Наши морпехи против СССР

Автор: Maks Июл 30, 2021

Как элитный род войск морскую пехоту можно сравнить с хирургическим скальпелем. Пример — молниеносная десантная спецоперация по эвакуации советских специалистов из столицы Сомали Могадишо в 1977 году.

В октябре 1969 года в результате военного переворота к власти в Сомали пришел Мухаммед Сиад Барре. Находившийся тогда в Могадишо советский журналист вспоминал: «Мощные свежевыкрашенные Т-34 с открытыми люками занимали позиции у правительственных учреждений и здания парламента. Отключенные телефоны безжалостно молчали. У входа в гостиницу — вооруженный патруль под командой лейтенанта. На мой вопрос, что случилось и почему молчат телефоны, последовал четкий ответ… по-русски: «Почта, телефон, телеграф — ленинский план вооруженного восстания. Академия Фрунзе!»»

Если друг оказался вдруг

Вскоре Сомали стали именовать СССР — Союз Сомалийских Социалистических Республик. Советские специалисты поехали в братскую страну поднимать экономику и не только. Для военных судов переоборудовали порт Могадишо, подарив гостеприимным хозяевам несколько катеров, именовавшихся теперь флотом. Построили четыре аэродрома и организовали морской пункт базирования в Бербере. Общая численность военных советников и обслуживающих боевую технику специалистов, вместе с членами их семей, достигла 2 тысяч.

В сентябре 1972 года для, так сказать, знакомства в районе порта Бухлял решили провести совместные маневры. Сомалийцам предстояло отбить десантирование морской пехоты Тихоокеанского фронта, и отбить они, разумеется, не сумели. Прорвав оборону условного противника, морпехи совершили 80-километровый бросок по пустыне и овладели Берберой. «Побежденные» сомалийцы были в восторге…

Тучи в союзнических отношениях возникли весной 1977 года, после того как в соседней Эфиопии к власти пришла хунта, возглавляемая Менгисту Хайле Мариамом. Эфиопы выгнали из своей страны американских военных и заявили о желании строить социализм. Сомалийцам бы только порадоваться, но дело в том, что Барре как раз решил отвоевать пограничную эфиопскую провинцию Огаден. И в такой ситуации Москве пришлось выбирать, кто из союзников для нее важнее — Сомали или Эфиопия.

К сентябрю выбор был окончательно сделан в пользу Эфиопии, получившей 400 танков, 48 истребителей МиГ-21, а также ракетные комплексы САМ-3 и САМ-4. Одновременно все наши советники при сомалийских частях под разными предлогами были отозваны в Могадишо. Американцы тут же начали поставлять оружие сомалийцам.

«Было ваше — стало наше»

Советские военные в Сомали13 ноября 1977 года Барре потребовал, чтобы советские граждане в недельный срок покинули страну, а все находившееся на территории страны государственное имущество объявлялось конфискованным. В поселке наших специалистов буйствовали толпы возмущенных аборигенов. Магазины советским гражданам ничего не продавали, так что пришлось подстрелить несколько диких свиней, мясо которых мусульмане в пищу не употребляли.

После того как в домах вырубили свет, пришлось перебазироваться в аэропорт. Прибывавшие из СССР самолеты садились без навигации, ночью при вырубленном на посадочных полосах электричестве. Для эвакуируемых людей процедура таможенного досмотра проходила в режиме медленной пытки.

Вот что вспоминал бывший советник начальника политотдела сомалийского флота Игорь Пенков: «Отбирали практически все, включая поношенные детские вещички. Вытряхивает таможенник чемодан и попросту грабит. Смеется и откладывает приглянувшиеся ему вещи, говорит: «Это — мое». А сверху на антресолях дежурили с кинокамерами корреспонденты Би-би-си и Синьхуа — ждут конфликта. Но наш посол строго-настрого приказал: не давать им компромата».

Но все-таки дождались те корреспонденты сенсации. Дошла очередь до одного нашего специалиста. Когда таможенник затеял издевательство над его семьей, расшвырял по полу детские вещи, он, здоровенный мужик, врезал ему как следует. И тут мы все, безоружные, вооружились полными бутылками пепси-колы и встали стеной, готовые драться. Сомалийцы сообразили, что любая заваруха со стрельбой по безоружным кончится для них плохо. И струсили. А тут как раз и наш морской десант подоспел…»

Четче, чем на маневрах

В Бербере в тот момент находились корабли советской 8-й оперативной эскадры Тихоокеанского флота в Индийском океане. Начальник штаба соединения Михаил Хронопуло еще 13 ноября, сразу после заявления Барре, направил в Москву план срочной эвакуации 2 тысяч советских граждан из Могадишо. План вернули, заставив расписать подробно, с поэтапностью до конца года. А 16 ноября Хронолупо получил срочный приказ идти в Могадишо.

Из воспоминаний Михаила Хронопуло: «Поскольку сомалийские власти вели себя по отношению к нам, мягко выражаясь, непорядочно, я не счел нужным запрашивать разрешение на вход в гавань Могадишо. Там еще стоял наш транспортный корабль, которому не разрешали подойти к причалу для погрузки советского имущества. Мол, грузить нечего, все теперь стало собственностью Сомали. Естественно, эту противозаконную акцию мы не признали. Высадили морских пехотинцев на берег. Как только на берегу появились наши десантники, ситуация мгновенно изменилась. Издевательства над нашими людьми прекратились, и никто не осмелился препятствовать погрузке советского имущества на транспортный корабль».

Хронопуло не вдавался в подробности, хотя они были весьма драматичны. Когда у входа в гавань появился большой противолодочный корабль «Чапаев», сомалийские катера путаться у него под ногами не рискнули. С десантного корабля «50 лет шефства ВЛКСМ» в Могадишо высадилась морская пехота. К их появлению на узкой полосе пирса скопилась толпа советских граждан, двое суток находившихся под палящим солнцем. Границы этой зоны находились под прицелом сомалийских военных. Вот что вспоминал участник операции: «Люди были в отчаянии. Когда к ним на выручку подошли десантные катера, женщины плакали, а одна из них не выдержала и прыгнула в воду с высокого мола вместе с ребенком. Моряки ее тут же подобрали, а потом дали несколько очередей. И обстановка тут же нормализовалась».

На берег выехали плавающий танк ПТ-76 и два бронетранспортера БТР-60, блокировавшие подступы к порту из города. На «50 лет шефству ВЛКСМ» загрузили аэродромную и авиационную технику. На прочие корабли — людей. Препятствовать эвакуации нашего имущества из Берберы сомалийцы не пытались. Маневры 1972 года избавили Барре от чрезмерной воинственности.

По завершении миссии в Сомали 8-я оперативная эскадра отправилась к расположенному у входа в Красное море острову Сокотра, который сомалийцы пытались оспаривать у Южного Йемена. Теперь на остров перебросили укомплектованную Т-34 йеменскую танковую бригаду и продемонстрировали готовность поддержать ее действия своей артиллерией. В итоге с Сокотрой «товарищу Барре» пришлось распрощаться. А к марту 1978 года и битва за Огаден была им безнадежно проиграна.

В 1980-е годы в африканском СССР началась гражданская война, и страна погрузилась в хаос.

Олег ПОКРОВСКИЙ

ПИРАТЫ XXI ВЕКА

Сегодня Сомали славно только своими пиратами. Одна из банд численностью 11 человек 5 мая 2010 года попыталась захватить нефтеналивное судно «Московский университет».

Экипаж забаррикадировался в машинном отделении, а на следующий день судно было освобождено морпехами с большого противолодочного корабля «Маршал Шапошников». Один пират убит, остальные нейтрализованы. Потерь среди десантников не было.

Загадки истории » Военная тайна » Наши морпехи против СССР

, , , ,   Рубрика: Военная тайна 130 раз просмотрели

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒



Best-Hoster.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:34. Время генерации:0,170 сек. Потребление памяти:9.06 mb