Пушкин не расставался никогда, даже когда женился на Наталье Гончаровой. Увы, талисман не помог поэту во время дуэли с Дантесом. Жуковский снял перстень с пальца уже умершего Пушкина и отдал его наследникам.

Весной 1825 года Елизавета Ксаверьевна родила дочь Софью. Малышка была черноволосой и кареглазой, не похожей на других детей Воронцовых — светленьких и голубоглазых.

Ходили слухи, что отцом девочки мог быть и Раевский — графиня возобновила с ним интимные отношения. Но однажды любовник преступил черту. Графиня вместе с гостившей у нее императрицей отправлялась на свою дачу, когда путь карете преградил Раевский. Он крикнул Воронцовой: «Заботьтесь хорошенько о нашей дочери!»

Скандал вышел невероятный. Дело замяли, а Раевского выслали в Полтаву «за разговоры против правительства».

Воронцов знал, что Софья не его дочь, он даже не внес ее даты рождения в фамильную летопись. Хотя у генерал-губернатора была и своя Софья — внебрачная дочь от Ольги Нарышкиной, как две капли воды похожая на Воронцова.

Год спустя Елизавета Ксаверьевна — словно в извинение — родила мужу сына Михаила, но через год мальчик скончался. Единственным наследником рода Воронцовых стал сын Семен. Но Елизавета Ксаверьевна больше всех детей любила дочь Софью.

Воронцова скончалась в Одессе в возрасте 87 лет. Она пережила и Пушкина, и Воронцова, и Раевского.

Рассказывали, что Елизавета Ксаверьевна и в старости выглядела отлично и продолжала кружить мужчинам головы. До последнего дня она сохранила привычку — читать произведения Пушкина (когда ослепла, заставляла прислугу читать вслух). Короткий роман с поэтом Воронцова запомнила на всю жизнь.

Марина СОБОЛЕВА

  Рубрика: Женщина в истории 95 просмотров

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐

https://zagadki-istorii.ru

Домой

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

SQL запросов:49. Время генерации:0,220 сек. Потребление памяти:9.36 mb