Мастера и Маргарита

Автор: Maks Авг 21, 2019

В начале XX века Маргарита Морозова — покровительница искусств и хозяйка светского салона — была знаменитостью. Сегодня эту выдающуюся женщину забыли, и совершенно незаслуженно.

«Мы онемели от ужаса»

Вся жизнь Маргариты Кирилловны была связана с Москвой. В этом городе она родилась — в 1873 году, здесь же и умерла — в 1958-м.

Ее отец — Кирилл Мамонтов — происходил из богатого купеческого рода, однако деловой хваткой не отличался. Пускаясь в различные рискованные предприятия, он в пух и прах промотал свое немалое состояние. Попытался поправить дела в Монте-Карло, играя в рулетку, но, естественно, проигрался. После чего пустил себе пулю в лоб.

Зато мать — Маргарита Оттовна — оказалась деловой женщиной: она стала шить на заказ. И преуспела, сделавшись владелицей ателье и школы портних. Ее дочери, Маргарита и Елена, выросли удивительными красавицами. Наверное, потому что в их жилах текла кровь разных народов — русская, немецкая, армянская, еврейская.

Все видные московские купеческие династии были в родстве между собой. Родственные связи позволили Маргарите Кирилловне еще в юности завести интересные и полезные знакомства. Она вспоминала, как родственник Мамонтовых — Павел Третьяков — показывал им с сестрой новую картину Ильи Репина: «Мы онемели от ужаса: это был Иван Грозный, убивший сына, работы Репина. Впечатление было страшно сильное, но отталкивающее… Казалось, что убитый сын Грозного лежал на полу комнаты, и мы с ужасом стремглав пробегали мимо, стараясь не смотреть на картину».

Юная Маргарита жила интересной и насыщенной жизнью. В числе ее знакомых были братья Жемчужниковы и Алексей Толстой (люди, придумавшие Козьму Пруткова), художники Михаил Врубель, Валентин Серов, Константин Коровин (друзья дяди — знаменитого мецената Саввы Мамонтова).

«Пьянство, грубость, деспотичный нрав»

Выход в свет красавицы Мамонтовой не прошел незамеченным. 18-летняя Маргарита обвенчалась с 21-летним студентом историко-филологического факультета Московского университета Михаилом Морозовым. «Взял за красоту», — шептались в свете. Действительно, представитель богатого семейства Морозовых — это очень удачная партия для бесприданницы Маргариты Кирилловны. Увы, только на первый взгляд.

Вроде бы все было замечательно. После женитьбы Михаил Абрамович мог распоряжаться состоянием своего отца — владельца лакокрасочной мануфактуры. Теперь в жизни Маргариты появились Ницца и Монте-Карло, Париж и Венеция, Египет и Испания. Молодые купили дом на углу Смоленского бульвара и Глазовского переулка. Муж, сам не чуждый любви к искусству, познакомил супругу с актерами лучших российских театров. И круг знакомств ширился. И огромный штат прислуги пополнялся. И обстановка в доме становилась все богаче и изысканней, а наряды — все шикарней. Был куплен дом в Париже. Деньги в карман Михаила Абрамовича текли рекой. Но было одно но. И очень серьезное.

Михаила Абрамовича, по словам жены, отличали «пьянство, грубость, деспотичный нрав». А «буйная раздражительность и ревность» мужа делали жизнь с ним «тяжелой и унизительной».

Морозов и в самом деле был необычным человеком. Он скончался в 33 года из-за того, что не следил за здоровьем. «Когда доктора у него уже определили нефрит, — вспоминала Маргарита Кирилловна, — он каждый день пил водку и закусывал ее сырым мясом с перцем. На это было ужасно смотреть!»

Еще при жизни Михаила Абрамовича обеды в его доме превратились в постоянно действующий литературно-художественный салон. Там собирался весь цвет московской интеллигенции.

Все свое многомиллионное состояние Морозов завещал жене. Салон продолжал существовать. Более того, при новой хозяйке он стал даже более популярным, чем при Михаиле Абрамовиче.

«Летит вуалевая шаль»

Маргарита МорозоваМорозов с его дикими купеческими замашками многих шокировал. Маргарита Кирилловна была более приятным человеком. Поэт Андрей Белый описал ее так: «Будучи совершенно беспомощна в умении разобраться в течениях мысли, искусства, науки, общественности, Морозова обладала огромным умением мирить и приучать друг к другу вне ее салона непримиримых и неприручимых людей». И добавлял: «В разговоре высказывала она личную доброту, мягкость; она любила поговорить о судьбах жизни, о долге не впадать в уныние, о Владимире Соловьеве, о Ницше, о Скрябине, о невозможности строить путь жизни на Канте». И тут же рассказывались анекдоты. Например, о композиторе Скрябине, который якобы мыл голову собственной слюной, чтобы не было лысины.

Андрей Белый вообще влюблялся легко и часто. Поэтому не стоит удивляться, что он испытал сильное чувство к Морозовой, которая была старше его на семь лет. Маргарите Кирилловне льстило внимание известного поэта, но ответного чувства не возникло. В истории остались его стихи, посвященные ей:

Блеснет, как северная даль,
В сквозные, веерные речи…
Летит вуалевая шаль
На бледнопалевые плени.

Маргариту Кирилловну любили. И любили, честно говоря, не только за красоту и обаяние. Одной из ее главных заслуг перед искусством стало то, что она материально поддерживала выдающихся людей. Пример ей подал муж, который покупал картины еще никому не известного Врубеля.

Морозова ссужала крупными суммами художника Валентина Серова. А композитор Александр Скрябин долгое время просто находился на ее содержании. И не один, а вместе с семьей. Не было бы денег Морозовой — и мы бы, наверное, никогда не услышали ни «Поэмы Экстаза», ни «Прометея».

В 30 лет Маргарита Кирилловна осталась вдовой. Еще совсем молодая женщина, она, конечно, хотела найти любовь. И любовь пришла к ней. Правда, не такая, о какой обычно мечтают.

«Я не верю в политику»

Князь Евгений Трубецкой был литератором и философом. В этом, в общем-то, нет ничего страшного. Морозова тоже увлекалась философией и даже стала основательницей Московского религиозно-философского общества.

Проблема заключалась в том, что Евгений Николаевич был женат. Поэтому и роман между ним и Маргаритой Кирилловной получился — по большей части — эпистолярным.

В письмах они обсуждали актуальные аспекты философии Владимира Соловьева и Рудольфа Штейнера. Морозовой хотелось большего. Поняв, что князь-философ не намерен порывать с законной супругой, она фактически предложила ему стать двоеженцем.

Переписка, в которой влюбленные пытались оправдать свое «грешное» чувство с помощью модной философии, длилась с 1906-го по 1918 год. А в 1920-м Трубецкой, которого волны Гражданской войны носили по всей России, скончался от тифа под Новороссийском.

А вот Маргарита Кирилловна политикой не увлекалась. Хотя в 195 году был момент, когда ей захотелось поучаствовать в общественной жизни. В ее московском доме собирались видные либералы и даже большевики. А с лидером либералов Павлом Милюковым ее связывали отношения дружеские, а возможно, и более чем дружеские.

Но это увлечение продлилось совсем недолго. Она говорила: «Я не верю в политику в России, да и вообще чистую политику ненавижу».

Видимо, аполитичность и спасла Маргариту Кирилловну. Большевики национализировали вклады, недвижимость и коллекцию картин Морозовой, но саму ее не тронули. Хотя при советской власти ей жилось нелегко. Одно время бывшая миллионерша обитала в комнатке под лифтом.

Из четверых ее детей трое эмигрировали. Только сын Михаил остался в России. Он стал выдающимся специалистом по творчеству Шекспира. Но в 1952 году Михаил Михайлович умер, и Морозова осталась без средств к существованию.

Когда-то она передала в Третьяковскую галерею коллекцию картин, включавшую полотна Ван Гога, Гогена, Ренуара, Дега, Серова, Врубеля, Васнецова. Теперь она жила в нищете, и лишь немногие оставшиеся в живых друзья помогали чем могли.

В 1957 году Маргарите Кирилловне все-таки назначили 50-рублевую пенсию. В следующем году она умерла.

Мария КОНЮКОВА



  Рубрика: Женщина в истории

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:59. Время генерации:0,206 сек. Потребление памяти:8.43 mb