Мода под колпаком КГБ

Автор: Maks Янв 28, 2020

В советские времена словом «модель» называли прототип самолета или автомобиля, но никак не человека. А девушек на подиуме в лучшем случае именовали манекенщицами. Официальное наименование профессии и вовсе звучало как «демонстратор одежды». Но чтобы стать ведущей манекенщицей, помимо красоты и ума требовалось покровительство спецслужб.

Эпоху Хрущева оценивают по-разному, но то, что при нем страна сделала рывок вперед, не вызывает сомнения. К военному могуществу Союза Хрущев решил прибавить экономическую и моральную составляющую. Генсек хотел доказать миру, что в Советском Союзе живут не запуганные репрессиями люди, а образованные и красивые граждане. Мощными инструментами этой пиар-кампании стали кино и мода.

Непыльная работенка

Если в кино успех пришел довольно быстро — чего стоит только баллада «Летят журавли», взявшая Гран-при в Каннах, то в моде еще нужно было доказать французам и итальянцам, что русские тоже чего-то стоят. Главными творцами «модного» прорыва должны были стать конструкторы одежды (так тогда именовали модельеров) из московского Дома моделей на Кузнецком мосту.

Как вспоминала художник одежды Надежда Белякова: «Задача Дома моделей была не просто создание модных, красивых вещей. Это была интеллектуально-творческая работа над созданием образа современника». Но создать красивую одежду — полдела. Другая, не менее важная задача — выгодно ее продемонстрировать. И если в Европе или США топ-модели уже существовали с начала XX века, то в СССР об этом мало что знали. Советский подход к моделингу был прост и даже грубоват. Девушки, выходящие на подиум в новой одежде, по классификатору профессий именовались демонстраторами одежды.

Чиновники из министерства легкой промышленности считали эту работу непыльной, не тяжелой и не требующей интеллекта, а потому и зарплата была минимальная — всего 70 рублей. Для сравнения: уборщица в том же Доме моделей получала 65 рублей. В общем, профессия не советская и не общественно значимая. Не случайно, когда в 1972 году начинающий режиссер Никита Михалков женился на модели Татьяне Соловьевой, то говорил всем, что она по профессии переводчица. Тем не менее, стать ведущей моделью в Москве было непросто и престижно.

Королевы красоты — агенты Лубянки

Манекенщицы СССР - королевы ЛубянкиВ 1961 году в Париже состоялась международная торгово-промышленная выставка. Советский павильон пользовался успехом, и не только благодаря техническим новинкам и твердым сплавам. Дело в том, что у павильона гостей встречали высокие и красивые девушки Дома моделей. Для французов они были сродни инопланетянкам: красивые, высокие, большеглазые. Ведь в Европе тогда господствовал миф об убогой внешности славянских женщин.

На следующий день после открытия выставки французский еженедельник «Пари-матч» выпустил статью, главной фигурой которой был не лидер Советского Союза Никита Хрущев, а модель Дома моды Регина Збарская. В статье ее назвали «самым красивым оружием Кремля», и это было недалеко от истины.

Ее карьера случилась внезапно. В конце 1950-х Регина Колесникова приехала в Москву из Вологды с мечтой стать актрисой. Но девушка не прошла конкурс на актерский факультет ВГИКа и смогла поступить только на экономический. И все же она продолжала мечтать о творческой карьере. Для ореола загадочности Регина придумала легенду, что ее мать — воздушная акробатка — разбилась, упав из-под купола цирка, а отец-офицер погиб на фронте. На каких-то кинопробах Регину заметила начинающий модельер Вера Аралова и пригласила попробовать себя в качестве демонстратора одежды в Доме моделей. Конечно, это было не то, о чем мечтала девушка, но в качестве приработка занятие ее устроило. Как выяснилось позже, профессия модели для Регины оказалась идеальной.

Аралова быстро заметила в ней признаки красоты нового европейского тренда.

А Регина перенесла несбывшиеся актерские амбиции на подиум и стала первой в ряду советских манекенщиц.

В 1961 году Збарская вошла в состав делегации советских моделей, которым было доверено демонстрировать моду на парижском подиуме. Показ моделей Веры Араловой произвел тогда эффект разорвавшейся бомбы. Не меньшего интереса удостоились и манекенщицы, демонстрировавшие советские новинки.

Итальянский режиссер Федерико Феллини назвал Регину Збарскую советской Софи Лорен. Ее красотой восторгались Пьер Карден, Ив Монтан, Фидель Кастро. Получив негласный титул «советская модель №1», Збарская стала выезжать на показы во многие уголки мира. Хотя получить признание и на Западе, и в советских инстанциях одновременно было совсем непросто. Да и в Доме моделей у Збарской были не менее красивые конкурентки, но они не всегда получали добро на выезд за границу. Так почему одним было можно блистать на мировых подиумах, а другие довольствовались только московскими и ленинградскими показами?!

Сбежите — пожалеете!

На закате модельной карьеры Збарская познакомилась с югославским журналистом, став его гражданской женой. Роман окончился крахом, а после югослав написал книгу, где прямо указал, что Регина работает на КГБ и была любовницей чуть ли не всего ЦК. Коллеги Збарской негласно подтверждали изложенное, хоть и считали Збарскую «красной королевой».

«Она была действительно очень классная. Знала несколько языков, великолепно играла на фортепиано», — вспоминал о ней манекенщик из Дома моды. Естественно, что красавица, вызывавшая восторг у западных мужчин, могла заинтересовать и советские спецслужбы. «Мало того, ее выпускали одну! В Буэнос-Айрес она летала, — рассказывал о Регине другой знакомый. — У нее два чемодана соболиных шуб было и платьев. Она ехала как «стройная посланница Хрущева» как ее пресса называла».

При этом других моделей перед выездом ждало несколько эмиссий, где проверяли их благонадежность. Кандидаток сначала отсматривала заместитель директора Дома моды — майор КГБ Елена Воробей. Несмотря на то что она вербовала всех участниц выездов, последние отзывались о ней положительно. Воробей не приказывала, а убеждала девушек быть полезной своей стране. «Если с вами знакомится иностранец, поддержите беседу, узнайте его сферу деятельности и не будьте категоричны в отказе», — вспоминала одна из моделей.

Знакомства, которые могли завязать советские манекенщицы, становились предметом анализа КГБ и ГРУ. Ошибочно думать, что спецслужбы интересовали только военные секреты Запада, экономические интересы тоже учитывались. А ведь в советских моделей иногда влюблялись и крупные дельцы. Так, в США манекенщицей Мариной Иевлевой увлекся племянник Рокфеллера. Ради нее он дважды прилетал в Москву, чтобы сделать ей предложение. Визит не прошел мимо внимания КГБ. Иевлеву вызвали и намекнули: «Сбежишь на Запад — твоих родителей ждет казенный дом». Так в старину называли тюрьму. Выражение «был бы человек, а дело найдется» тогда еще не выветрилось из памяти граждан, и Иевлева это понимала. И хотя ее роман с Рокфеллером так и закончился ничем, перед этим она написала не одну докладную, чем облегчила проведение несколько внешнеторговых сделок.

Несмотря на то что в 1960-х и 1970-х произошли побеги артистов балета во время зарубежных гастролей, из манекенщиц никто не бежал. Хотя западные модельные агентства сулили им золотые горы. Причины были просты. В СССР у девушек оставались семьи. Кроме того, в делегации были только «завербованные» модели, и огласка этого факта перечеркнула бы их карьеру на Западе. Когда в 1972-м из СССР вслед за мужем в Англию собралась главная конкурентка Збарской Мила Романовская, ее предупредили, чтобы она держала рот на замке. Ослушаться модель не решилась.

Алексей МАРТОВ

Загадки истории » Специстория » Мода под колпаком КГБ

, , ,   Рубрика: Специстория

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:45. Время генерации:0,152 сек. Потребление памяти:8.19 mb