Операция «Монастырь»

Автор: Maks Мар 7, 2020

Во время Великой Отечественной войны крупные сражения шли не только на поле боя. Очень много разведчиков, рискуя жизнью, работали в тылу врага. Одним из самых успешных проектов советской разведки стала операция «Монастырь» под руководством генерала Павла Судоплатова. Ее основной задачей была передача врагу дезинформации.

Двойной агент

Операция «Монастырь» была задумана как радиоигра, которую вели работники НКВД против абвера. Продолжалась она с 1941 по 1944 год. Основным действующим лицом плана стал агент госбезопасности Гейне. Такую кличку еще в 1929 году чекисты дали потомственному военному, выходцу из знатного дворянского рода Александру Петровичу Демьянову. В ту пору его использовали для установления связей с эмигрантами. К началу войны у Гейне был уже большой опыт работы агентом. В характеристике Демьянова значилось: «Надежный, способный и абсолютно честный во взаимоотношениях с органами госбезопасности работник. Он научился концентрировать волю, отличается активным восприятием жизни, умением глубоко проникать в психологию людей. Обладает великолепной памятью, молниеносной реакцией, способностью самостоятельно принимать решения». Официально же он работал в Главкинопрокате, водил знакомство с актерами и был своим человеком в богемной среде.

Незадолго до начала войны Гейне встречался с представителем немецкой торговой миссии, и тот в процессе общения упомянул несколько фамилий русских эмигрантов, которые были близки семье Демьяновых до революции. Этот разговор состоялся неслучайно. Абвер уже тогда интересовался Демьяновым с целью вербовки. В их картотеке он значился под кличкой Макс. Такой интерес был на руку советской разведке, и Гейне начали готовить легенду для заброски к немцам.

Почему операцию назвали «Монастырь»? В поле зрения НКВД тогда находились выходцы из русской аристократии, некогда получившие образование в Германии. Они тоже значились в картотеке абвера: предводитель Дворянского собрания Нижнего Новгорода Глебов, членкор АН СССР Сидоров и пр. Но более других интерес вызывал поэт-антисоветчик Садовский, чья жена, бывшая фрейлина императрицы, была спиритом и гадалкой, и ее охотно посещали супруги высокопоставленных чиновников. Садовский же был обижен на советскую власть — его книги не издавались. И возможно, в отместку он написал поэму, восхваляющую немецкую армию как освободительницу Европы. Так вот, все фигуранты жили по соседству друг с другом — на территории Новодевичьего монастыря,

Летом 1941 года внедренные агенты госбезопасности объединили эту «контру», создав с ее участием организацию «Престол». По легенде, группа поддерживала монархию, церковь и политику Германии. Затем в эту организацию был внедрен Гейне.

Свой среди чужих

Павел Судоплатов17 февраля 1942 года Гейне на лыжах с белым флагом отправился через нейтральную полосу вблизи Можайска. Позже выяснилось, что немцы ее заминировали, так что Демьянов чудом остался жив. Когда он оказался на стороне противника, то сразу заявил, что является членом антисоветского подполья. Его долго и изнурительно допрашивали. Он рассказал «все», в том числе об организации «Престол», в которой состоял, и выразил от имени ее руководства готовность сотрудничать с Третьим рейхом. Однако проверки продолжались. Однажды даже повели на расстрел, надеясь, что Демьянов от страха перед смертью выдаст себя. Но тот стоял на своем.

Допросы проходили и после того, как Демьянова переправили в смоленский концлагерь. Главным образом немцев интересовало, каким образом перебежчику удалось пересечь линию фронта и насколько он осведомлен в радио- и электротехнике. В конце концов, решив, что Демьянов говорит правду, его поселили в одной из квартир Смоленска. Агенту предстояло пройти серьезную подготовку. В число обязательных дисциплин входили тайнопись, шифровка и радиодело. Самым трудным, как потом вспоминал Демьянов, было скрывать то, что он отлично всем этим владел.

Когда стало ясно, что агент хорошо подготовлен, один из руководителей абвера сообщил Гейне, что ему предстоит отправиться в Москву для ведения подрывной работы. План был такой: вначале Демьянова переправят в Минск. Оттуда ему надо перебраться через линию фронта на самолете, затем приземлиться с парашютом в условленном месте, а дальше самостоятельно добираться до Москвы.

Связь с курьерами абвера предполагалось поддерживать через тестя Демьянова, профессора медицины.

Свой среди своих

В середине марта 1942 года автомобиль доставил Гейне к самолету. Ему даже выдали некоторую сумму денег для поддержки «Престола». Когда он приземлился с парашютом в районе Арефино Ярославской области, его уже ждали наши военные, которые по приказу из Москвы отправили его на машине в Ярославль, а оттуда в сопровождении сотрудников госбезопасности в Москву.

Первый сеанс связи с немцами состоялся через две недели: по легенде, агент все это время добирался до Москвы. Он передал абверу дезинформацию, которую подготовили в Генеральном штабе, сообщил свою новую фамилию, доложил, что служит в группе связи при Генштабе. Дезинформация, которую передавал Гейне, готовилась на самом высоком уровне, порой ее даже согласовывали со Сталиным. К немцам она поступала сразу по двум каналам: от Гейне и от «Престола». Дезинформация включала в себя сведения о важных стратегических решениях, о военных ж/д-перевозках; отчеты с совещаний и др. Кроме того, все «диверсионные» акции «Престола» находили отражение в прессе, чтобы придать «фактам» достоверность, Кстати, порой приходилось даже инсценировать какую-либо диверсию на железной дороге. Для этого отправлялись эшелоны, в которых под брезентом везли деревянную военную технику.

За время работы Гейне чекисты арестовали и перевербовали немало курьеров абвера, которые занимались сбором разведданых и диверсиями в нашем тылу. Когда увеличилось количество прибывающих от немцев связников, эта часть операции была переименована в операцию «Курьеры».

Отвлекающий манёвр

Бывало, Демьянов отправлял немцам, по поручению Генштаба, настоящую информацию о военных операциях. Но эти операции были либо отвлекающим маневром, либо носили вспомогательный характер,

Когда планировалось контрнаступление под Сталинградом и разрабатывался план действий в Сталинградском котле, на совещании у Сталина 13 ноября 1942 года генералы Жуков и Василевский предположили, что немцы перебросят силы из-под Вязьмы на Волгу, чтобы помочь Паулюсу. Этого допустить было нельзя. «Чтобы этого не случилось, — писал в мемуарах Владимир Сергеевич Антонов, ведущий эксперт Зала истории внешней разведки, полковник в отставке, — необходимо было дезинформировать германское командование относительно направления удара Красной армии, сделав вид, что наступление на советско-германском фронте планируется осуществить в районе Ржевского выступа. Поэтому необходимо было убедить немецкое командование, что главный удар Красной армии ожидается в районе Ржевского выступа».

В итоге Жукову было поручено организовать наступление Калининского и Западного фронтов, чтобы немцы поверили: именно здесь наносится главный удар. Само присутствие Жукова на Западном фронте стало лучшим доказательством правдивости этого факта. В действительности для контрнаступления подо Ржевом у Жукова не было ни сил, ни средств.

Ему предстояло лишь сдержать немцев на этом участке фронта. Надо сказать, по мнению некоторых историков, Жуков не знал об этом отвлекающем моменте и отведенной ему роли и затаил обиду на Сталина.

После дезинформации, полученной от Демьянова, немецкое командование действительно стало стягивать войска подо Ржев. И здесь уже не помогли военные таланты Жукова: немцы отразили наступление ценой жизни тысяч советских солдат. Но, когда началась Сталинградская битва, они уже не смогли помочь Паулюсу. В итоге под Сталинградом немцы потеряли около 1,5 млн человек.

Летом 1943 года Гейне сообщил немецкому командованию, что большая часть советских войск находится на востоке от Курска, но их маневренность затруднена. Кроме того, в его донесении говорилось, что советское командование приняло решение о наступательных операциях к северу от Курска и на Южном фронте. Можно представить, какой неожиданностью для немцев стала стратегическая оборона Красной армии на Орловско-Курской дуге и последующее ее наступление. По словам Сталина, это была катастрофа для немецкой армии. И опять не без помощи Гейне.

Игра продолжается

Еще в 1942 году советская разведка получила донесение одного из руководителей шифровального отдела абвера, полковника Шмидта, некоторое время сотрудничавшего с ней. В нем содержались сведения, полученные из Москвы. И все они оказались «информацией», переданной Гейне. Кстати, Шмидт передал эти же сведения и британской разведке. В ходе операции «Монастырь» дезинформация Гейне трижды возвращалась в советские спецслужбы в качестве разведывательной информации, но уже из других источников. Однажды даже Черчилль предупредил Сталина, что кто-то работает на абвер в штабе Красной армии.

Операция «Монастырь» продолжалась до лета 1944 года. Но агента так и не рассекретили. Для него придумали новую легенду, согласно которой Гейне повысили в звании и перевели из Генерального штаба в белорусские железнодорожные войска. Он попросил прислать ему еще одну рацию, чтобы не прерывать связь с немецкой разведкой, находясь по новому месту службы. На самом деле Гейне задействовали в новой операции под кодовым названием «Березино».

Под грифом «секретно»

После войны Александр Петрович Демьянов работал в НИИ по специальности, инженером-электриком. Умер в 1978 году от сердечного приступа. На тот момент ему было 68 лет.

Пока Демьянов был жив, о его роли в судьбоносных для страны военных операциях не знал никто. Об агенте по кличке Гейне люди узнали из книги Судоплатова «Разведка и Кремль», которую руководитель операции «Монастырь» написал незадолго до своей смерти.

Галина МИННИКОВА

Три тома дезинформации

Шифровки, переданные Гейне в абвер, уместились в три объемных тома и сегодня находятся в архиве. По итогам радиоигры было взято 50 агентов абвера, 7 человек, помогавших им, и «спонсорская помощь» «Престолу» в размере нескольких миллионов рублей. Руководителей oперации Павла Судоплатова и Наума Эйтингона наградили орденами Суворова 2-й степени. Такой награды в органах госбезопасности ни до них, ни после не получал никто. Гейне вручили орден Красной Звезды, а его супруге и тестю — медали «За боевые заслуги».



Загадки истории » Специстория » Операция «Монастырь»

, ,   Рубрика: Специстория

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:62. Время генерации:0,142 сек. Потребление памяти:8.38 mb