Мушкетёр киевского СКА

Автор: Maks Апр 21, 2020

Всякий, кто берет в руки оружие, подвергает себя риску. Даже если шпага, рапира или сабля спортивные, они лишь версия настоящих клинков, созданных, чтобы убивать. И порой, хоть и не часто, на современных спортивных аренах случаются происшествия, которые напоминают нам, что все виды фехтования происходят от гладиаторских боев, рыцарских турниров и дуэльных поединков.

Когда выпускник Львовского института физкультуры Евгений Сыромятников, приехавший на работу в городок Рубежное Ворошиловградской (ныне Луганской) области УССР, приметил на школьном стадионе долговязого паренька, бывшего на голову выше всех, он подумал, что этот переросток, скорее всего, второгодник, и хлопот с ним не оберешься.

Однако по окончании урока физкультуры не поленился зайти в школу, чтобы навести справки. Оказалось, что пятиклассник Володя Смирнов вовсе не второгодник, хотя учится так себе. Его считали задирой и драчуном, что тренеру понравилось еще больше. Он хотел предложить этому десятилетнему дылде заниматься фехтованием. И то, что для педколлектива средней школы являлось головной болью, Сыромятников счел достоинством.

Удача тренерского поиска

К тому моменту Вова уже пробовал заниматься боксом и баскетболом, но, как всякий мальчишка, очарованный образами французского «костюмного кино», перед соблазном взять в руки оружие устоять не мог. Правда, реальность оказалась далека от приключенческих фантазий, и, позанимавшись у Сыромятникова два года, Володя, увлекшись футболом, забросил фехтование. Вернуть его в секцию было совсем непросто, но усилия тренера того стоили. Этот парень мог бы добиться определенных успехов во многих видах спорта, но Сыромятников разглядел в нем главный талант, способности, которые никакими упражнениями невозможно наработать. И он сумел разжечь в своем подопечном интерес к занятиям. Остальное сделали природа и азарт увлечения. Когда у него начало получаться, Володю уже не надо было затаскивать на тренировки. Его трудно стало выпроводить из спортзала.

Мальчик быстро рос, становясь настоящим атлетом. Левша с молниеносной реакцией, он фехтовал в манере, неудобной для большинства оппонентов. Но даже и не это было главным. «Володя защищался не только клинком, но и уходом от оружия соперника, — говорил Сыромятников. — Его трудно было достать рапирой. Предвидя атаку, он действовал на опережение, нанося укол на какие-то доли секунды раньше. Это сложно воспитать. Наверное, это где-то на генном уровне».

Откуда взялась эта хватка фехтовальщика, понять сложно. Семья Смирновых была самая простецкая: отец работал слесарем, мать пекарем на хлебозаводе — вроде бы дуэлянтов в их роду не водилось.

Путь испытаний и побед

Владимир СмирновВыступая на различных региональных соревнованиях, Владимир выполнил норму мастера спорта. Учеба, конечно, отошла на второй план, и после школы поступить он никуда не смог. Ему предстоял призыв в армию, но Сыромятников и это сумел обернуть к пользе. Он не стал хлопотать об отсрочке, а вместо того дал знать о перспективном парне тренеру фехтовальщиков СКА киевского военного округа Виктору Харитоновичу Быкову, который также тренировал и сборную Союза. Он согласился взять Смирнова к себе «на просмотр», и после призыва его направили в спортроту одной из частей киевского гарнизона.

Поначалу провинциал не блистал. Выступая за команду спортивного клуба армии на юношеском первенстве УССР, он занял лишь шестое место, и Быков хотел его передать другому тренеру, чтобы парень мог просто дослужить. Но тут уж Володя уговорил Быкова оставить его.

Несколько месяцев тренер гонял новобранца, увеличивая нагрузки и придумывая для него трудные упражнения. Он оказался фантастически работоспособен, проявляя то самое знаменитое «хохлацкое» упрямство. Понимая, что спорт открывает перед ним большие возможности, Владимир никогда не ныл, безропотно выполняя указания тренера, отдавал занятиям всего себя.

Как говорил потом Быков: «Некоторые хотят хотеть, а Володя хотел делать. Он тренировался столько, сколько я говорил, и даже больше. Поэтому и результаты не заставили себя ждать».

Два года — с 1977-го по 1979-й — Смирнов выигрывал первенство Союза. В том же 1979 году он победил на Спартакиаде народов СССР — важнейших внутренних предолимпийских соревнованиях, в ходе которых окончательно формировались сборные по многим видам спорта.

К тому моменту Владимир уже был «сборником» и под руководством Быкова в 1978 году стал бронзовым призером чемпионата мира в командном соревновании. Перед московской Олимпиадой он успел стать чемпионом и в личном первенстве рапиристов, но на тот момент еще не считался лидером сборной. Тогда предполагалось, что московское золото возьмет фехтовальщик из минского «Динамо» Александр Романьков, который хоть и был лишь годом старше Смирнова, но начал выступать за сборную на пять лет раньше него.

В соперничество Романькова и Смирнова на Олимпиаде вмешался только француз Паскаль Жолье, лихо закрутивший интригу борьбы. Каждый из соперников по разу победил, и при равенстве результатов все решал «перебой». Хорошо мотивированный тренером, Смирнов уверенно взял у француза реванш за проигрыш ему в предшествующем поединке, а Жолье выиграл у Романькова. Олимпийским чемпионом стал Смирнов, Жолье был вторым, Романьков третьим. Еще Владимир выиграл серебро в командных соревнованиях рапиристов, и ему досталась бронза как члену команды шпажистов.

До того олимпийское золото в личном первенстве из рапиристов СССР в 1960 году брал Виктор Жданович, а после победы Смирнова повторить это достижение никто из советских спортсменов не смог.

Последний бой

В 1982 году, перед чемпионатом мира в Риме, среди рапиристов Смирнову не было равных не только в советской команде, но и в мире. После Олимпиады он дважды выигрывал Кубок мира, и его победа в Италии была более чем вероятна. Однако вместо ожидаемого триумфа на римском чемпионате произошла страшная трагедия: во время поединка с немецким рапиристом Матиасом Бером советский спортсмен получил травму, не совместимую с жизнью.

Все произошло в какие-то мгновенья, как это обычно и бывает в бою рапиристов. Оба спортсмена, рослые и мощные, предпочитали атакующий, силовой стиль. При очередном встречном выпаде рапира немца поразила плечо Смирнова, и удар был так силен, что изогнувшийся дугой клинок лопнул, сломавшись вдоль. Устремленный вперед Матиас Бер в этот момент остановиться уже не мог. По инерции продолжив движение выпада, он острым обломком пронзил маску советского спортсмена. Удар пришелся ему в левый глаз, через который металл глубоко проник внутрь черепа.

Врачи пытались спасти Владимира, но на восьмой день, констатировав гибель его мозга, отключили аппаратуру, поддерживавшую жизнедеятельность организма. В Киев Смирнова привезли в цинковом гробу, как привозили советских военных, павших где-то вдали от родины. По сути, ведь так и было: военнослужащий СКА Владимир Смирнов погиб в бою — пусть и спортивном — с оружием в руках.

На московской Олимпиаде произошел случай, который мог бы стать предостережением. В ходе боя Богуслава Зыха с Владимиром Лапицким с рапиры поляка соскочил предохранительный наконечник, и когда Зых нанес сопернику укол, его клинок, пропоров защитный доспех, пронзил грудь Лапицкого, пройдя лишь в нескольких миллиметрах от сердца. Тогда спортсмена спасло только чудо. И похоже, этим счастливым спасением лимит чудес в мире фехтования на рапирах был исчерпан.

Валерий ЯРХО



, , ,   Рубрика: Кумиры

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:63. Время генерации:0,186 сек. Потребление памяти:8.92 mb