Охота на «старца»

Автор: Maks Дек 26, 2018

Тезис о том, будто судьба царской семьи связана с судьбой Распутина, запустил сам «старец» с очевидной целью — упрочить свое положение закулисного политического воротилы. Однако, как это ни странно, смерть Распутина только подтвердила правоту его высказывания.

Убийство «тобольского старца» многие считают событием, едва ли не предопределившим Февральскую революцию. Аргументы? Узнав о том, как расправились с государевым любимцем, и о том, что преступники фактически не понесли наказания, общество почувствовало — с царем можно не церемониться.

Последнее письмо

После смерти Григория Ефимовича его ближайший «соратник», аферист Арон Симанович, обнародовал текст якобы составленного «старцем» ровно в день гибели письма Николаю II: «Если меня убьют нанятые убийцы, русские крестьяне, мои братья, то тебе, Русский Царь, нечего опасаться. Оставайся на своем Троне и царствуй. И ты, Русский Царь, не беспокойся о своих детях. Они еще сотни лет будут править Россией. Если же меня убьют бояре и дворяне… то их руки останутся замаранными моей кровью, и 25 лет они не смогут отмыть свои руки… Русской Земли Царь, когда ты услышишь звон колоколов, сообщающих тебе о смерти Григория, то знай: если убийство совершили твои родственники, то ни один из твоей Семьи, то есть детей и родных, не проживет дольше двух лет. Их убьют». Понятно, что подлинника письма никто не видел. Но тема мистической связи Распутина и царской семьи обрела второе дыхание.

Однако абстрагируемся от мистики и будем основываться только на фактах…

Очевидно, что ведущий самостоятельную игру «старец» мешал всем претендовавшим на власть группировкам, за исключением не имевших собственных политических взглядов и замыкавшихся на царя верноподданных бюрократов-монархистов. Но опаснее всего для Распутина была великосветская оппозиция, поскольку именно ее представителям проще всего было до него дотянуться.

Группировалась она вокруг Верховного главнокомандующего великого князя Николая Николаевича Младшего, не без участия Распутина снятого с должности летом 1915 года и отправленного наместником на Кавказ (чтобы не дирижировал в Петрограде интригами).

В результате великосветская оппозиция оказалась раздроблена на несколько компаний, одна из которых группировалась вокруг князя Феликса Феликсовича Юсупова. Отец его (тоже Феликс Феликсович) из-за попыток противостоять «старцу» лишился должности московского генерал-губернатора, но предпочитал держаться в тени. Сын был менее осторожен и к тому же мог больше себе позволить, поскольку состоял в браке с представительницей дома Романовых — княжной Ириной Александровной (дочерью великого князя Александра Михайловича и сестры Николая II Ксении). Считалась она писаной красавицей и вызывала интерес у Распутина.

На эту «наживку» Феликс-младший и решил поймать «старца».

Пятеро на одного

Разумеется, убивать Распутина в одиночку он не собирался. Компания вокруг него собралась пестрая. Она ярко представляла различные лики великосветской оппозиции. Своего рода идеологом был Владимир Митрофанович Пуришкевич — лидер крайне правой, «черносотенной» фракции Государственной думы. Участие в запланированном убийстве он оправдывал тем, что «распутинщина» дискредитирует царя, а следовательно, подрывает монархию в России. Формально, такой точки зрения придерживались и другие участники заговора, хотя здесь имелись нюансы.

Например, великий князь Дмитрий Павлович особого интереса к политике не демонстрировал и больше был известен как спортсмен — один из зачинателей олимпийского движения в России. Общим у него и Юсупова было то, что обоих подозревали в склонности к гомосексуализму. Но если Юсупов дал повод для появления таких слухов, когда обучался в Оксфорде, то гомосексуализм Дмитрия Павловича возрос на родной службе, во время пребывания в частях гвардии.

Еще двое заговорщиков были фигурами непубличными. Капитан Станислав Лазоверт служил врачом в организованном Пуришкевичем санитарном поезде. Неясно, каким образом мог затесаться в эту компанию поручик Сергей Сухотин, поскольку с другими участниками убийства его связывало лишь то, что в 1916 году он лечился в госпитале, организованном княгиней Зинаидой Юсуповой — матерью Феликса.

Но отложим предположения и перескажем считавшуюся канонической версию убийства, основанную на сопоставлении мемуаров Юсупова и Пуришкевича.

Неистребимый

Экспозиция, посвящённая убийству Григория Распутина.

Экспозиция, посвящённая убийству Григория Распутина в ночь на 17 декабря 1916 года, в подвалах Юсуповского дома

Итак, 30 декабря (по новому стилю) 1916 года Юсупов пригласил Распутина в свой особняк на Мойке 94, пообещав познакомить с супругой. При этом он просил «старца» не говорить, к кому едет в гости, ссылаясь на то, что подобное знакомство вызовет кривотолки.

Своего гостя хозяин принял в недавно отделанных полуподвальных апартаментах, разделенных аркадами на столовую и некое подобие прихожей с ведущей в бельэтаж винтовой лесенкой. Жену и слуг Юсупов под разными предлогами из дома выслал, но все необходимое для чаепития было приготовлено.

Дмитрий Павлович, Пуришкевич, Лазоверт и Сухотин сидели наверху в бельэтаже, возле играющего американскую музыку граммофона. Феликс тем временем объяснял «старцу», что у жены гости; сейчас она их проводит и спустится.

Юсупов предложил Распутину попить чай с эклерами, в которые Лазоверт вроде бы добавил цианистый калий. «Старец» слопал их с удовольствием. Тогда Феликс предложил отравленное вино. С тем же результатом. Из воспоминаний Юсупова: «Я стоял возле него и следил за каждым его движением, ожидая, что он вот-вот рухнет… Но он пил, чмокал, смаковал вино, как настоящие знатоки. Ничто не изменилось в лице его».

Якобы чтобы поскорее выпроводить гостей, Феликс поднялся наверх, взял у Дмитрия Павловича револьвер и спустился обратно…

Пуришкевич и компания вбежали на грохот выстрела. Нагнувшись над телом «старца», они убедились в его смерти, после чего начали готовиться к «эвакуации».

Предполагалось, что машина с Дмитрием Павловичем в роли шофера покинет территорию особняка, покатается по городу, а одетый в распутинскую шубу Сухотин будет изображать «старца». У дома Распутина верх автомобиля поднимут, не привлекая внимания, вернутся обратно, а потом вывезут труп и сбросят его в Мойку.

Пока готовились к отъезду, Юсупов в очередной раз подошел взглянуть на свою жертву. И тут «старец» внезапно ожил, вскочив на ноги. «Выглядел он жутко. Рот его был в пене. Он закричал дурным голосом, взмахнул руками и бросился на меня. Пальцы его впивались мне в плечи, норовили дотянуться до горла. Глаза вылезли из орбит, изо рта потекла кровь. Распутин тихо и хрипло повторял мое имя».

Выкарабавшись на четвереньках наружу, Распутин бросился через двор к выходу. Юсупов находился в полуобморочном состоянии. Далее предоставим слово Пуришкевичу: «Я бросился за ним вдогонку и выстрелил. В ночной тиши чрезвычайно громкий звук моего револьвера пронесся в воздухе — промах! Распутин поддал ходу; я выстрелил вторично на бегу и… опять промахнулся… Мгновения шли. Распутин подбегал уже к воротам, тогда я остановился, изо всех сил укусил себя за кисть левой руки… и выстрелом (в третий раз) попал ему в спину. Он остановился, тогда я, уже тщательнее прицелившись, стоя на том же месте, дал четвертый выстрел, попавший ему, как кажется, в голову, ибо он снопом упал ничком в снег и задергал головой. Я подбежал к нему и изо всей силы ударил его ногою в висок».

Тело Распутина завернули в бобровую шубу, обвязали веревками и погрузили в автомобиль. Каким-то образом объяснились с городовым, который появился на звук выстрелов: то ли наврали про бешеную собаку, то ли сунули взятку, то ли запугали. В любом случае, маскарад с переодетым в распутинскую шубу Сухотиным отменили.

Труп сбросили возле Петровского моста в Малую Невку.

Тайна «главного убийцы»

Какие странности и нестыковки привлекают внимание в этой версии?

По материалам следствия, извлеченный из Невки труп Распутина был одет в шубу и не связан никакими веревками. Отсюда возникла версия, что, когда его сбрасывали в прорубь, «старец» был еще жив, под водой сумел освободиться от пут и проплыть несколько метров.

Естественно, эта версия способствовала формированию мифа о сверхъестественных способностях Распутина. Позже, когда появились воспоминания Юсупова, к этому мифу добавилась история с недействующим ядом.

Но это, в общем, мелочи. В суматохе с веревками могли и напутать, а яд мог оказаться некачественным. Важнее, что, согласно акту медицинского заключения, причиной смерти Григория Ефимовича мог быть выстрел в голову. Нестыковка заключается в том, что этот выстрел был произведен не с большого расстояния и не в спину (как утверждал Пуришкевич), а из пистолета, приставленного прямо ко лбу жертвы.

Следствие довольно быстро установило убийц, которые, по причине своего высокого положения и всеобщего восхищения их поступком, отделались символическими наказаниями.

Но вот интересное признание, сделанное тестем князя Юсупова, великим князем Александром Михайловичем: «Прибыв в Петроград, я был совершенно подавлен царившей в нем сгущенной атмосферой обычных слухов и мерзких сплетен, к которым теперь присоединилось злорадное ликование по поводу убийства Распутина и стремление прославлять Феликса и Дмитрия Павловича.

Оба «национальных героя» признались мне, что принимали участие в убийстве, но отказались, однако, мне открыть имя главного убийцы».

Дальнейшим повествованием подразумевается, что «главным убийцей» был Пуришкевич, но из опубликованных несколько лет назад сотрудниками британской разведки материалов следует, что события разворачивались совсем по-другому.

Контрольный в голову

Выяснилось, что тем самым «главным убийцей» был агент британской разведслужбы МИ-6 и давний друг Юсупова — Освальд Райнер. Познакомились они в 1907 году в Оксфорде. По мнению исследователя Ричарда Каллена, «их дружба длилась всю жизнь, и с учетом гомосексуальных/бисексуальных тенденций Юсупова, вполне можно прийти к выводу о существовавшей некогда между ними сексуальной связи». Работать в разведке Райнер начал в 1915 году, но с какого времени и под каким именем он находился в Петрограде, неизвестно.

Причины заинтересованности англичан в ликвидации «старца» очевидны: сепаратный мир между Россией и Германией был для лондонских политиков худшим из кошмаров. Распутин же изначально категорически выступал против войны с немцами и даже заявлял, что если бы в июле 1914 года находился в Петрограде, то войны не случилось бы (он тогда отлеживался в родной деревне после покушения, совершенного душевнобольной Хионией Гусевой).

Таким образом, Райнер мог быть главным вдохновителем и организатором убийства на Мойке. Но вот участвовал ли он в тех событиях лично?

Британские историки отвечают на этот вопрос утвердительно. Отрицательный ответ базируется, в сущности, на одном аргументе: ни Пуришевич, ни Юсупов в своих мемуарах имя Райнера даже не называют. Но у Юсупова было слишком много мотивов, чтобы не упоминать о присутствии своего интимного друга. Что же касается болтливого Пуришкевича, то он бы, наверное, проговорился, если бы не умер в феврале 1920 года в Новороссийске от тифа.

Вспомним американскую музыку, которую сидевшие в бельэтаже убийцы Распутина слушали на граммофоне. Интересно, почему они не слушали, например, Шаляпина с «Эй, ухнем»? И кто притащил такую достаточно редкую по тем временам пластинку с англосаксонским «культурным продуктом»?

Отметим еще несколько фактов.

И Юсупов, и Дмитрий Павлович в эмиграции не бедствовали. Не помогли ли их обустройству английские спецслужбы?

Умерший в 1961 году Райнер редактировал и переводил мемуары Юсупова на английский и вообще поддерживал с ним отношения, отслеживая, чтобы давний друг не сболтнул чего лишнего.

И, наконец, еще одна любопытная версия: Райнер участвовал в убийстве Распутина под именем Станислава Лазоверта. В исследованиях и мемуарах он упоминается лишь мимоходом, а биография доктора до и после событий на Мойке покрыта мраком.

Зато сохранилась его фотография. И запечатленный на ней человек очень похож на Освальда Райнера.

Непростой фигурой был и Сухотин. Скорее всего, он выполнял роль своего рода связника между группой Юсупова и другими представителями великосветской оппозиции, ориентировавшимися на великого князя Николая Николаевича. Встретившись незадолго до убийства «старца» с сыном лейб-медика царской семьи Глебом Боткиным, Сухотин сделал категоричный прогноз — «революция начнется в феврале 1917 года».

Те, кто общался в эмиграции с Юсуповым и Дмитрием Павловичем, ссылаясь на вырывавшиеся у них признания, высказывают версию, что контрольный в голову произвел именно Сухотин. Вот только быть Освальдом Райнером он не мог, поскольку его биография известна неплохо. Служил большевикам. В 1921 году стал первым комендантом музея-заповедника в Ясной Поляне. Женился на внучке Льва Толстого Софье, которая ушла от него к Сергею Есенину. Умер в 1926 году во Франции, куда выехал на лечение. И заботился о нем во Франции Феликс Юсупов.

В общем, после того как Пуришкевич умер, а Лазоверт растворился в воздухе, оставшиеся участники убийства из поля зрения друг друга не выпускали.

Дмитрий МИТЮРИН



, , ,   Рубрика: Историческое расследование

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:61. Время генерации:0,149 сек. Потребление памяти:8.31 mb