Неизлечимый Фрейд

Автор: Maks Дек 3, 2019

Мало кто знает, что почти до 30 лет Зигмунд Фрейд оставался девственником, а самое романтическое воспоминание в его жизни — это сползающий чулок, который подтянула его будущая жена во время одной из прогулок. За свою долгую жизнь Фрейд исцелил посредством психоанализа многих людей. Единственным пациентом, которого ему так и не удалось вылечить, был он сам.

Керосиновая лампа для Сигги

В мае 1856 года во Фрайбургской синагоге молились мужчины. У торговца тканями Якоба Фрейда родился сын, нареченный в честь деда Сигизмундом. Малыш появился на свет необычайно волосатым, и мать сочла это знамением; ее первенец станет выдающимся человеком!

С годами вера в это только крепла. Мальчик отлично учился в школе, был невероятно любознательным и смышленым. Признавая его исключительные способности, мать одному ему из восьмерых детей выделила отдельную комнату и керосиновую лампу вместо свечей, чтобы Сигги, как называла она его, мог спокойно работать.

Любимый сын, уверовав в свою исключительность, о которой не уставала твердить его мать, не обманул надежд родителей. Он с блеском окончил школу и поступил в Венский университет, сменив старомодное имя Сигизмунд на Зигмунд.

Секс — двигатель прогресса

В 1881 году Фрейд получил диплом и степень доктора медицины, а вскоре прославился тем, что выдвинул идею о роли сексуального влечения как главного двигателя поведения человека. По Фрейду, мужской детородный орган в обыденной жизни символизируют длинные, торчащие вверх предметы, например палки, зонты, шесты, а также водопроводные краны, лейки и фонтаны. Женский — дырки в заборе и замочные скважины. Над смелым теоретиком многие посмеивались. Ведь сам доктор Зигмунд в свои 26 лет был девственником, стало быть, о практической стороне того, о чем писал в своих многочисленных статьях, не знал ровным счетом ничего.

В 16 лет он был страстно влюблен в некую Гизеллу Флюсс, но барышня его отвергла. Из мальчишеского желания отомстить красавице он приударил за ее матерью, но дородная, немолодая фрау, к великому удивлению юноши, пригласила его в свою постель…

В тот раз Зигмунд спасся бегством, но боязнь женщин осталась надолго. Свою неопытность в вопросах пола он втайне от всех считал позорной, стремился поскорее от нее избавиться. Друзьям же он говорил, что прекрасно обходится без женщин.

Неизвестно, как сложилась бы жизнь Фрейда, но весной 1882 года он познакомился с очаровательной девушкой Мартой Бейрнайс — внучкой главного раввина Гамбурга, племянницей профессора Мюнхенского университета. Любовь между молодыми людьми вспыхнула мгновенно, но семья Марты воспротивилась ее браку с Зигмундом, сыном еврейского торговца, у которого не было ни денег, ни имени, ни хорошей должности.

Влюбленным не оставалось ничего другого, как обручиться втайне ото всех. Реакция со стороны родителей девушки последовала незамедлительно. Дабы вырвать несчастную из рук коварного «докторишки», мать увезла ее из Вены в Гамбург, но это лишь распалило влюбленных.

Марта два, а то и три раза в день писала Фрейду любовные письма. Он отвечал так же часто. «Моя любимая девочка, — писал он, — ты для меня — чистое счастье. Без тебя у меня нет желания жить. Только для тебя хотел бы добыть кусочек мира, чтобы мы вместе радовались в нем», Описывал, как будет мебилирован их будущий дом, не забывая даже о картинах на стенах. Правда, в других письмах эйфория сменялась грустью: «Поженимся в бедности, удовлетворимся двумя комнатами. Будем есть черствый хлеб». Но Марту это мало волновало. «Мой любимый, — писала она, — я не могла бы уснуть с тобой полночи… Хочу быть такой, какой хочешь, чтобы я была. Только люби меня немножко страстнее».

После 3 лет разлуки Фрейд предложил Марте стать его женой и переехать к нему в Вену. Она согласилась. Церемония была скромной. Но разве это главное? Молодой муж пошел на серьезное самопожертвование: он пренебрег карьерой, открыл неврологический кабинет и по 8-10 часов в день принимал больных, чтобы было на что содержать семью.

Минна

Зигмунд ФрейдПервые 9 лет Фрейд был абсолютно счастлив в браке. Автор психоанализа, которого обвиняли в пропаганде греха, свободных браков и возврата к первобытному состоянию, был страшно щепетилен в вопросах супружеской верности. Сразу после свадьбы он обещал Марте не иметь дело с «дурными женщинами» и держал слово, чего бы это ему ни стоило! Как-то раз, признавшись Юнгу, что видит эротические сны о тех самых «дурных женщинах», Фрейд выслушал совет: «Нет ничего проще избавиться от этого! Стоит только немного раскошелиться», — и в ужасе воскликнул: «Я ведь женат!»

Но после рождения шестерых детей супруги несколько отдалились друг от друга. Зигмунд работал от зари до зари, Марта целиком и полностью была поглощена детьми. Кроме того, Фрейд ужасно боялся, что жена вновь забеременеет, а потому попросту перестал заходить в ее спальню. Когда же в 1895 году к ним в дом переехала младшая сестра Марты Минна, доктор понял, что больше не в силах скрывать свои сексуальные желания… К тому же Минна была намного красивее и умнее его жены, а главное — она искренне интересовалась его теорией психоанализа. Они подолгу беседовали друг с другом, вдвоем отправлялись в путешествия, оставляя Марту и детей дома.

«Минна очень похожа на меня самого: мы оба неуправляемые, страстные и не очень хорошие люди», — мучился Фрейд. Марта же, в отличие от них, была, по его словам, «очень хорошим человеком». Связь Фрейда с Минной длилась 2 года. Но Марта все чаще высказывала мужу недовольство его поведением, да и сам Фрейд чувствовал, что стал уставать от Минны, что запутался, попал в капкан, из которого не может выбраться.

После одного из скандалов, вызванных приступом ревности жены, 40-летний Фрейд поклялся больше не встречаться с ее младшей сестрой. Минна уехала, а Зигмунд, с головой уйдя в работу, вообще отказался от половой жизни. Но ненадолго…

Странная дружба

Через год Фрейд познакомился с Вильгельмом Флиссом, известным берлинским врачом. Они очень привязались друг к другу, часто обменивались письмами и встречались. В Письме другу Фрейд писал: «Я с огромным нетерпением ожидаю нашу следующую встречу… Жизнь моя тосклива… Только встреча с тобой может заставить меня вновь почувствовать себя лучше». Флисс очень бережно и заботливо относился к своему другу, попытался отучить Фрейда от привычки выкуривать по 20 сигар в день. Фрейд смеялся и говорил, что курение, употребление наркотиков и азартные игры — лишь тщетная попытка подмены «первобытной привычки» — мастурбации… Во время одной из встреч со своим другом Фрейд испытал такое острое удовольствие, что упал в обморок. Позже, пытаясь как-то объяснить инцидент, он сказал: «Основой этого было какое-то неконтролируемое гомосексуальное чувство».

Дружеские отношения с Флиссом прекратились в 1903 году, так же внезапно, как и начались. Причиной разрыва стала реакция Фрейда на выдвинутую Вильгельмом теорию всеобщей бисексуальности. Вначале Фрейд отверг ее, а затем стал утверждать, что впервые она была выдвинута им самим.

Страдал ли Фрейд от одиночества? Сказать сложно, но с этого времени он занимался сексом только теоретически, выдвигая одну за другой сногсшибательные теории.

У него появилось множество фобий: страх ездить поездом, страх опоздать на поезд (из-за которого он приезжал на вокзал за 2 часа до отправления), страх оказаться в Риме (его, правда, Фрейд успешно преодолел). Но больше всего отец психоанализа боялся смерти. В канун нового 1901 года, когда все кругом праздновали наступление очередного столетия, он грустил: «XX век примечателен тем, что содержит день моего ухода»…

«Вазу я заберу в могилу»

Когда врачи обнаружили в гортани Фрейда небольшую опухоль, была надежда, что дело обойдется несложной операцией. Но она прошла плохо, и через несколько часов он чуть было не отдал богу душу: началось кровотечение, Фрейд пытался вызвать доктора, но звонок оказался сломан. Ни кричать, ни шевелиться страдалец не мог. Жизнь ему спас… душевнобольной карлик, случайно заглянувший в палату. Он хватал медиков за полы халатов до тех пор, пока одна из медсестер не согласилась пойти посмотреть, в чем там дело. Кровотечение удалось остановить. Когда родные потребовали от врача ответа, почему Зигмунда оставили после операции без присмотра, тот объяснил, что счел пациента безнадежным. Ведь опухоль оказалась раковой…

Но великий и ужасный Фрейд прожил еще 16 лет. Перенес 32 операции. Носил челюстной протез и время от времени вынужден был принимать пищу через вставленную в нос трубочку. При этом курить он не прекращал. «Зависимость от никотина — проявление моего невроза! Даже я не умею это лечить, так о чем же тут говорить!» — отвечал Фрейд на упреки врачей.

Практику Фрейд тоже не бросил и принимал до шести пациентов в день, превозмогая временами страшную боль. Однажды Зигмунд попросил доктора Шура: «Обещайте мне, если понадобится, прекратить мои мучения». Тот обещал, несмотря на риск оказаться под судом.

В начале 1939 года страшные боли снова дали о себе знать. Теперь Зигмунд почти не мог есть, страшно исхудал, а 21 сентября позвал к себе доктора Шура и сказал: «Вы обещали не оставлять меня на произвол судьбы, если дело зайдет столь далеко. Сейчас я ощущаю только мучения, и нет никакого смысла в моем существовании». Решили подождать еще один день — не утихнет ли боль. Но боль, конечно, не утихла. И тогда доктор Шур ввел Фрейду смертельную дозу морфия.

На 75-летие Фрейд получил в подарок от Мари Бонапарт (дальней родственницы Наполеона) драгоценную античную вазу. «Надеюсь забрать это чудо с собой в могилу», — написал он в ответном письме. Так оно и случилось. По завещанию Фрейда его прах был помещен в эту самую вазу. Через 12 лет туда же поместили и прах его верной Марты.

Татьяна СИНЕЦКАЯ

, ,   Рубрика: История любви

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:60. Время генерации:0,133 сек. Потребление памяти:8.36 mb