Мосты через бездну

Автор: Maks Мар 4, 2019

Сегодня, в эру совершенных средств связи, трудно ceбе представить, чтобы люди пытались связаться друг с другом с помощью телемоста. А в последней четверти XX века телемосты были для граждан СССР практически единственным окном в Европу и США.

Первый в истории человечества телемост состоялся в 1962 году. Назывался он «телемост Европа — США». Уже в начале 1960-х возникла техническая возможность связывать телеэкраны, находящиеся на огромном расстоянии друг от друга.

Просто песни!

5 сентября 1982 года на советском телевидении и в жизни советских граждан произошло беспрецедентное событие — телемост «Москва — Лос-Анджелес». С американской стороны в нем участвовали молодые люди, которые были гостями фестиваля «Мы». В телестудию «Останкино» пригласили около 200 студентов. Инициаторами проведения телемоста стали американец Стив Возняк, один из соучредителей фирмы Apple Computer, и советский сценарист Иосиф Гольдин. Режиссером мероприятия выступил Юлий Гусман, нынешний известный теледеятель и бессменный член жюри КВН.

Собственно, общение ограничилось «обменом» музыкальными номерами. Ведущего у мероприятия не было. Попадали на мост с легкостью — в телецентр пускали по паролю: «Я на телемост». Студентов перед началом немного проинструктировали, предложив вести себя весело и раскованно. Была небольшая репетиция. Молодые люди отвечали на вопросы друг друга. Звучала музыка. С советской стороны, кроме Пугачевой, были ВИА «Пламя», «Воскресение», «Динамик» и некоторые другие исполнители.

Собственно, телемост был не просто интересен сам по себе: он стал доказательством того, что падение железного занавеса не за горами. И что ненависть к Америке имеет отношение к политикам, а не к обычным гражданам.

Этот телемост вошел в историю под названием «Москва — космос — Калифорния». Его по советскому телевидению не показали. О нем только написала пресса.

На достигнутом решили не останавливаться. Следующие аналогичные мероприятия уже не были чисто музыкальными. На них обсуждались серьезные общественные и политические проблемы. Собственно, телемосты способствовали всяческому сближению с Америкой. Почувствовались явные послабления.

Форма оказалась близка людям по обе стороны океана. Следующий телемост «Москва — Калифорния» провели в 1983 году. Его посвятили Фестивалю фильмов для детей. Нетрудно догадаться, что повод был выбран вполне невинный и, так сказать, общечеловеческий. На нем показали товар лицом. Американцы увидели режиссера Владимира Грамматикова, мультипликатора Федора Хитрука, писателя Анатолия Алексина. Выступил на мероприятии грузинский детский ансамбль «Мзиури». Вспоминаются слова из песни англичанина Стинга, который в свое время убеждал Западный мир в том, что из русских не стоит делать чудовищ: «Запомните, когда я говорю вам, что русские тоже любят своих детей!»

Острые проблемы

С 1983-го форма телемоста стала отходить от примитивной «А давайте просто посмотрим друг на друга!». Теперь у каждой передачи была сквозная тема. Следующий телемост прошел в 1985 году. Его назвали «Вспоминая войну. Телемост Москва — Сан-Диего». В 1985-м на сцену вышел Владимир Познер, ведущий с советской стороны. Познер родился в Париже. Затем переехал с матерью в США, где прошли его юные годы. Благодаря свободному владению русским и английским языками Познер в советское время служил комментатором главной редакции радиовещания на США и Англию.

В 1985 году войну вспоминали ветераны Второй мировой — граждане СССР и США. С советской стороны в диалоге с американцами принимали участие артист Михаил Ножкин, режиссер Сергей Бондарчук, поэт Виталий Коротич. Американским ведущим был Фредерик Старр. Это мероприятие представляло особый интерес. До этого в Советском Союзе было не принято вспоминать о том, что американцы все-таки внесли свой вклад в Победу. В США же явно преувеличивали роль американцев в разгроме гитлеровцев. И умаляли вклад СССР, который принял на себя основной удар фашистов и отразил его. В телемосте с Сан-Диего русские и американцы участвовали как бы на равных, демонстрируя нежелание взвешивать, кто же принял большее участие в Великой Победе: мол, мы пришли к этому вместе. И зачем мы сейчас будет подсчитывать, кто сыграл большую роль?

Передача шла около полутора часов и создавала очень приятное впечатление единства в борьбе со злом. И общей боли за не пришедших с войны. О том, насколько серьезнее были потери СССР, умышленно не упомянули. На самом деле в рамках такой задачи, как сближение с США, это было правильно.

Ничего удивительного в такой перестановке акцентов нет: в марте 1985 года генеральным секретарем ЦК КПСС стал Михаил Сергеевич Горбачев, давший старт легендарной перестройке.

В 1986 году состоялся телемост «Ленинград — Сиэтл». С этого телесобытия некоторые исследователи предлагают начинать отсчет эпохи гласности. На нем не побоялись обсудить такие проблемы, как сбитый советскими ВВС южнокорейский боинг и положение евреев в СССР Второй вопрос стоял особенно остро: ни для кого не был секретом тот факт, что антисемитизм в Советском Союзе с послевоенных времен стал государственным. При этом официально его полностью отрицали. В то же время многие советские евреи желали уехать из СССР в Израиль и США. В этом стремлении им власть отказывала. Обсудить такое решились — значит не за горами большие перемены. То, что они носятся в воздухе, понимали все.

В январе 1987 года из уст Горбачева впервые прозвучало слово «перестройка».

Секса у нас нет!

Телемост Ленинград - Бостон

Телемост Ленинград — Бостон. 1986 год. Именно на нём прозвучала знаменитая фраза «Секса у нас нет»

17 июля 1987 года вышел в эфир телемост «Ленинград — Бостон. Женщины говорят с женщинами». Его с советской стороны вел Владимир Познер. С американской — Фил Донахью. Впоследствии они на американском телевидении вместе вели программу «Познер и Донахью». Этот телемост прославился позорным эпизодом. Одна из его участниц, Людмила Иванова, администратор гостиницы «Ленинград», представитель общественной организации «Комитет советских женщин», в ответ на реплику американки «У нас в телерекламе все крутится вокруг секса. Есть ли у вас такая телереклама?» заявила: «Ну, секса у нас… (смешок) секса у нас нет, и мы категорически против этого!» В общем гуле и хохоте потонуло не менее «гениальное» продолжение фразы: «У нас есть любовь». Фраза «у нас секса нет» стала крылатой и широко употребляется и сегодня, если речь идет о ханжестве и отрицании физиологической стороны любви.

Режиссер телемоста Владимир Мукусев позже вспоминал: «Когда я монтировал программу, Людмила Иванова позвонила мне прямо в аппаратную и попросила вырезать эту фразу. Смущение и тревога звучали в ее голосе. Я встал пред дилеммой. С одной стороны, я понимал, что у Людмилы после выхода передачи в эфир могут возникнуть проблемы с ее родными и близкими и просто с посторонними людьми. Она может стать героиней анекдотов. С другой стороны, по приказу вырезая из предыдущего телемоста все про Сахарова, почти все про Афганистан, убирать из передачи то, что точно объединило обе студии, — юмор, я посчитал невозможным».

В 1987 году прошел по большому счету последний интересный телемост, посвященный проблемам медиа в обеих странах: в СССР нарастала гласность.

Телемосты 1988 и 1989 годов были посвящены деятельности советского «мага» Кашпировского.

На них легендарная эра телемостов закончилась. Владимир Мукусев позже говорил о том, чем для него, да и для многих советских граждан, были телемосты: «…благодаря телемостам советские граждане впервые стали осознавать, что гласность, свобода слова и мысли — это не абстрактные понятия. Телемосты изменили мой взгляд на Америку и на взаимоотношения людей в целом».

Ольга СОКОЛОВСКАЯ

Оревуар, Париж!

На телемост 1982 года пришла певица Алла Пугачева. Она так хотела поучаствовать в этой программе, что отказалась от поездки во Францию. А по тем временам возможность увидеть Париж была равносильна полету на Марс.



, , ,   Рубрика: Назад в СССР

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:61. Время генерации:0,150 сек. Потребление памяти:8.33 mb