Медный бунт

Автор: Maks Авг 25, 2019

Во время царствования Алексея Михайловича Москву потрясли два бунта — Соляной и Медный. Второй произошел через 14 лет после первого. Но в обоих случаях восставшие хотели добиться правды у царя.

Хитрый способ решить проблемы

И Соляной, и Медный бунты имели вполне конкретные причины. Причиной одного стал налог на соль, причиной другого — медные деньги.

В октябре 1653 года Россия объявила войну Польше. Война требовала денег, которых, как всегда, не хватало. Правительство нашло оригинальный способ поправить финансовое положение. Оно начало чеканить медные деньги.

Трудно сказать, кому пришла в голову эта идея. Называли и фаворита царя Федора Ртищева, и Афанасия Ордина-Нащокина, и даже патриарха Никона.

Изготовление медных денег оказалось очень выгодным. Для правительства. Оно извлекло из этой финансовой операции немалую прибыль. Ведь из фунта меди делалось 10 медных рублей. А стоил этот фунт всего 12 копеек.

При этом медные деньги имели принудительный курс, то есть их стоимость приравнивалась к серебряным.

Но возникла проблема: медные деньги не были обеспечены необходимым количеством товаров. Поэтому через некоторое время они обесценились. К концу 1661 года за серебряный рубль давали 4 медных, а в 1663 году — 15 медных.

Разумеется, это привело к росту цен. Правительство запрещало повышать цены, но, естественно, из этого ничего не вышло.

Цены росли, а власть по привычке думала только о своих интересах. Она выдавала жалованье обесцененными медными монетами, зато требовала платить налоги полновесными серебряными. Служилые люди разорялись и впадали в нищету.

Как обычно, нашлись желающие половить рыбку в мутной финансовой водице. Все, кому не лень, начали чеканить фальшивую монету. А государевы мастера по изготовлению денег разбогатели так, что понастроили себе каменных домов и нарядили жен в боярские платья. Народ это видел и, конечно же, восторга не испытывал. С фальшивомонетчиками боролись, но не слишком активно. Это неудивительно — им покровительствовал глава Приказа Большой казны Илья Милославский, тесть царя. Говорили, что он и себе понаделал медных денег на 120 тысяч рублей.

Тем временем народ обязали платить новый налог — «пятую деньгу». Чаша терпения переполнялась. Народное возмущение должно было во что-то вылиться. И оно вылилось в бунт.

С шумом и воплем

Рано утром 25 июля 1662 года народ увидел прокламации — «воровские листы». В них говорилось о боярах-изменниках, которые решили податься к польскому королю и поэтому сознательно ввергли страну в «большое разорение». В XVII веке (да и позже) народ не особо мудрствовал: если что-то не так — значит, где-то измена. Все просто.

На Красной площади собралась огромная толпа — 4-5 тысяч человек. Тут были и посадские, и служилые люди, и некоторое количество холопов и церковнослужителей. В общем, все те, кто пострадал от введения медных денег.

Правда, Григорий Котошихин — чиновник, бежавший в Швецию и написавший там книгу о России, уверяет, что зачинщиками бунта были друзья фальшивомонетчиков, которых подвергли репрессиям. Это очень интересная информация, но она не находит подтверждения в других источниках. Однако вполне возможно, что среди бунтарей на самом деле орудовали откровенные провокаторы.

Во всяком случае народ вел себя агрессивно. Глава Земского приказа Ларионов и дьяк Башмаков, пришедшие говорить с восставшими, едва спаслись.

Московские власти проявили удивительную нерасторопность. Они даже не пытались разогнать взбунтовавшийся народ. Стрельцы также сохраняли нейтралитет. А многие служилые вообще примкнули к восставшим, в частности 500 солдат из полка Шепелева.

Посовещавшись, восставшие составили челобитную и отправились в Коломенское, где пребывал царь и все его окружение. Алексей Михайлович, находившийся в церкви, выслал к народу бояр. Но народ не захотел с ними разговаривать. Люди прорвались на царский двор — «с шумом», «с воплем и многим безчинием».

«Сечь и рубить их без милости»

Медный бунт в МосквеЦарь вышел к народу, который хватал его за платье и выдвигал требования: во-первых, выдать на расправу изменников, во-вторых, уменьшить налоги и отменить ненавистные медные деньги.

Алексей Михайлович пообещал вернуться в Москву и уладить все проблемы. Народ, убежденный, что бояре плохие, но царь — хороший, поверил. А какой-то рейтар даже «с царем бил по рукам». Неслыханное, надо сказать, панибратство.

Так или иначе, толпа успокоилась и отправилась обратно в Москву.

А в городе тем временем события развивались своим чередом. Народ громил дворы богатых купцов, прежде всего Василия Шорина.

Сам Шорин укрылся в Кремле, а его сын Борис, переодевшись в крестьянское платье, на простой телеге пытался выехать из Москвы. Шорина-младшего поймали и заставили признать, что его отец — изменник, убежавший к польскому королю. Молодой Шорин, разумеется, все признал, иначе его растерзали бы на месте.

Народ получил как бы новое доказательство боярской измены. И вторая толпа (тоже примерно в пять тысяч человек) двинулась из Москвы в Коломенское. По дороге эти люди встретили первую толпу, возвращавшуюся из Коломенского. И убедили ее, что надо навестить царя еще раз.

Алексей Михайлович в это время собирался праздновать именины своей сестры — царевны Анны Михайловны. Но перед ним опять — второй раз за день — появился возмущенный народ. И разговаривал с царем «сердито и невежливо», требуя выдать изменников-бояр.

«Теперь де и пора, не робейте», — кричал некий поп Иван. Из толпы раздавались и другие крики: «Будет он добром им тех бояр не отдаст, и они у него учнут имать сами по своему обычаю».

Слова про обычай не случайны. Во время Соляного бунта царю пришлось выдать несколько человек на расправу.

Но тогда Алексей Михайлович был молод и неопытен. Теперь он превратился в настоящего самодержца. И со второй толпой, пришедшей в Коломенское, он не стал церемониться. Тем более к этому времени Алексею Михайловичу удалось собрать достаточное количество войск — не менее 6-7 тысяч человек.

Царь приказал восставших «имать и вязать и сажать в столовую избу, а иных велел побивать до смерти», «сечь и рубить их без милости, имавши их, вешать».

Стрельцы, придворные и их хлопы набросились на бунтовщиков и довольно быстро с ними расправились.

Медный бунт продолжался всего полдня. Зато следствие тянулось несколько лет.

По копейке за рубль

К расследованию подошли серьезно. Провели даже графологическую экспертизу. У 400 подьячих (то есть у грамотных людей) были взяты образцы почерка, чтобы выяснить, кто же написал «воровские листы», с которых и началось восстание. Правда, так и не выяснили.

Наказание понесли около трех тысяч человек. 18 москвичей, грабивших купеческие дворы, повесили на следующий день после восстания.

Стрельца Кузьму Ногаева, читавшего народу прокламации, и посадского Луку Жидкого, принесшего царю челобитную, наказали особенно жестоко — им отрубили левую руку и обе ноги. Остальных ссылали и били плетьми.

Жестоко расправившись с бунтовщиками, Алексей Михайлович все же пошел на уступки. На следующий год медные деньги отменили. Их следовало обменять на серебряные. По словам историка Василия Ключевского, «казна поступила как настоящий банкрот» — за медный рубль давали по десять, по пять, а иногда и по одной копейке серебром.

Казалось бы, все ясно. Но это не так. Историки до сих пор не знают, кто был главным зачинщиком восстания. А зачинщики явно существовали. Медный бунт не был стихийным — кто-то же, в конце концов, составил прокламации и расклеил их в ночь перед восстанием.

Видимо, следствие не нашло настоящих зачинщиков. Вполне вероятно, что ими были весьма влиятельные люди. Которые хотели направить народный гнев на царского тестя Илью Милославекого, бывшего в то время фактическим главой правительства. Понятно, что врагов у него хватало. Возможно, этим объясняется и пассивность московской власти в начале мятежа.

Как обычно и бывает, «под раздачу» попали рядовые участники, а кукловоды остались в тени.

Александр СКАБИЧЕВСКИЙ

, ,   Рубрика: Заговоры и мятежи

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:60. Время генерации:0,717 сек. Потребление памяти:10.11 mb