«Не то монахиня, не то блудница»

Автор: Maks Авг 7, 2021

Поэтесса Анна Ахматова воспользовалась отсутствием своего мужа — поэта Николая Гумилева — и уехала в Париж. Там она завела любовную связь с художником Амедео Модильяни, который нарисовал несколько ее портретов в обнаженном виде.

«Я ВАМ НЕ ПАРА»

В сталинские времена Анну Ахматову характеризовали так: «Не то монахиня, не то блудница, а вернее блудница и монахиня, у которой блуд смешан с молитвой. Такова Ахматова с её маленькой, узкой личной жизнью, ничтожными переживаниями и религиозно-мистической эротикой. Ахматовская поэзия совершенно далека от народа».

Кстати, приведенные выше слова сказал не абы кто, а сам Андрей Жданов — член Политбюро, секретарь ЦК, один из виднейших соратников Сталина. Про народность рассуждать не будем. Поговорим лучше про эротику.

В 1910 году Анна Ахматова вышла замуж за другого известного русского поэта — Николая Гумилева. Выяснилось, что Гумилев был помешан на всяких экзотических странах. Как он писал в своих стихах:

Да, я знаю, я вам не пара,
Я пришел из другой страны,
И мне нравится не гитара,
А дикарский напев зурны.

Желая снова услышать этот самый «напев зурны», Гумилев сразу же после свадьбы (не прошло и двух месяцев) отправился в Африку. Хотел сафари устроить, на львов и бегемотов поохотиться — как положено.

Жену Гумилев, конечно, брать с собой не стал: не женское это дело — с ружьем по Африке бегать. И вот жена его Анна Андреевна осталась одна в Петербурге. Скучно! Недолго думая, она взяла да и укатила в Париж.

Портрет Ахматовой работы МодильяниА надо сказать, что еще до свадьбы Ахматова с Гумилевым как раз были в Париже. И там познакомились с всемирно известным итальянским художником Амедео Модильяни. Но только всемирно известным он станет гораздо позже. Уже после своей смерти. При жизни-то его никто, как это часто водится, не ценил.

В 1910 году этот самый Амедео был молодым и нищим итальянцем, который жил в Париже, рисовал какие-то картины, продавал их за копейки, причем чаще всего и за копейки продать не удавалось.

Ахматова и Гумилев познакомились с Модильяни весьма специфическим образом. Собственно, и знакомством это можно назвать условно. Дело было так. Ахматова и Гумилев пришли в какой-то парижский кабак. И туда же в это время заглянул Модильяни.

Итальянец как увидел Ахматову, так сразу и уставился на нее выпученными глазами: дескать, какая женщина!

А Гумилева задело, что какой-то хлыщ на его невесту так нагло смотрит. И говорит он итальянцу: «Чего уставился?» Или что-то вроде этого. А Модильяни ему по-итальянски: «Non capisco» («Я не понимаю»),

«Не понимаешь, — говорит Гумилев, — так сейчас поймешь!» И врезал ему по физиономии. Модильяни в ответ тоже врезал. В общем, завязалась небольшая драчка. К счастью, их быстро разняли, до серьезного мордобоя не дошло. Но, как говорится, осадочек остался.

ЗЛАЯ ЭПИГРАММА

А Ахматовой, этой, по словам Жданова, монахине-блуднице, в принципе, понравилось, что молодой итальянец к ней так неровно дышит, что готов даже целостью своей физиономии пожертвовать. И она как-то ухитрилась оставить ему свои «контакты», а он ей — свой адрес в Париже. И стали они переписываться. Втихаря от Гумилева. И когда Николай Степанович укатил в Африку, Анна Андреевна написала Амедео: можно, мол, я к тебе в Париж приеду? Тот, конечно, пришел в восторг и ответил: да, конечно, приезжай.

Ахматова поехала в Париж к Модильяни. И там у них много чего интересного было. Модильяни даже написал несколько ню (портретов в обнаженном виде). К сожалению, они не сохранились: Амедео позднее уничтожил эти откровенные картины, чтобы не компрометировать замужнюю женщину. Правда, один рисунок — далеко не лучший — Анна Андреевна все-таки сохранила.

Вообще-то непонятно, что Модильяни в Ахматовой нашел, ибо современники не считали поэтессу особо красивой женщиной. Полагали, что ей не достает определенных форм. В свое время про Анну Андреевну даже сочинили такую эпиграмму:

Любовь к пленительной Ахматовой
Всегда кончается тоской.
Как ни вздыхай, как ни обхватывай.
Доска останется доской.

Грубовато, на наш взгляд. Но так или иначе, шашни Ахматовой с Модильяни продолжались примерно год. Потом они друг другу надоели и расстались. Да и муж к тому времени из Африки вернулся и заинтересовался: а где, собственно, моя благоверная? Ахматова вернулась в Россию и прожила в браке с Гумилевым еще лет семь. Но потом они все равно разошлись. Уж больно разные были люди.

Дмитрий ИНЗОВ

Загадки истории » Женщина в истории » «Не то монахиня, не то блудница»

, , ,   Рубрика: Женщина в истории 1453 раз просмотрели

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒



Best-Hoster.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:34. Время генерации:0,167 сек. Потребление памяти:9.01 mb