Оборотень в погонах

Автор: Maks Авг 11, 2020

В 1911 году состоялся суд над бывшим московским градоначальником Анатолием Рейнботом. Судебный процесс наделал много шума, а газетчики окрестили его «Рейнботиадой».

Бравый градоначальник

Анатолий Рейнбот сделал карьеру в бурную и буйную эпоху первой русской революции. Проявив себя на должности казанского губернатора, он в январе 1906 года был назначен московским градоначальником с производством в чин генерал-майора. В его ведении оказалась вся полиция Первопрестольной.

При вступлении в новую должность Рейнбот произнес речь: «Я считаю, господа, себя обязанным находиться на службе в течение 24 часов в сутки. Москва — сердце России, правильное биение этого сердца имеет значение для всей страны, и это еще больше увеличивает ответственность градоначальства и полиции перед правительством и обществом».

Надо сказать, в те годы полиция переживала не лучшие времена. Работа полицейского превратилась в малопочетную и малооплачиваемую, зато чрезвычайно опасную.

Революционеры и бандиты развязали настоящий террор против полицейских чинов. Приведем , только один пример. 18 августа 1907 года то ли революционеры, то ли бандиты катались в пролетке по улицам Одессы и расстреливали околоточных надзирателей и городовых, находящихся на постах.

Рейнбот производил впечатление толкового градоначальника. Первым делом он занялся перевооружением московской полиции. До этого у полицейских были только устаревшие револьверы и ни на что не пригодные железные шашки. Рейнбот закупил новые револьверы и трехлинейные винтовки. Городовых для мобильности он оснастил велосипедами, а полицейским участкам выделил деньги на чай и сахар. Конечно, не бог весть какие реформы, но хоть что-то. Как шеф полиции Рейнбот попал под прицел ревалюционеров-террористов. На него было организовано по меньшей мере три покушения. Все оказались неудачными.

Самым известным стало покушение 29 октября 1906 года. В тот день Рейнбот отправился пешком и без охраны (лишь в сопровождении своего помощника — подполковника Короткого) на открытие приюта и школы при церкви Святого Василия Кесарийского. Неожиданно к нему подбежал высокий молодой брюнет и бросил бомбу. Проскочив между ногами у Рейнбота, она скатилась в водосток и там взорвалась, не причинив градоначальнику вреда.

Тогда брюнет открыл огонь из браунинга. Пули просвистели у Рейнбота над головой. Градоначальник не растерялся, выхватил револьвер и первым же выстрелом тяжело ранил террориста. После этого, как будто ничего не случилось, продолжил путь, отстоял службу в церкви и поприсутствовал на открытии приюта.

Мужественное поведение градоначальника произвело впечатление. Со всей страны от получал телеграммы поддержки, в том числе от императора. Тогда никто и подумать не мог, что работа Рейнбота на посту московского градоначальника окончится позорной отставкой.

Борец за правду

Все началось с того, что в 1906 году начальник московской сыскной полиции Моисеенко поручил старшему чиновнику Стефанову отловить скрывшегося агента Огарева, который подозревался в связях с ворами.

Арестованный Огарев попытался откупиться, посулив за освобождение пять тысяч рублей. Стефанов проявил принципиальность и денег не взял. Тогда Огарев признался, что поставлен полицейским руководством своеобразным сборщиком податей с воров. Те воруют, полиция их «крышует» и за это имеет свою долю с каждого ограбления.

Стефанов не поверил и отвез «агента-сборщика» к Моисеенко, который неожиданно распорядился освободить Огарева. Стефанов подчинился, но почувствовал неладное. Тем более что Огарев пустился в бега и вскоре умер при невыясненных обстоятельствах.

Через некоторое время Стефанов выследил и арестовал шайку воров, которые похищали товары из товарных поездов и продавали их коммерсанту Членову. Моисеенко велел оставить коммерсанта в покое. На этот раз Стефанов отказался подчиниться приказу. И немедленно поплатился за строптивость: его уволили без объяснения причин.

Такая формулировка лишала Стефанова возможности устроиться на службу в другом месте. Более того, он оставался без пенсии. Проще говоря, чиновника довели до такого состояния, что терять ему было нечего.

Стефанов решил бороться — за правду и за себя. Он сел на поезд и поехал в Петербург, где подал докладную записку в Сенат.

Дело в триста страниц

В Сенате заинтересовались информацией, предоставленной Стефановым, и создали специальную комиссию. Комиссия потрудилась на славу. Она расследовала деятельность не только сыскной полиции, но и всего московского градоначальства.

Итогом работы сенаторской комиссии стало дело на 300 страницах. Градоначальник Рейнбот и его подчиненные обвинялись по 13 пунктам, в том числе в превышении власти, присвоении вверенного до службе имущества, совершении подложных актов при отправлении должности, во взяточничестве, вымогательстве и приобретении прибыли по делам службы путем притеснения или угроз.

Комиссии удалось доказать, что московская полиция погрязла в коррупции. Скажем, четверо сыщиков — Риске, Штранх, Кном и Табоев — обложили данью проституток и их сутенеров, которые платили по 2 рубля в день. Tех кто не платил, отравляли в участок, выход из которого оценивался гораздо дороже — в 10 рублей.

Сыщик Риске не ограничивался поборами с «жриц любви». Раньше он служил в Варшаве, поэтому «крышевал» польских карманников, промышлявших в Первопрестольной. Каждый карманник платил Риске по 5 рублей в месяц и получал за это свой «участок работы».

Занимаясь подобными делами, московские полицейские неплохо жили. У некоторых из них сенаторская ревизия обнаружила банковские счета на десятки тысяч рублей, а один умудрился накопить больше 100 тысяч.

Благотворители из публичных домов

Анатолий Рейнбот

Анатолий Рейнбот с женой следует в зал суда

Долгое время сенаторской комиссии не удавалось доказать получение взяток непосредственно Рейнботом. Никто не хотел «сдавать» всемогущего градоначальника. Подвели владельцы злачных заведений — публичных домов, кафешантанов, развлекательных садов и клубов, в которых велась карточная игра. Все они были обложены данью — жертвовали на благотворительность. Часть денег и в самом деле шла на благотворительность, а часть — в карманы чиновников градоначальства.

До поры до времени владельцы заведений молчали. А потом случился, что называется, конфуз. Градоначальник приказал вынести злачные заведения за черту города. Но где проходит эта черта — никто не знал.

Чтобы эта злосчастная черта прошла подальше, владельцы заведений решили дать 100 тысяч рублей Рейнботу. Градоначальник побоялся взять взятку. Ему пытались подсунуть икону, в которую был вделан тайничок с деньгами. Пытались всучить деньги через любовницу — кафешантанную певичку. Ничего не получилось.

Тогда владельцы «веселых заведений» предприняли обходной маневр: дали деньги не градоначальнику, а членам возглавляемой им городской комиссии. Члены комиссии, приняв подношение, посовещались и решили, что черта города проходит по Садовому кольцу. Это решение полностью устраивало содержателей злачных заведений, поскольку их заведения и так располагались за пределами Садового кольца.

Но вот незадача — нагрянула сенаторская проверка. Члены комиссии испугались, отменили свое решение и постановили перенести заведения дальше — в Марьину Рощу.

А это уже было, как говорится, «не по понятиям». Владельцы заведений заплатили за нужное им решение, а его отменили. В отместку содержатели притонов явились в сенаторскую комиссию и рассказали все, что знали. В том числе — о поборах на благотворительность.

В кабинете Рейнбота провели обыск. В рабочем столе были обнаружены 17 тысяч рублей. Градоначальник уверял, что это пожертвования на благотворительность. Ему, разумеется, не поверили.

Рейнбот получил отставку, а 17 мая 1911 года Сенат приговорил бывшего московского градоначальника и его бывшего помощника Короткого к одному году арестантского отделения. Однако Николай II, видимо, вспомнил о заслугах Рейнбота в борьбе с революционным движением и помиловал его.

В общем, градоначальник отделался отставкой. Не слишком большая потеря, если учесть, что он женился на миллионерше — вдове Саввы Морозова.

Во время Первой мировой войны Рейнбот сменил фамилию на Резвый и отправился на фронт. После 1917 года его следы теряются. А вот следы коррупции мы можем наблюдать и сегодня. И не только в Москве.

Олег ЛОГИНОВ



, , ,   Рубрика: Приключения и авантюры

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:47. Время генерации:0,137 сек. Потребление памяти:8.13 mb