Неудавшийся шаг за горизонт

Автор: Maks Окт 3, 2019

Космические корабли «Союз» — становой хребет отечественной пилотируемой космонавтики. По сей день всевозможные модификации надёжного многоместного грузового корабля неустанно трудятся на благо прогресса. Но у «Союзов», как и у всех масштабных советских проектов, было «двойное дно», под которым притаилось бережно припрятанное для недоброжелателей «ружьё». На базе безобидного гражданского корабля активно разрабатывались военно-исследовательские аппараты.

Большое будущее

История знает немало примеров того, как списанные на заслуженный покой военные самолёты и корабли обретали новую жизнь в ипостаси научно-исследовательских судов. Но на рискованном поприще освоения космоса ситуация кардинально отличалась. Не намереваясь проигрывать гонку вооружений Соединённым Штатам, Страна Советов не жалела средств и ресурсов на развитие космонавтики.

Приоритеты были расставлены следующим образом: сначала вывести в космос советского космонавта и только потом открыть дверь в бесконечность военным. Но не подумайте, что ВПК в 60-х годах прошлого века был бедным родственником космической программы. Отнюдь! Оборона не терпит безоглядного риска. Чтобы обеспечить стране безопасность, мало стоять на передовой науки — необходимо создать надёжные технологии, которых в только развивавшейся отрасли было не так уж много. Флагманом советской военной космонавтики стали корабли «Союз». Им, несмотря на сопряжённые трудности, прочили будущее основы военно-исследовательской космической программы СССР.

Отправной датой проекта «Союз» принято считать 24 декабря 1962 года, когда главный конструктор ракетно-космической промышленности СССР Сергей Королёв одобрил первый эскизный проект комплекса. На деле же его история началась немного раньше. Ещё 16 апреля того же года в опытно-конструкторском бюро Королёва (ОКБ-1) начались работы по созданию пилотируемого космического аппарата для облёта вокруг Луны. Постепенно на базе лунного комплекса 7К был создан трёхместный аппарат, предназначенный для отработки маневров, стыковок и перехода космонавтов с борта одного корабля на другой на орбите Земли. Проект получил инженерное название 7К-ОК.

В отличие от американских аппаратов, «Союзы» проектировались таким образом, чтобы обеспечить экипажу максимально комфортные условия, насколько это возможно в крайне ограниченном пространстве. Конструкция комплекса подразумевала три основных части: орбитальный или бытовой отсек, спускаемый аппарат (СА) и приборно-агрегатный отсек (ПАО). Первый представлял собой лабораторию, где размещалась высокотехнологическая начинка для проведения исследований в космосе. В нём же экипаж мог передохнуть после расписанных по минутам рабочих смен. В спускаемом аппарате, призванном обеспечить благополучное возвращение космонавтов на Землю, располагалась кабина пилотов, устройства жизнеобеспечения, управления кораблем и парашютная система. И наконец, самой громоздкой частью «Союзов» был ПАО, вмещавший в себя двигатели, служебные системы корабля и резервуары с топливом.

Путь к звёздам оказался тернист и трагичен. Абсолютное новаторство проекта требовало принципиально новых технологических решений, которых на тот момент просто не было. Помимо ряда конструкционных недочётов, первые испытания выявили серьезные замечания к работе бортовых систем, аэродинамические несовершенства, недоработки в парашютной системе. Но, несмотря на полностью или частично неудавшиеся тестовые запуски, от проекта не отказались. И, как оказалось, не зря. Выпестованные методом проб и ошибок «Союзы» вот уже не одно десятилетие остаются ключевым элементом отечественной космической программы. И они открывали не один только мирный космос.

Разведчик и перехватчик

Космический аппарат «Союз»Осознавая громадный потенциал кораблей «Союз», Королёв предложил Министерству обороны создать на базе пилотируемого комплекса 7К два военных орбитальных аппарата — корабль для сбора разведданных из космоса 7К-Р и перехватчик 7К-П, предназначенный для изучения иностранных спутников. Дальновидная инициатива была одобрена, но из-за высокой загруженности у головного конструкторского бюро физически не хватало ни времени, ни мощностей на его стратегическое совершенствование. В 1963 году проектирование военно-исследовательских модификаций было передано Филиалу №3 ОКБ-1 в Куйбышеве, которым руководил один из заместителей главного ракетостроителя, выдающийся инженер Дмитрий Козлов.

Согласно первоначальному проекту, корабли-перехватчики 7К-П несильно отличались от гражданского прототипа, представляя собой довольно компактные двухместные аппараты длиной 6,5 м и диаметром 2,7 м, с обитаемым объёмом порядка 13 кубометров. 7К-П должен был запускаться на орбиту иностранного спутника или космического аппарата, дальнейшее сближение осуществлялось бы вручную экипажем. При необходимости один из членов команды мог выйти в открытый космос, чтобы собрать информацию, вывести из строя вражескую технику или упаковать её в специальный контейнер для транспортировки на Землю. Но от проекта довольно быстро отказались. Дело в том, что советские спутники того времени оснащались системой подрыва в случае проникновения, и военные опасались, что американцы могли принимать аналогичные меры предосторожности для защиты своих данных и технологий. Жизнями космонавтов и целостностью самого корабля решили не рисковать.

В 1964 году куйбышевским филиалом ОКБ-1 была предложена усовершенствованная версия первого перехватчика 7К-ППК, оснащённая восемью небольшими ракетами класса «космос-космос» и способная выводить из строя спутники конкурентов на расстоянии, но и эта концепция долго не прожила. Параллельно с бюро Козлова ОКБ-52 конструктора Владимира Челомея вело разработки полностью автоматического истребителя спутников ИС, признанного Минобороны более перспективным. К 1965 году проекты 7К-П и 7К-ППК были закрыты.

После отказа от проектировки перехватчиков, основной темой Филиала №3 стал корабль-разведчик 7К-Р, или «Союз-P». По замыслу конструкторов, 7К-Р должен был стать маленькой, но полноценной космической станцией, способной вести радио- и фоторазведку. Приборно-агрегатную часть аппарата решили оставить в неизменном виде, а вот спускаемый и бытовой отсеки предстояло заменить орбитальным модулем с высокоточной целевой аппаратурой. Для доставки космонавтов на станцию куйбышевским ОКБ-1 разрабатывался специальный транспортный корабль обслуживания под инженерным индексом 11Ф-72. Но и «Союзу-P» не суждено было увидеть Землю с орбиты. В 1966 году комиссия Научно-технического совета Минобороны СССР, рассмотрев на конкурсной основе проекты ц7К-Р и пилотируемой разведывательной станции «Алмаз» ОКБ-52, вынесла решение в пользу последнего. Причём все наработки завода «Прогресс» Козлова по кораблю-разведчику были переданы Челомею для реализации «Алмаза».

Программа «Звезда»

Неудачи с первыми военными проектами на основе «Союза» не выбили куйбышевских конструкторов из седла. В годы перипетий с 7К-П, 7К-ППК и 7К-Р Филиал №3 уже вёл разработку собственного военно-исследовательского корабля в рамках постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР 1965 года о расширении военных исследований в космосе.

Челомеевский «Алмаз» тогда находился лишь на начальном этапе разработки, что дало новой модификации «Союза» некоторое преимущество. На начальном этапе работ проект высотного исследователя 7К-ВИ в рамках программы программа «Звезда» мало чем отличался от своего гражданского прототипа — орбитального комплекса 7К-ОК. Аппарат состоял из тех же трёх отсеков, имевших аналогичное назначение и приборное оснащение. Но в 1966 году Козлов принял решение кардинально пересмотреть устройство комплекса. Перерождённый военный исследователь не просто объединял в себе возможности предшественников — он вывел их на новый уровень.

Новый корабль должен был иметь длину 8 м, диаметр 2,8 м и полезный объём 12 кубометров при максимальной массе 6,6 т. Проектная конструкция 7К-ВИ подразумевала перемену мест орбитального отсека, нашпигованного военно-исследовательской аппаратурой, и спускаемого аппарата, где располагались посадочные места для экипажа (ложементы). На первом корабле программы «Звезда» спускаемый аппарат переместился на нос корабля. Экипаж состоял из двух человек. Ложементы располагались рядом, но таким образом, что космонавты смотрели в противоположные стороны. Это позволило разместить приборные панели на всех стенах отсека. Для защиты от вражеских перехватчиков и аппаратов-инспекторов на СА крепилась адаптированная для стрельбы в вакууме 23-миллиметровая скорострельная пушка конструктора Александра Нудельмана. Благодаря этому 7К-ВИ перестал быть просто разведчиком—теперь он всё больше напоминал полноценный военный космический корабль.

Под креслами имелся люк, ведущий в орбитальный модуль, который также претерпел немалые перестройки. Он стал значительно больше по сравнению с базовым «Союзом», изменилась и его технологическая «начинка». В рабочей зоне разместились приборы для военных исследований, в частности оптический визир ОСК-4 с фотоаппаратом. Дополнительно на иллюминатор могла монтироваться аппаратура «Свинец», предназначенная для наблюдения за запуском баллистических ракет. Ещё одним нововведением «Звезды» стал отказ от солнечных батарей в пользу плутониевых термоэлектрических генераторов. 7К-ВИ проектировался исключительно для военных, что не могло не сказаться на приоритетах подбора экипажа. Из шести членов первой группы, отобранной в сентябре 1966 года, лишь двое — Павел Попович и Алексей Губарёв — были космонавтами. Юрий Артюхин, Владислав Гуляев, Борис Белоусов и Геннадий Колесников были военными инженерами и не имели как такового лётного опыта, но на их плечи возлагалась обязанность по ведению военных исследований на орбите.

Постепенно на базе первой группы были сплочены две команды из пары космонавт-инженер, ещё двое военных остались в резерве.

Команды уже приступили к тренировкам на макете, когда в октябре 1967 года главный конструктор ЦКБЭМ (так после смерти Королёва начали называть ОКБ-1) Василий Мишин предложил закрыть проект «Звезда», перенаправив выделенные на него средства на проектировку 10 новых «Союзов».

«Союз-ВИ»

Но окончательно от идеи создания военного корабля на базе «Союза» не отказались. Вместо 7К-ВИ Мишин предложил спроектировать менее затратную малую Орбитальную исследовательскую станцию (ОИС) «Союз-ВИ», которая смогла бы трудиться в космическом пространстве во благо науки и нужд Министерства обороны. Но программа ОИС так и не получила серьёзного развития.

Работы над «Союзом-ВИ» были поручены Филиалу №3, но ведущие умы королёвского КБ на тот момент были поглощены созданием автоматических спутников фоторазведки «Зенит» и не рвались пестовать чужой проект. Худо-бедно к концу 1968 года был подписан эскизный проект будущей ОИС и даже сформирован состав экипажа, в который, помимо прочих, вошли Попович и Губарёв. Но ни техника, ни тренажёры тогда ещё не были построены. Формальный экипаж изучал станцию лишь теоретически, по документам.

В декабре 1966 года, спустя два года работ, многострадальный, покинутый конструкторами «Союз-ВИ» окончательно был признан бесперспективным после утверждения проекта долговременной орбитальной станции (ДОС) — филиала ОКБ-52 Владимира Челомея, снова на шаг опередившего пилотируемые военные проекты ЦКБЭМ. В 1970 году указом министра общего машиностроения Сергея Афанасьева проект был официально закрыт, а задействованные в нём космонавты были переведены в программу «Алмаз».

Карина МЁЛЬНА



, , , , ,   Рубрика: Военная тайна

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:59. Время генерации:0,207 сек. Потребление памяти:8.72 mb