Осударева дорога

Автор: Maks Янв 19, 2023

320 лет назад, в 1702 году, по указу Петра I был воплощен в жизнь один из поистине фантастических проектов. За 20 дней по территории нынешней Карелии от пристани Нюхча, что на Белом море, до Повенца на Онежском озере через леса и болота была проложена дорога длиной 174 версты (185,5 километра) и шириной шесть с половиной метров. Такие темпы строительства вряд ли были бы по силам и нынешним дорожникам, оснащенным современной техникой. А ведь рабочими инструментами пяти тысяч крестьян и солдат, прокладывавших Осудареву дорогу, были топоры, лопаты, ломы… Однако они установили своеобразный «мировой рекорд» дорожного строительства своего времени.

Опорный пункт шведов

Во время Северной войны (1700-1721) одним из серьезных препятствий для выхода России к Балтийскому морю была шведская крепость Нотебург, расположенная на Ореховом острове у истоков Невы. Эта крепость была основана новгородцами в 1323 году и называлась Орешком. Она несколько раз переходила из рук в руки в стычках между русскими и шведами.

В 1611 году, в Смутное время, войска Якоба Понтуссона Делагарди взяли приступом Орешек, и он, получив название Нотебург, на 91 год отошел шведской короне. Эта крепость имела важное стратегическое значение, так как закрывала выход из Ладожского озера в Неву, а затем в Финский залив и Балтийское море. Миновать ее не мог ни один корабль. Шведы отлично понимали ее значение, поэтому Нотебург еще задолго до Северной войны был превращен в основной опорный пункт для контроля над завоеванными территориями.

На ее стенах и бастионах стояли 150 орудий, гарнизон насчитывал 450 человек. Крепость располагалась на острове, и считалось, что ее нельзя взять приступом. Однако же, как ни крепок был этот «орешек», но «разгрызть» его было необходимо.

Через реки и озера

Осада Нотебурга готовилась Петром I тщательно и в большой тайне. Лето 1702 года он провел в Архангельске будто бы в ожидании предполагаемого нападения шведов. С собой взял сына — царевича Алексея и большую свиту, оттуда вел активную дипломатическую переписку, руководил строительством флота. Шведы ни в коем случае не должны были предположить, что целью кампании 1702 года является Нотебург.

Петр I решил пробиться к крепости с неожиданной для противника стороны. Было принято решение построить дорогу для срочной переброски войск на Ладогу из Олонецкого края. Восьмого июня 1702 года сержанту Преображенского полка Михаилу Щепотеву был дан секретный наказ провести зондирование местности для возможной трассы: «жилыми ли местами иль лесами пойдет дорога, возможно ли тою дорогою без росчистки проехать конными с телегами, и не будет ли где на переправах через реки и болота какие остановки за мостами».

Уже к первым числам июля к месту работ были согнаны около пяти тысяч мужиков из Олонецкой, Архангельской и Новгородской губерний. Прокладывая путь в безлюдной местности в неимоверно тяжелых условиях, они рубили в лесу просеку шириной примерно шесть с половиной метров, оттаскивая валуны, корчуя пни, настилая гати через болота, перекидывая мосты через реки.

Строительство велось одновременно с двух сторон — северной и южной. Две группы продвигались навстречу друг другу. Северный участок, 94 версты, шел от новопостроенной пристани у мыса Вардегоры (ныне Вардия), далее на Нюхчу — старинное поморское село, вдоль Нюхчи до Ветреной горы (по всей видимости, сейчас Щепотева гора), далее гатью до села Пулозеро, затем возводились мосты через реки Илеменза (Воронья), Илоза (Сума), Кукша-Мокса (Кукшимукса) и Нела, рубилась просека до деревни Вожмосалма (ныне затоплена Выгозером, остались одноименные острова).

Южный участок, 80 верст, начинался от Повенца, шел строго на север вдоль современного русла Беломорско-Балтийского канала через Волозеро, Маткозеро, Телекино, потом поворачивал на низовья реки Выг — деревню Петровский Ям.

Петр отказался от предлагавшегося ему более комфортного пути через Вытегру. Тогда бы трасса проходила через крупные населенные пункты, а в таких условиях было невозможно делать скрытную переброску войск.

Осударева дорогаРуководил строительством сержант Преображенского полка Михаил Иванович Щепотев. К сожалению, в исторических источниках того времени мы не найдем ни его словесного портрета, ни многих фактов из его жизни. Но понятно, что такое дело Петр I мог дать в руки только энергичному и решительному человеку, пользующемуся особым доверием царя.

Пятого августа государю было доложено, что дорога готова. 17 августа армейская группа, возглавляемая царем, вышла от мыса Вардегорский и уже через 11 дней была в Повенце. По дороге шли войска, перевозили артиллерийские орудия, оружие, боеприпасы… Волоком перемещали корабли в Ладожское озеро, в том числе два фрегата — «Святой Дух» и «Курьер», построенные в Архангельске.

Некоторые историки считают, что архивные и ландшафтные исследования перемещение морских кораблей по Осударевой дороге не подтверждают. Якобы они находились в акватории Белого моря до 1710 года. Но в таком случае зачем было делать дорогу такой широкой — шесть с половиной метров? Артиллерия, обоз и бравые лейб-гвардейцы — преображенцы и семеновцы — прошли бы и по более узкой.

Бой на Ореховом острове

Утром 26 сентября 1702 года передовой отряд Преображенского полка численностью 400 человек подошел к крепости и начал перестрелку, еще засветло к нему присоединились два гвардейских батальона. 27 сентября вся осадная армия прибыла под Нотебург.

Всего осаждающие имели 12 500 солдат непосредственно у крепости и свыше 20 000 на ближних подступах к ней, 51 осадное орудие, не считая большого количества полевой артиллерии и корабельных пушек с вошедших в Ладожское озеро кораблей. Русскими войсками командовал генерал-фельдмаршал Борис Шереметев.

Первого октября началась бомбардировка, стены крепости были повреждены, в ней вспыхнул большой пожар. Третьего октября супруга коменданта крепости Густава Вильгельма фон Шлиппенбаха от имени всех офицерских жен отправила в лагерь русских барабанщика-парламентера. Они просили выпустить их «из крепости ради великого беспокойства от огня и дыму и бедственного состояния, в котором они обретаются».

Гарнизонным дамам галантно отвечал бомбардирский капитан Петр Михайлов (то есть сам царь). Он заявил им, что не отважится передать их просьбу фельдмаршалу Шереметеву, «понеже ведает… подлинно, что господин его, фельдмаршал, тем разлучением их опечалити не изволит, а если изволят выехать, изволил бы и любезных супружников своих с собой вывести купно». Тем не менее шведки не вняли любезному совету бомбардирского капитана, и обстрел крепости продолжался.

В четыре часа утра 11 октября на Ореховый остров, где расположена крепость, с лодок высадился десант. Наступающие несли большие потери от огня шведов, штурмовые лестницы оказались слишком короткими, чтобы взойти на стены. Возникло замешательство, часть солдат побежала к лодкам. Петр отдал приказ об отступлении. Но князь Михаил Голицын отказался отступать от стен крепости:

«Я не принадлежу тебе, государь, теперь я принадлежу одному Богу». Он приказал оттолкнуть от берега лодки, чтобы у солдат не было соблазна отступить. Им на помощь выслали отряд под началом Александра Меншикова. Сотне солдат во главе с бесстрашным царским фаворитом удалось прорваться на одну из стен. В результате шведы, исчерпав все возможности к сопротивлению, сдались. Капитуляция была принята на почетных условиях: шведский гарнизон отпустили с оружием, сохранив знамена, четыре пушки и личное имущество.

Россия вернула древнюю русскую крепость Орешек. Петр назвал ее Шлиссельбургом — «ключ-городом», так как он открывал дорогу к овладению устьем Невы. «Правда, что зело жесток сей орех был, однако, слава богу, счастливо разгрызен», — писал царь дьяку Андрею Виниусу.

Виктор МЕДНИКОВ

  Рубрика: Невероятные артефакты 97 просмотров

Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒

https://zagadki-istorii.ru

Домой

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:48. Время генерации:0,223 сек. Потребление памяти:9.33 mb