Охота на красную «акулу»

Автор: Maks Июл 1, 2019

Гонка вооружений, развернувшаяся в 70-х годах прошлого века между СССР и США, подразумевала развитие в обеих державах «ядерной триады»: стратегической авиации, межконтинентальных ракет и подводных ракетоносцев. Последние считались хоть и не самым быстрым, но практически неуязвимым средством доставки боеголовок к вражеским берегам.

США, окруженные Тихим и Атлантическим океанами, всегда делали ставку на мощный военно-морской флот. В начале 1970-х годов советская разведка узнала, что американцы собираются приступить к постройке новых подводных ракетоносцев «Огайо», способных нести 24 межконтинентальные баллистические ракеты. Москве нужно было срочно чем-то ответить.

Наш ответ Америке

К 70-м годам XX века Советский Союз уже имел ряд атомных подводных лодок проектов 667А и 675, а также и их модификации. Это были неплохие лодки, но имевшие существенный недостаток — повышенную шумность. Американские моряки, не раз засекавшие советских подводников у своих берегов, в шутку прозвали их «ревущими коровами». А ведь в военное время им бы пришлось преодолевать противолодочный рубеж НАТО между Гренландией, Исландией и Великобританией. В условиях глобального военного конфликта это был существенный недостаток.

После того как стало известно о планах американцев по созданию подводного ракетоносца класса «Огайо», было принято решение о строительстве новой советской субмарины. В 1972 году, в условиях строжайшей секретности, начались работы над проектом 941. Они были поручены ленинградскому ЦКБМТ «Рубин», во главе которого стоял конструктор Сергей Ковалев. Техническое задание на новую лодку предусматривало паритет, а в некоторых случаях и превосходство над американской АПЛ «Огайо».

Ставку делали на поражающие способности советского подводного крейсера. Вооружить его планировали новыми твердотопливными трехступенчатыми межконтинентальными баллистическими ракетами Р-39 («Вариант»). В сравнении с ракетами «Трайдент-I», стоявшими на вооружении у «Огайо», Р-39 летела дальше и извилистее, несла больше поражающего вещества и имела 10 боеголовок против восьми у «Трайдента». Только один боекомплект из 20 штук Р-39 мог превратить все восточное побережье США в безлюдную пустыню. Но из-за своей мощи советская ракета оказалась в два раза длиннее (17 метров) и втрое тяжелее (90 тонн) американского аналога. Тем не менее упрощать и укорачивать ракеты никто не собирался. Напротив, будущую лодку проекта 941 строили в соответствии с размещением на борту именно этих ракет.

Из-за этого лодки проекта 941, названные «Акулами», проектировались с супергабаритами. Длина крейсера — почти 173 метра, что соответствует двум футбольным полям. Высота размером с девятиэтажный блочный дом, ведь 17-метровые ракеты располагались здесь вертикально. Водоизмещение — 50 тысяч тонн. Это сложно представить на глаз, но для сравнения можно указать, что оно почти втрое больше, чем у американской «Огайо». Скорость такой махине должны были придавать два ядерных реактора по 190 мегаватт каждый.

Причем скорость «Акула» развивала немалую для ее размеров — 46 километров в час. Конечно, по сравнению с автомобилем это не так-то много, но если представить, что с такой скоростью движется многоподъездная девятиэтажка, становится жутко. При этом лодка могла погружаться в морские глубины до 500 метров, что делало ее трудной мишенью для противолодочных кораблей.

«Плавучий Хилтон»

Подводный крейсер «Акула»Изначально конструкторы «Рубина» исходили из того, чтобы у «Акулы» была наименьшая осадка для возможности использования уже существующих в СССР пирсов и ремонтных баз. А раз так, то погружать такую махину в пучину можно было, лишь заполняя ее водой. Именно поэтому сами моряки назвали «Акулу» водовозом. Из своих 50 тысяч тонн водоизмещения для полного погружения она использует почти 25 тысяч!

Также стоит отметить огромный запас плавучести подводного гиганта — 40%. Добиться этого удалось тем, что внутри легкого корпуса имеются пять отдельных прочных корпусов. Два основных, имеющих диаметр 10 метров, располагаются параллельно друг другу, по принципу катамарана. Также впервые в истории подводного флота здесь разместили ракетные шахты впереди рубки. Торпедный отсек, пост центрального управления и механический отсек размещались в трех отдельных модулях. Все это наилучшим образом сказалось на пожаробезопасности и живучести лодки. Много позднее генеральный конструктор «Рубина» Сергей Ковалев сказал: «То, что произошло на „Курске», на 941-м проекте таких катастрофических последствий иметь не могло. На „Акуле» торпедный отсек выполнен в виде отдельного модуля. И взрыв торпеды не привел бы к разрушению нескольких носовых отсеков и гибели всего экипажа».

Но даже если бы возникла какая-то ситуация, угрожавшая жизни экипажа на огромной глубине, в «Акуле» имелись две всплывающие спасательные камеры, рассчитанные на весь экипаж. А он, к слову сказать, был совсем не маленький. Согласно штатному расписанию, экипаж состоял из 160 человек, из которых 52 являлись офицерами. Для всех них конструкторы тоже позаботились о комфорте. Ведь автономность хода гигантской субмарины составляла шесть месяцев.

Офицеры АПЛ размещались в 2- и 4-местных каютах. Матросы и старшины жили в маломестных кубриках с умывальниками и телевизорами. Все жилое пространство лодки обдувал кондиционированный воздух со строго поддерживаемой температурой. В свободное от службы время матросы и офицеры могли посетить сауну, спортзал, бассейн или отдохнуть в зимнем саду. Подводники, послужившие на «Акулах», дали им еще одно почтительное прозвище — «плавучий „Хилтон»».

Под Северным полюсом

Так как наименьшая траектория от советских портов до побережья США пролегала через Северный полюс, то и эксплуатироваться «Акула» должна была чаще в северных широтах. Для этого лодка умела взламывать лед толщиной до 2,5 метра — максимальная толщина льда в Северном Ледовитом океане. Взлом происходит благодаря гигантской плавучести судна и его конструкции рубки из прочной стали. Интересно, что у подводников США плавание под льдами считается рискованным занятием, и без необходимости к нему не прибегают.

Строительство подводного гиганта поручили имевшему опыт сборки тяжелых субмарин производственному предприятию «Севмаш». Для самой большой лодки в мире здесь построили самый большой эллинг — цех №55. Непосредственно к постройке приступили в июне 1976 года, что было гораздо позже начала строительства в США «Огайо».

Но советскую субмарину спустили на воду на месяц раньше американской — 29 сентября 1980 года. Перед спуском на носу лодки нарисовали акулу. Вероятно, для устрашения противника. Позднее на форме экипажа АПЛ появились аналогичные нашивки в виде хищной рыбы. На боевое дежурство ТК-208 (тяжелый крейсер) заступил 12 декабря 1981 года.

Именно после постройки первой «Акулы» лидер СССР Леонид Брежнев решил объявить с трибуны XXVI съезда КПСС, что Москве есть чем ответить Вашингтону: «Американцами создана новая подводная лодка „Огайо» с ракетами „Трайдент-I». Аналогичная система — „Тайфун» имеется и у нас». Генсек нарочно изменил название «Акула» на «Тайфун», чтобы запутать янки. В итоге, по классификации НАТО, советские подлодки проекта 941 носят название «Тайфун».

Лев КАПЛИН

Безвозвратные потери

Всего планировалось создать 12 «Акул», но затем план сократили до 10 штук. Всего же на воду было спущено 6 АПЛ, последняя — в 1989 году. В настоящий момент ВМФ России располагает тремя АПЛ проекта 941: две в резерве и одна — «Дмитрий Донской» — используется в качестве основного объекта для испытаний нового ракетного комплекса «Булава». Еще три лодки были «утилизированы» по соглашению с США в лихие 90-е.



, ,   Рубрика: Военная тайна




Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:59. Время генерации:0,210 сек. Потребление памяти:8.41 mb