Одиссея отвергнутых

Автор: Maks Июн 2, 2020

О сербском принце Павле Карагеоргиевиче и его жене Ольге, принцессе Греческой и Датской, в людской памяти не осталось теплых воспоминаний. Связано это как с их личными качествами, так и с тем, что Павла можно обвинить в сотрудничестве с фюрером. Но их брак был счастливым — в этом ни у кого не было сомнений…

С фотографий этой четы — регента Югославии Павла Карагеоргиевича и его жены Ольги — на нас смотрят красивые лица с аристократическими чертами. Выражение лиц — холодное и высокомерное у обоих. Несколько смягчаются взгляды Карагеоргиевичей, когда они смотрят на своих детей. Все, кто был знаком с этой четой, отмечали их холодность и высокомерие. Так что, в случае с сербским принцем и его супругой внешний вид полностью соответствовал внутреннему содержанию. Как это часто бывает с холодными людьми, супруги как бы чувствовали друг друга через личный эгоизм.

Под грузом титулов

Оба выросли в аристократических семьях. Ольга по отцу была греческой принцессой из рода Глюксбургов. А по матери, великой княжне Елене Владимировне, — правнучкой русского царя Александра II.

Происхождение Павла еще интересней: в 1892 году Аврора Павловна Демидова, дочь Павла Павловича Демидова, одного из потомков и наследственных владельцев горнозаводской уральской империи, приняла предложение сербского принца Арсения Александровича Карагеоргиевича. Эта Аврора, названная в честь своей бабушки, красавицы Авроры Шернваль, которая в свое время кружила голову поэтам Баратынскому и Лермонтову, отличалась легкомысленным нравом. Родители ее избаловали — она никак не могла выбрать жениха себе вкусу. А требования были высоки: хотелось, чтоб был и богат, и знатен.

Генерал-майор русской армии и «по совместительству» сербский принц Арсений Карагеоргиевич был и богат, и знатен. Вот только те, кто хорошо знал обоих, сразу сказали: этому браку не суждена долгая жизнь. В следующем году у пары родился сын, которого мать назвала Павлом в честь отца и деда. Но недоброжелатели как в воду глядели: даже ребенок этот брак не удержал. Супруг пропадал на службе — жена пустилась во все тяжкие.

В итоге, маленький Павел оказался в семье деда — сербского князя Александра, который к этому времени уже умер. А мамаша вышла замуж за итальянского графа.

Но и там мальчик не пришелся ко двору. В Сербии Карагеоргиевичи враждовали за трон с Обреновичами. Маленький наследник престола мог стать жертвой интриг.

В итоге, Павла после смерти его матери усыновила тетка Мария Павловна Демидова (по мужу Абамелек-Лазарева). Так он поселился в России. Дядя пытался заинтересовать его горным делом, но нет: юноша отбыл нa учебу в Оксфорд. Там он совсем «пропал»:  увлекся живописью и новомодным джазом. Павел писал дяде из Англии: «Всей душой я полюбил Англию и считаю себя больше англичанином и меньше всего русским…» Как показало будущее, потомок Демидовых оторвался от России навсегда.

Недолюбленный в детстве, Павел Арсеньевич вырос холодным, расчетливым и чопорным эстетом.

Когда к власти в Сербии пришли Карагеоргиевичи, Павел срочно прибыл в Белград и испросил для себя должность главы всех сербских музеев. Он азартно закупал для своих детищ самые лучшие предметы искусства — благо в этом он разбирался.

Тем временем в России случилась революция. Демидовы не сильно от нее пострадали: они держали капиталы в заграничных банках. Дядя Павла осел в Греции. И вызвал племянника, чтобы познакомить его с принцессой Ольгой.

Павел сразу же влюбился в холодную и аристократичную принцессу. В 1923-м они сыграли свадьбу. В 1924-м у них родился сын, которого назвали Александром. В 1928-м появился второй сын — Николай. Дочь Елизавета родилась в 1936 году.

В 1934 году Павел, после убийства своего двоюродного брата Александра, стал регентом при Петре, малолетнем наследнике сербского престола.

Жена всюду следовала за мужем с детьми. И во всем его поддерживала. Поддержала она Павла и в очень спорном и рискованном решении. И моральную плату за него целиком разделила с мужем.

Музейный работник

Чета Карагеоргиевичей с Гитлером

Альянс с Гитлером был очень недолгим, но стоил Карагеоргиевичам очень дорого

Павел возглавил страну в очень тяжелый момент. Музейный работник, он не был по натуре политиком. И видя, что страна его находится на пороге гражданской войны, а в Европе уже практически хозяйничает Гитлер, он в 1941 году подписал так называемый Венский протокол о присоединении к Тройственному пакту со странами гитлеровской коалиции. В этом документе Карагеоргиевич обговорил для своей страны выгодное условие: на ее территории фюрер обещал не вести военных действий.

Глава Югославии говорил, что под натиском фашистской армии его страна продержится «не больше двух недель». И, надо сказать, он был прав…

Вот как историк характеризует положение, в котором оказался серб: «На плечи Павла легла огромная ответственность, обязанность понимать, что происходит на Балканах, необходимость мирить и ссорить, убеждать и наказывать, и, наверное, самое трудное — необходимость принимать решения. И там, где покойный брат Александр мог решить вопрос, то играя в демократию, то отбирая ее, как игрушку, бывший оксфордский студент растерялся. После смерти короля Александра правительство начало играть в свои игры, смысл которых зачастую был непонятен Павлу. Разношерстные политические силы Югославии толкали регента то на союз с Гитлером, то требовали союза с Британией. Сам же Павел, понимая, что страна находится на грани гражданской войны и что Югославия не выдержит зреющую войну мировую, пытался маневрировать между Англией, Германией и СССР, но… Музейные работники хранят историю, но не делают ее. Когда человек, не разбирающийся в политике, вынужден принимать решения, они всегда оказываются ошибочными».

Фотографии Павла в парадной форме на встрече с Гитлером и Герингом быстро разлетелись по СМИ — сербского принца прокляли все антифашисты, включая английского премьер-министра Уинстона Черчилля, который назвал его «пособником фашистов и предателем».

Пакт действовал в течение… двух дней. Народ этой глупости принцу не простил. Его свергли. И войска фюрера сразу же оккупировали Югославию.

После этого события Павел и Ольга, родители троих детей, не знали, что и делать. Но, надо сказать, во всех решениях эти холодные люди всегда были едины. Никаких споров между ними не возникало. Супруги после недолгого совещания решили ехать в Грецию, на родину Ольги. Историки считают: такое решение — свидетельство того, что Павел не был пособником фашистов, а просто, будучи неопытным политиком, затеял с вероломными нацистами наивную игру, в которой ему, в любом случае, была отведена роль проигравшего.

В поисках места под солнцем

Из Греции семья бежала в Каир. Но и там им было неспокойно. Из столицы Египта Карагеоргиевичи переехали в Найроби. Сохранилась фотография супругов, сделанная в 1943 году в Кении. Ольга и Павел сидят на траве. Он с грустью смотрит в сторону. Она опустила глаза. Павел одет в темный «аристократический» костюм, что как-то совсем не ассоциируется с жарким африканским климатом.

Потом семья переехала в Йоханнесбург. Там Карагеоргиевичи несколько воспрянули духом. Но все равно семью тянуло в Европу…

Одиссея, которую пришлось пережить принцу и его жене, только упрочила их союз. Этот брак, по воспоминаниям современников, с годами все больше походил на гармоничное мраморное здание, недоступное для посторонних.

В Белград им путь был закрыт. В послевоенной Югославии Павел Карагеоргиевич был осужден военным судом как изменник Родины под №3028 (следующим за ним под №3029 значился Юсуф Карачметович, доброволец албанской дивизии «Скендербег» из Берана, а под №3027 — Йова Каракаш, хорват, усташ из Бринье).

В 1948 году Карагеоргиевич смог выпросить себе швейцарское гражданство и поселиться с семьей в Женеве. Потом они получили в наследство от Демидовых виллу в Италии, куда и переехали. Последние годы дружная пара прожила в Париже, где в 1976 году Павел Арсеньевич скончался. Ольга умерла в 1997 году, свято храня память о муже.

Их сын Николай в 1950-х погиб в автокатастрофе. Двое других детей вступили в браки с аристократами. Елизавета, дочь Карагеоргиевичей, из США переехала в Белград. На свои деньги в начале 2000-х она, в память о своем отце, содержала государственные музеи.

В 2011 году Елизавета добилась посмертной реабилитации отца.

Мария КОНЮКОВА



Загадки истории » История любви » Одиссея отвергнутых

, ,   Рубрика: История любви

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:47. Время генерации:0,125 сек. Потребление памяти:8.1 mb