«Наша биография…»

Автор: Maks Фев 13, 2022

Чем дальше в прошлое уходит СССР, тем больше желающих в него вернуться. Люди вспоминают, вот, мол, как мы жили — просто и счастливо, не боясь завтрашнего дня, скачущих цен и потери работы, да еще и квартиры получали от государства! И новоселье справляли весело — всем двором… А, говоря так, все чаще смотрят и пересматривают старые передачи — тот же телецикл «Наша биография»…

Цикл телефильмов вышел на телеэкраны в 1976 году к 60-й годовщине Октября. И то, что тогда казалось обычной «пропагандой» к культовой дате, многим видится теперь чудесной сказкой. «Наша биография» — это 60 историко-документальных серий (!), каждая по часу, но люди все равно смотрят эти слегка затянутые фильмы и воспринимают как свою собственную биографию…

«Безвольный муженек…»

«Полет секунд, минут, дней, лет, из них складывается прошлое, настоящее, будущее… И эти события нам хочется с каждым из вас пережить не только памятью, но и чувствами», — так ведущая и худрук проекта Галина Шергова начала программу «Наша биография». Сотрудники «Молодежки» Евгений Широков (главред Молодежной редакции ЦТ), его зам Эдуард Сагалаев, сценарист Анатолий Лысенко стремились, чтобы молодые зрители как бы «примерили» на себя подвиги комсомольцев 20-х, 30-х, 40-х годов… Факты старались подать не как в учебниках, а нестандартно, тонко и ненавязчиво, порой получалось — слова на кадрах кинохроники звучали непривычно для советского уха.

«Моя возлюбленная душка, дела не важные — на 17 февраля назначен слет генералов, опять совещание… Не хватает ежедневного пасьянса каждый вечер. Остаюсь твой бедный и безвольный муженек…» — так писал жене царь Николай II. Жена отвечала, мол, «бедняжка, ты устанешь завтра, помоги тебе Бог! Котенок залез в камин и чихает там! Алиса…». Все эти «няшки-бедняжки» шли на фоне кадров голода, разрухи, массовых жертв Первой мировой и революционных волнений Петрограда. В серии «1917 год» авторы как бы «намекали» на безразличие царя к народу — без зубодробительного пафоса 70-х. Может, и вправду кто-то «не памятью, а чувствами» ощутил, как и почему «вековая немота выплеснулась» в революцию. На экране старые большевики вспоминали: «В апреле 1917 года в Петрограде мы видели Ленина, как в сказке, далеко на площади Финляндского вокзала. И эта ночь — ночь юности, ночь торжества коммунизма — она у нас вечно жива…»

В следующем выпуске, «1918 год», профессор Васютин, в 16 лет возглавлявший «отряд Гаврошей» на Гражданской войне, говорил: «Артиллерии не имелось, зато пришли к нам комиссары. Наши пулеметы строчили, но были как горсть песка против пушек врага. Однако слова партии оказались сильнее снарядов. Мы победили!» Школьники на той съемке кивали: да, мол, завидуем, первые комсомольцы — это настоящие герои!

«…Сказку сделать былью!»

«Наша биография»Каждую пятницу «Наша биография» рассказывала, как проходила коллективизация, шагала по стране индустриализация, шла ликвидация безграмотности под лозунгом «Учиться, учиться и учиться!». Потом партия призвала: «Молодежь — на аэропланы!», и страна покрылась сетью аэроклубов. Все искусство работало на общую идею, молодежь пела про летчиков: «Мы рождены, чтоб сказку сделать былью!»

Бороздить небо к 1940-м мечтал уже каждый школьник. За штурвалы сели и дети партэлиты, и рядовые комсомольцы — Василий Сталин, Степан Микоян, Леонид Хрущев… Они и на фронт ушли одними из первых, за спинами отцов не прятались, что вдохновляло народ на подвиги. Ну как такое может не восхищать сейчас, когда косить от армии стало обычным делом!

Далее были серии про Великую Отечественную. Тоже добротно сделанные: много хроники, тщательные монтаж и озвучка, но они почему-то больше, чем предыдущие, напоминали учебник. Ведь на том грандиозном проекте в спину творцам дышала армия консультантов. Это были историки и философы — профессора и академики из АН СССР. А также кураторы от ЦК. Когда над тобой стоит столько цензоров, творцам туго приходится, особенно если тема «канонизирована» — тут «шаг в сторону — расстрел». Не буквально, конечно, но карьеру журналисту попортить может одно «неверное» слово за кадром.

На фоне любимых фильмов о войне, когда люди плакали у экранов («Дом, в котором я живу», «Баллада о солдате», «Иваново детство»…), ТВ смотрелось бледнее. А Штирлиц так просто телевизионщиков «уложил на обе лопатки». Ведь «когда он шел по Берлину, Москва пустела» — все сидели у экранов! Такого у «Нашей биографии» не бывало. В тех сериях то и дело звучали фразы «Первыми на войну ушли коммунисты!» или «Райком комсомола не работал — все ушли на фронт!». Ветераны роптали: а разве не вся страна у нас воевала?

Мировые рекорды

После Великой Победы восстановили разруху за две пятилетки — рекорд грандиозный безо всяких натяжек. Далее было освоение целины, строительство каскадов ГЭС на Енисее, новых городов Сибири. Потом грянула новая великая победа: первый человек в космосе — наш Юрий Гагарин — мировой триумф…

О шестидесятниках с их разбродом в умах, шатаниями в душах и плачем по «свернутой» оттепели в «Нашей биографии» не говорилось. За телевизионщиков это тоже отработали киношники («Доживем до понедельника», «Мне 20 лет»). Но модный тогда комплекс «детей победивших отцов» словно поубавил тонус у тележурналистов. С 1964 года «Биографию» уже делала не «молодежка», а «учебка» (Главная редакция учебных программ ЦТ). На экране и зазвучало все по-учительски назидательно — глаже, суше, скучнее, «как надо». Говорили в основном работники райкомов о посевной, ударных вахтах и соцсоревнованиях, началась эпоха застоя, которую вскоре окрестили «эпохой застолья».

Унылую картину немного скрашивали народные любимцы. Терешкова вспоминала, как на международном съезде педагогов было приятно, когда учителя-иностранцы вдруг запели «Пусть всегда будет солнце» по-нашему, по-русски… Выходило, что нас все любят. Или, например, фрагмент, как Яшин в Лондоне тренировался с англичанами. «Как же вы общались без английского?» — спросил его корр. «А на «футбольном» языке говорили, — шутил Яшин. — Легко, будто то была команда моего родного «Динамо»!»

В курилках бухтели, мол, измельчал народ, великих идей больше нет, жены носятся за мебелью и зеленым горошком из стран СЭВ, у мужиков в умах только «дачка, тачка да собачка». Над Брежневым насмехались — шамкающий старикашка-маразматик, вечные награды, скоро звездочки на спину цеплять будут. Но в наши дни вдруг произошла чудесная метаморфоза с разворотом на 180 градусов. Все разом заговорили, как свершениями СССР гордятся, а вегетарианский период застоя так просто был сказкой. Ностальгируют по добрым отношениям, когда посидеть с соседскими детьми или сбегать для кого-то в аптеку было обычным делом. Ключи от квартиры лежали под ковриками, о железных дверях никто не думал. Стремиться к материальным благам было зазорным, а человек никогда не оставался один, всегда с коллективом и в пир, и в мир. На комсомольской стройке парни не задерживались. Крановщик Леонид Медведь поехал «за девчатами» в «Хохломскую роспись» и привез их в Сибирь. «Парни ждали на перроне. Я сказал, девчата, можно доверять — пусть несут ваши чемоданы, куда хотят… Свадеб было столько, что мне получки не хватило на подарки!»

«Нашу биографию» теперь пересматривают по многу раз, говоря: хотим назад в СССР! Спасибо создателям «нетленки», не зря, выходит, госпремию получили, не зря старались. И успех пришел, а что почти через полвека, это ведь на самом деле не так уж и важно…

Людмила МАКАРОВА

  Рубрика: Искусство и телевидение 135 просмотров

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒

https://zagadki-istorii.ru

Домой

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

SQL запросов:44. Время генерации:0,223 сек. Потребление памяти:9.01 mb