На всякий случай

Автор: Maks Янв 20, 2020

Наказания без преступления не бывает. Но в первые годы после революции, в ходе Гражданской войны, многие выдающиеся люди попали под жернова истории. Один из них — талантливый поэт Николай Гумилев. Судя по всему, выдающийся творец был расстрелян ни за что…

Стихи Николая Гумилева широко известны любителям поэзии. Но в его биографии много неизвестных страниц. Покрыты тайной его особая миссия за рубежом и военная карьера разведчика. И в расстреле поэта в 1921 году слишком много противоречий.

Военный разведчик

На это обратил внимание и Василий Алексеевич Ставицкий — президент «Академии проблем мира и противодействия войне», главный редактор всероссийского журнала «Моя Россия», который не один год занимался изучением архивов, работал и с протоколами допросов Гумилева, занимался загадкой его смерти. Он и предоставил материал для этой статьи.

Окончив в 20 лет гимназию, в 1906 году, Гумилев поступил в Морской корпус. Но через год оставил его и уехал учиться в Сорбонну. Экстравагантный поступок для сына корабельного врача, мечтавшего продолжить семейные традиции и посвятить жизнь военной карьере и морским путешествиям.

В Сорбонне Гумилев не проявил ни особого прилежания, ни интереса к наукам. Впоследствии его отчислили из престижного учебного заведения. Но особенно любопытно другое. В Париже Гумилев проявил особую тягу к путешествиям. Но не просто к поездкам за моря, а к конкретной стране — Абиссинии (Эфиопия). Вероятно, это было связано с тем, что в Абиссинии родился Александр Сергеевич Пушкин. По другой версии, на этот интерес обратила внимание военная разведка: молодой курсант с прекрасным знанием иностранного языка выехал на учебу во Францию, представлявшую для России особый интерес на мировой сцене. Поэтому Гумилев практически не учился, а общался с литературной богемой, издавал журнал, писал стихи, а потом занялся подготовокой к путешествие в ту же Абиссинию (Эфиопию), нищую страну с напряженной военно-политической обстановкой. Но именно эта страна являлась объектом интересов Англии, Франции и Италии, кроме того, ее жители были в большинстве православными.

Гумилев совершил несколько экспедиций в те края. Отсутствие средств у нищего студента позволяет предположить, что спонсором поездки была российская разведка. Подтверждением тому является рассекреченная со временем служебная справка. Вот фрагмент из этого документа: «…источник, непосредственно общавшийся с местным населением, утверждает, что многие абиссинцы по-прежнему исповедуют православную веру, тепло и дружелюбно относятся к России и русским. С другой стороны — военная агрессия франции встречает отпор местного населения…» Этим источником и был Гумилев, он совершил еще несколько поездок в Абиссинию, потом проходил службу в особом экспедиционном корпусе российской армии в расположении союзнических войск в Париже в годы Первой мировой войны 1914-1918 годов. Имеется служебная «Записка об Абиссинии», написанная в 1917 году на французском языке в Париже для объединенного командования Антанты. Смысл ее сводился к анализу возможностей Абиссинии по мобилизации добровольцев из числа чернокожего населения для пополнения союзнических войск на германском фронте. Автор документа, бесспорно, Гумилев.

Секретная миссия

Николай ГумилёвКосвенным подтверждением тайной работы Гумилева в спецслужбах была его поэзия, посвященная природе, дальним странам, экзотике, любви, далекая от гражданственности и политики. Акмеизм — направление в поэзии, одним из основателей которого он был, — подтверждает это. Многие выдающиеся деятели разведки писали стихи, это давало отдых от секретных заданий и напряженных миссий. Писали на темы, далекие от политики. Ярким подтверждением тому служит поэзия дипломата Федора Тютчева, писал стихи о любви и Юрий Андропов, глава КГБ.

В 1908 году, вернувшись в Питер, Гумилев полностью посвятил себя литературе. В 1910 году он издал третью книгу «Жемчуга» и женился на юной Анне Ахматовой. Кстати, познакомились будущие супруги еще в юности, в Царском Селе, и их судьбы уже неоднократно пересекались. После свадьбы в апреле новобрачные отправились в близкий Гумилеву Париж, где были до осени. По возвращении в Питер в 1913 году Гумилев неожиданно, бросив дома молодую жену, снова уехал в Абиссинию. Возможно, ему снова пришлось выполнять задание военной разведки.

В августе 1914 года Николай Гумилев ушел на фронт добровольцем и служил в полку военной разведки. Об этом он писал в «Записках кавалериста». В 1914 году Гумилев за храбрость получил Георгиевский крест IV степени, в итоге он дослужился до прапорщика.

После революции Гумилев вернулся в Петроград в мае 1918 года и увидел совершенно иную Россию. Но в его творчестве нет ни одного стихотворения об отношении к революции и большевикам. Возможно, эти стихи уничтожены. А может, после войны Гумилев, второй раз женившийся, просто хотел спокойной семейной жизни.

Документы и протоколы

В многотомном «деле Таганцева», по которому обвинили и расстреляли Гумилева, лишь том №177 — «Соучастники» — коснулся судьбы поэта, причем большую часть его дела (169 листов) составили различные запросы, справки и только несколько страниц — протоколы допросов, на которых и строилось все обвинение. Есть версия, что и само «дело Таганцева» было сфабриковано, но здесь это не рассматривается.

Арестованный 3 августа 1921 года, поэт уже 24 августа по решению Петрогубчека был приговорен к высшей мере наказания — расстрелу. Вот выдержки из допросов и приговора по Делу №177 о соучастии Гумилева Николая Степановича в контрреволюционном заговоре: «Поэт Гумилев утверждал, что с ним связана группа интеллигентов, которой может распоряжаться и в случае выступления согласна выйти на улицу. Но желал бы иметь в распоряжении для технических надобностей некоторую свободную наличность… Про группу свою Гумилев дал уклончивый ответ, сказав, что для организации ему потребно время».

Это показание совпадает с показаниями Гумилева от 9 августа 1921 года, где некто предлагал ему составить стихотворные прокламации и обещал денежное вознаграждение за участие в контрреволюционной деятельности, что и послужило основанием для ареста поэта.

Знаток литературы Серебрянного века Вячеслав Недошивин в одной из своих книг пишет о следователе Якобсоне, который «работал» с Гумилевым. «Допрашивал Гумилева следователь Якобсон — инквизитор, соединявший ум и образованность с убежденностью маньяка: обсуждал на допросах Макиавелли, «красоту православия», называл Гумилева лучшим русским поэтом, читал наизусть его стихи».

18 августа Гумилев на допросе у этого следователя сказал слова, которые и послужили основой для приговора. Тогда он совершил роковую ошибку, признавая, хотя и с оговоркой, «что могу собрать активную группу из моих товарищей…» За это откровение подследственного мертвой хваткой уцепился следователь Якобсон и в последующем фактически добился только одного — подтверждения этих слов о намерениях Гумилева.

В выписке из Протокола заседания Петрогубчека от 24 августа 1921 года, говорится: «Гумилев Николай Степанович, 35 л., б. дворянин, член коллегии «Из-во Всемирной Литературы» беспартийный, бывший офицер…. Приговорен к высшей мере наказания — расстрелу».

Этот приговор шокирует жестокостью. В основе его признание подсудимого в том, что он «обещал связать с организацией в момент восстания группу интеллигентов». Даже если учесть, что это происходило в суровом 1921 году после Кронштадтского мятежа, невозможно понять конкретного следователя (бывшего дворянина), допрашивавшего Гумилева и подготовившего для Губчека столь категорическое постановление.

Ряд деятелей культуры, имевших вес среди большевиков, таких как Максим Горький, бывший тогда Председателем Высшего Совета «Дома Искусств», подписали письмо с ходатайством об освобождении Гумилева под их поручительство. Но это благородное письмо смелых людей уже не могло ничего изменить, так как решение Губчека уже состоялось 24 августа 1921 года. А этот сохранившийся документ был зарегистрирован в секретном отделе Петрогубчека за вх. №4/24 только 4 сентября 1921 года.

Итак, к заговору Гумилев не имел никакого отношения, его осудили только за намерение, все признания были сделаны под давлением, налицо явное превышение власти следователем Якобсоном.

Гумилева расстреляли без вины, «на всякий случай», так как в его прошлом было слишком много тайн и загадок, связанных с работой в разведке.

Мария КОСОРУКОВА

,   Рубрика: Заговоры и мятежи

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:62. Время генерации:0,141 сек. Потребление памяти:8.33 mb