Морское пугало для НАТО

Автор: Maks Дек 14, 2020

Разоблачение «культа личности», устроенное Хрущевым на XX съезде, испортило отношения Кремля не только с самой большой страной мира Китаем, но и с самым маленьким государством соцлагеря Албанией. Эвакуация советской военно-морской базы из албанского порта Влера едва не закончилась вооруженным конфликтом.

В годы Второй мировой войны в Албании существовало сильное коммунистическое партизанское движение. Страну немцы покинули после вступления Красной армии в соседнюю Югославию, и лидер коммунистов Энвер Ходжа любил подчеркивать, что фашистов албанцы изгнали самостоятельно. Из Кремля его по этому поводу не одергивали, и самомнение Ходжи росло.

«Первая линия обороны»

Национальный гонор ограничивался только стремлением получить от СССР экономические преференции.

Ходжа говорил, что если советские люди раз в год пожертвуют своим завтраком в пользу албанцев, то Албания весь год сыта будет: стоит ли мелочиться? И в общем, срабатывало, поскольку стратегическая ценность этого «медвежьего угла» Балкан для Кремля постоянно возрастала.

После ссоры Тито и Сталина сухопутная связь Албании с другими странами советского блока оказалась перерезана. В конце мая 1954 года отряд кораблей Черноморского флота под командованием адмирала Сергея Горшкова побывал в албанском порту Дуррес, забрав следовавшего в Москву Ходжу. Именно тогда у Горшкова возникла идея организовать в Албании постоянную военно-морскую базу. Однако в практическом плане к ней вернулись только в октябре 1957 года, когда министр обороны маршал Жуков отправился на Балканы — укреплять недавно восстановленные отношения с Тито.

Попутно Жуков посетил и Албанию. В телеграмме Хрущеву он отмечал, что Ходжа сам предлагал в качестве базы порт Влера, настаивая, что «первая линия обороны Одессы и Севастополя должна проходить по Адриатическому побережью. Положительное решение по превращению Влеры в мощную военно-морскую базу является мечтой всего албанского народа, и оно будет принято с энтузиазмом».

От себя маршал добавлял, что такая база будет еще и хорошим средством давления на Тито, на случай его заигрываний с НАТО. Правда, по возвращении Жукова с должности сняли, но к албанским делам это отношения не имело.

Базе быть — Хрущев решил твердо.

«Любого зажмем в кулак!»

Для начала на побережье бухты Паша-Лиман Влерского залива развернулся дивизион гидрографического обеспечения Черноморского флота. Летом 1958 года появились четыре подлодки и плавбаза «Немчинов».

В качестве платы за аренду советская сторона обязалась обучить албанских военных моряков и передать эти субмарины албанцам. Следующим эшелоном в начале 1959 года прибыли еще восемь подлодок, дивизион тральщиков, боевые катера, вспомогательные суда.

Субмарины были сведены в 40-ю отдельную бригаду. На острове Сазан разместился 46-й морской отряд особого назначения, осуществлявший радиотехническую разведку.

На берегу выстроили поселок с одноэтажными жилыми домами, складами, служебными зданиями, хранилищами для горючего. В скалах пробили подземные тоннели. Обустроили причалы. В перспективе собирались обустроить еще и аэродром для полка бомбардировщиков Ту-16 и разместить 17-й отдельный береговой ракетный полк Черноморского флота с ракетным комплексом «Сопка».

30 мая 1959 года под занавес своего визита в Албанию во Влере побывал Хрущев. Вместе с Ходжей он промаршировал вдоль выстроившихся на причале экипажей подлодок, пообщался с капитанами.

Настроение у Никиты Сергеевича было хорошим. «Если разместить здесь мощный флот, все Средиземное море от Босфора до Гибралтара будет в наших руках! Мы любого можем зажать в кулак… А если в Албании поставить ракеты средней дальности или даже ракеты ближнего боя, то они могут накрыть всю Италию».

Ходжу интересовало, что он получит за такую прекрасную базу, но здесь Никита Сергеевич продемонстрировал скопидомство, пообещав бесплатно построить только Дворец культуры да две небольшие радиостанции. И это за возможность «зажать в кулак НАТО»?

Албанская карикатура на ХрущёваКак и в случае с Мао Цзэдуном, Хрущев снова не сумел «почувствовать» своего партнера. Во время визита советского лидера Ходжа и его товарищи воздерживались от эскапад в адрес югославов, но получается, что их усердия не оценили. И вообще, так сказать, не уважают, помыкают как подчиненными.

Не желая сводить все к личной неприязни, Ходжа начал демонстрировать свою самостоятельность, облачая ее в форму идейных разногласий. В Албании сохранялось почитание Сталина, а звучавшее по этому поводу ворчание из Кремля демонстративно игнорировалось.

Во Влере нарастающее политическое напряжение поначалу не чувствовалось. В 1960 году албанцам в торжественной обстановке передали четыре подлодки (С-241, С-242, С-358, С-360), а позже бонусом шесть боевых катеров и несколько судов обеспечения, включая плавбазу «Немчинов».

Во всем виноват писающий мальчик?

Конфликты начались весной 1961 года. В одном случае албанский моряк бросил окурок на палубу швартовавшегося советского катера, в другом — официант в кафе заявил советскому офицеру: «Хозяин здесь я, а не ты». Но самую нервную реакцию вызвал эпизод, когда некий мальчик справил то ли малую, то ли даже большую нужду напротив советского штаба. Эти случаи фигурировали в рапортах и даже в воспоминаниях самого Ходжи.

В марте 1961 года на совещании командования стран Организации Варшавского договора (ОВД) маршал Андрей Гречко потребовал передать базу во Влере под свое «непосредственное командование». Албанцы ответили отказом и в начале мая, наведя береговые орудия, подвергли досмотру советский транспортник «Чиатури».

Это стало последней каплей. У командования ОВД возникли опасения, что, задействовав береговую артиллерию и наземные части, албанцы попытаются завладеть всей находящейся во Влере техникой и вооружением. Допустим сил для отражения такого нападения хватало, однако это означало бы ведение полноценных боевых действий капиталистам на потеху.

Для организации эвакуации из Севастополя вышла мини-эскадра, состоявшая из крейсера, двух эсминцев и танкера «Золотой Рог» во главе с командующим Черноморским флотом адмиралом Владимиром Касатоновым. Албанцы заявили, что пропустят в бухту только танкер, и снова пришлось смириться.

Плавбаза «Котельников» встала посреди залива, восемь субмарин расположились у нее по бортам. Затем, по мере погрузки техники, подтягивались танкер, водолей, буксиры. Маневры проводились под прицелом бывших советских, а ныне албанских орудий.

Эвакуация заняла неделю. Ходжа с возмущением писал, что советские моряки «пробили резервуары, переломали койки, перебили стекла окон в зданиях, где они жили и работали, и т.д. Они пытались увести с собой все, до последнего болта, но своего они не добились».

Ходжа опасался, что советские моряки попытаются вернуть уже переданные ранее корабли, и, вероятно, эти опасения были не беспочвенными. Но Касатонов понимал, что захватить переданные четыре подлодки можно только абордажем, и ограничился обязательной программой.

4 июня эскадра с личным составом базы на борту вышла из Влерского залива. До вооруженного конфликта, к счастью, не дошло.

Дмитрий МИТЮРИН

КАЖДОМУ СВОЕ

Ходжа пытался найти крайних, возложив роль поджигателя конфликта на руководившего базой контр-адмирала Григория Егорова. Но Хрущев таких объяснений не принял и в октябре 1961 года обвинил албанскую компартию во враждебности к Советскому Союзу. Ходжа к тому времени уже подыскал нового союзника в лице Китая и в декабре объявил о разрыве с Москвой дипломатических отношений.

Загадки истории » Военная тайна » Морское пугало для НАТО

, , ,   Рубрика: Военная тайна 271 раз просмотрели

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:27. Время генерации:0,207 сек. Потребление памяти:7.2 mb