Охота на «ведьм»

Автор: Maks Фев 23, 2019

В годы Великой Отечественной войны у каждой советской воинской части был свой чёрный день, когда она понесла наибольшие боевые потери. У 46-го гвардейского ночного бомбардировочного авиаполка этой датой стала ночь с 31 июля на 1 августа 1943 года. Тогда с задания не вернулись четыре экипажа. Речь идёт о легендарном женском авиационном полке, лётчиц которого враги прозвали «ночные ведьмы». Для столь устрашающего прозвища были свои причины…

Ни одного мужчины!

Женщины выполняли свои боевые вылеты на тихоходном самолёте-биплане У-2, в годы войны переименованном в По-2, в честь авиаконструктора Николая Поликарпова. Эту учебную машину «призвали» в боевой состав не от хорошей жизни. Дело в том, что в начале Великой Отечественной войны советские ВВС понесли большие потери на аэродромах и в воздушных боях. Немецкие люфтваффе захватили господство в воздухе.

Быстро восполнить утрату значительного количества техники не было возможности — ряд авиазаводов эвакуировали в тыл, и они ещё не начали работать в полную силу, а поставки по ленд-лизу в 1941 году только-только начинались. Авиационная поддержка своим сухопутным войскам, тем не менее, требовалась здесь и сейчас. И тогда вспомнили о большом количестве учебных двухместных бипланов У-2, которые решили превратить в ночные бомбардировщики. Было сформировано несколько десятков авиаполков, воевавших на этих машинах, в том числе один полностью женский. Даже в наземно-техническом составе этой воинской части не было ни одного мужчины.

В мае 1942 года полк появился на фронте. Очень скоро девушки завоевали уважение боевых товарищей. За бесстрашие и виртуозное владение техникой полёта немцы и прозвали их «ночными ведьмами».

8 февраля 1943 года полку было присвоено почётное звание «Гвардейский». Он входил в состав 218-й ночной бомбардировочной авиадивизии.

За что их не любили

Ночные ведьмыНе любили их, разумеется, враги. Девушки так натренировались в ночных полётах, что научились различать на земле не только едва подсвеченные объекты, но даже и те, что содержались с сохранением светомаскировки. Бомбовые удары лётчиц были, как правило, точны и результативны. Они совершали по несколько боевых вылетов в течение тёмного времени суток. Несмотря на не очень большой разовый боекомплект бомб в 200-350 килограммов у По-2, их суммарное количество, сброшенное на врага за ночь, могло соответствовать боезапасу солидного бомбардировщика. Аккуратисты-немцы, относясь к войне как к работе и «отработав смену» днём, предпочитали по ночам крепко спать. И тут начиналось для них страшное — полёты По-2, которые держали врага в напряжении. Из-за этого чудом уцелевшие, но невыспавшиеся солдаты и офицеры противника начинали терять боевой дух.

Казалось бы, в чём проблема? В вермахте имелось множество средств ПВО, а в воздухе в 1942 году преимущество ещё сохранялось за люфтваффе. Однако выяснилось, что сбивать лёгкие деревянные самолётики, презрительно именуемые немцами «рус-фанер», непросто. Действуя ночью, лётчицы заходили на цель почти неслышно из-за двигателя, убираемого на малый газ. Если корпус и крылья самолёта пробивали вражеские пули или осколки, По-2 продолжал довольно уверенно держаться в воздухе. Обычные немецкие истребители из-за разницы скоростей не успевали прицелиться и поразить неудобную цель, ведь для гарантированного уничтожения нужно было попасть в мотор или в пилота. Впрочем, благодаря наличию двойного управления в случае гибели или ранения пилота По-2 мог привести домой и штурман.

Одними из главных врагов «ночных ведьм» были скорострельные зенитки, работавшие вместе с прожекторами. Но тут летчицам приходила на помощь их тактика: пока один самолёт сбрасывал слепившие врага светящиеся авиабомбы (САБ) и «вызывал» на себя лучи прожекторов и беспорядочный огонь пушек, остальные машины подкрадывались в темноте к позициям врага. Первым делом «гасили» фугасными бомбами прожекторные установки, затем «успокаивали» зенитки и потом уже практически беспрепятственно занимались главными целями.

До поры до времени это позволяло девушкам обходиться минимальными потерями.

Предпринятые меры

В разгар боёв на «Голубой линии» в Тамани здешнее руководство вермахта затребовало ночных истребителей-асов, которые сумеют избавить их от ночного кошмара — налётов По-2.

Участок фронта был важным, командованию пошли навстречу. Сюда передислоцировали звено ночных истребителей «Мессершмитт-110». Это были тяжёлые двухмоторные машины, вооружённые двумя пушками и четырьмя пулемётами, а также оснащённые радаром.

Пилотом одного из них был оберфельд-фебель Йозеф Коциок. За его плечами было два года войны на Восточном фронте и в послужном списке значилось 12 воздушных побед, за что он имел несколько наград. С февраля 1943 года Коциок стал ночным истребителем. В этом качестве только за две майские ночи он сбил семь советских бомбардировщиков. Правда, это были машины не женского полка.

Несмотря на все старания, звену вражеских ночных асов долго не удавалось отследить и успешно атаковать советских лётчиц. Тогда они изменили тактику и начали охоту по новым правилам.

Страшная ночь

В ночь с 31 июля на 1 августа 15 экипажей 46-го гвардейского ночного бомбардировочного авиаполка отправились на боевое задание. Им предстояло уничтожать противника на позициях у населённых пунктов Красный, Львовский, Трудовой и им. Луначарского.

Над целью лётчицы увидели необычную картину: немецкие прожектора, шарившие лучами по небу, то включались, то выключались, не давая возможности чётко засечь их позиции. И что самое поразительное — молчали зенитные пушки.

Самолёт с пилотом Евгенией Круговой и штурманом Еленой Саликовой летел первым. Он сбросил САБ, осветив окрестности, и тут же в их По-2 «вцепились» лучи нескольких прожекторов. И вновь тишина — никто не стрелял.

Вдруг возле освещённого самолёта мелькнула тень и вспыхнула жёлтая сигнальная ракета. Это был опознавательный сигнал люфтваффе «Я — свой!», которым вражеский пилот предупредил зенитчиков на земле, что он атакует цель. Залп! Самолёт Круговой и Саликовой вспыхивает и, объятый пламенем, летит к земле. Парашютов лётчицы, как правило, не брали…

Прожектора погасли и снова вспыхнули. Теперь они «поймали» машину Анны Высоцкой и Галины Докутович. Снова прочертила темноту жёлтая ракета — немецкий пилот заходил на атаку. Летчицам и отбиваться-то от него нечем было — пулемёты на их машинах появятся только в 1944 году. А из пистолета что ты сделаешь защищённому бронёй самолёту?! Снова залп из пушек — и гибнет в огне второй По-2.

Но боевое задание нужно было выполнять, и самолёты упрямо двигались к вражеским позициям. Судя по ещё одной жёлтой «сигналке», третьим экипажем, который сбил вражеский истребитель, стала машина Софьи Роговой и Евгении Сухоруковой.

Дойдя до цели, оставшиеся машины сбросили бомбовый груз. На позициях врага в районах посёлков им. Луначарского и Красный вспыхнули сильные пожары. Потрясённые гибелью подруг «ночные ведьмы» со слезами на глазах возвращались на аэродром. Здесь выяснилось, что из полёта не вернулся и экипаж Валентины Полуниной и Глафиры Кашириной. Тогда подумали, что их тоже обстреляли вражеские ночные истребители. Позднее выяснилось, что этот самолёт был сбит зенитной артиллерией врага.

Несмотря на то, что боевая задача не была выполнена полностью, командование дивизии отменило дальнейшие боевые вылеты в эту ночь. Наверняка тем самым была спасена не одна жизнь девушек из других экипажей.

…Ни до, ни после женский полк ночных бомбардировщиков не нёс единовременно таких потерь. А вот врагу дорого обошлась смерть «ночных ведьм». За три года участия в боях лётчицы уничтожили 86 огневых точек и 176 автомобилей врага, 9 эшелонов и 26 складов, 17 переправ и 11 прожекторов. Бомбардировки также вызвали 811 пожаров и 1092 взрыва большой мощности, зафиксированные наземными войсками.

Было выполнено и много других заданий, в том числе и особо важных, в тылу врага.

Шестьдесят лет спустя

О том, кто вёл на них ту охоту, лётчицы — ветераны полка узнали через полвека. Из книги Михаила Зефирова «Асы люфтваффе, ночные истребители» им стало известно, что их боевых подруг в ту ночь сбил немецкий ас Йозеф Коциок. Это ради него был дан строгий запрет на ведение зенитного огня с земли, но он всё же каждый раз перестраховывался жёлтыми ракетами при выходе на атаку.

Надо сказать, что в эту ночь Коциок был в большом воодушевлении — 31 июля пришёл приказ о награждении его Рыцарским крестом Железного креста. Это одна из высших наград в гитлеровской армии. Правда, наградили его ещё за прошлые заслуги, а вот за сбитые женские экипажи так ничем и не отметили.

За каждый сбитый По-2 лётчикам полагался Железный крест. Однако на 1 августа 1943 года немец уже имел такую награду, к тому же только что получил Рыцарский крест, и, видимо, командование посчитало, что с него хватит. Неизвестно, как отнёсся к этой явной несправедливости сам Коциок, в ночь с 26 на 27 сентября 1943 года он погиб в воздушном бою. Сбив советский бомбардировщик, немецкий ас из-за неудачного манёвра врезался в нашу падающую машину.

Олег ТАРАН





, ,   Рубрика: Великая Отечественная

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:59. Время генерации:0,193 сек. Потребление памяти:8.72 mb