Первая столица Руси

Автор: Maks Ноя 4, 2020

Памятник Тысячелетию России был установлен в 1862 году в Новгороде как колыбели российской государственности. Но само название «Новгород» (то есть Новый город) таит в себе загадку: где же находится пресловутый «Старгород»?

Альдейгьюборг — город из саги

На роль своего рода пра-Новгорода может претендовать скромное село Старая Ладога.

В 2003 году, когда праздновалось 300-летие Санкт-Петербурга, администрация Ленинградской области запустила проект 1250-летия Старой Ладоги как древней столицы Руси.

Под юбилей подгонялась дата основания Старой Ладоги, определенная, как подчеркивалось, на основании дендрохронологии. Мудреный термин означает метод датировки, основанный на исследовании годичных колец древесины. Выяснилось, что бревна, использованные при возведении древней постройки в Старой Ладоге, были изготовлены в 753 году.

Легкое лукавство заключалось в том, что никто особо не объяснял, какое именно бревно и от какой именно постройки использовалось в исследованиях. Но это лукавство вполне невинно, поскольку в середине VIII века Ладога в любом случае была вполне себе процветающим поселением. И, конечно, она еще не была «Старой».

Само название «Ладога» чаще всего выводят либо от древнескандинавского Aldauga («старый источник, подобный открытому морю»), либо от финского Alajogi («нижняя река»).

Нынешнее село стоит на левом берегу Волхова, там, где в него впадает река Ладожка. Раньше Ладожка именовалась вполне по-взрослому — Ладога. Но, по-видимому, со временем неудобно стало называть ее тем же именем, что и крупнейшее в Европейской России озеро, в которое Волхов впадает.

Рецепт процветания древнего поселения заключался в его местонахождении на пути «из варяг в греки» — так называлась важнейшая транспортная коммуникация, связывавшая Балтийское море с Черным, а в более широком смысле — Северную Европу со Средиземноморьем.

Недалеко от села находились пороги, для преодоления которых можно было привлечь дополнительную рабочую силу или перегрузить товары на более легкие лодки. Так что Ладога (или, как ее называли норманны, Альдейгьюборг) стала этаким перевалочным пунктом.

Судя по археологическим находкам, основали ее около 750-х годов именно скандинавы-норманны-викинги, известные, впрочем, славянам как варяги. Чуть ранее всего в двух километрах севернее и на другом берегу реки появилось еще одно норманнское городище — Любша. Но примерно в 760-770-х годах оба поселения были захвачены славянами. Ладога продолжала жить, Любша зачахла.

Призвание варягов

При этом норманны из здешних мест не исчезли. Все те же беспристрастные археологические находки показывают, что в районе Ладоги примерно поровну было славян, норманнов и угро-финнов. Пролегающая по центру поселка и считающаяся самой древней на Руси улица названа Варяжской. Воинственные викинги, наводившие в это время ужас на всю Европу, вели себя на древнерусских землях довольно смирно и называли себя купцами. Правда, примерно через столетие после основания Старой Ладоги варяги здешних славян данью все-таки обложили, но ненадолго.

Ладожане, а также их соседи, включая обитателей уже существовавшего к тому времени Новгорода, захватчиков разгромили, после чего всерьез задумались о создании общего государства. Понимая, что каждый из племенных вождей захочет быть главным, старейшина Гостомысл предложил призвать в князья иноземца.

Выбор пал на варяга по имени Рюрик, а также двух его братьев — Синеуса и Трувора.

Не цепляясь к противоречиям в данных летописи, повторим только классический рассказ, согласно которому Синеус стал править на Белоозере, Трувор — в Изборске, а Рюрик — в Новгороде. Правда, взяв под свою власть Новгород, Рюрик, видимо, чувствовал себя там не очень уверенно и в качестве резиденции избрал именно Ладогу-Альдейгьюборг.

В 864 году Синеус и Трувор как-то неожиданно скончались, а Рюрик, забрав себе их уделы, подавил восстание новгородцев под предводительством некоего Вадима.

Упрочив власть, он, видимо, перебрался в Новгород на постоянное жительство (на так называемое Рюриково Городище), но своей опорной базой продолжал считать Ладогу.

Преемник Рюрика Олег покорил приднепровские земли и перенес столицу в Киев, но своей вотчиной продолжал считать берега Волхова. В Ладоге он построил крепость и здесь же, вероятно, в 912 году и скончался, согласно легенде — от укуса змеи. Самый внушительный курган в окрестностях села и сегодня называется Олеговой могилой.

Ингерманландия в честь Ингигерды

Судя по всему, Ладога еще долго была этаким скандинавским анклавом среди славянских земель, где еще не слившаяся с основной массой населения норманнская верхушка могла — в случае необходимости — укрыться от восставшего населения. Возможно, именно этот «норманнский» статус Ладоги давал основания норвежцам и шведам претендовать на здешние территории.

В 997 году крепость Альдейгьюборга была разрушена норвежским предводителем Эйриком Хаконссоном. Следующим, кто предъявил претензии, причем не только на Альдейгьюборг, но и на Приневье, был шведский король Олаф Шётконунг.

С ним вопрос решили полюбовно, женив на его дочери Ингигерде сына князя Владимира Святого — Ярослава. Спорные земли решили считать приданым Ингигерды, причем Ладогу передали в управление ее родичу Рёгнвальду. Считается, что именно в честь шведской принцессы спорные земли стали называться Ингрией, или Ингерманландией.

Когда Рёгнвальд умер, должность ладожского посадника унаследовал его сын Эйлив. Однако новгородцы с этим решением не согласились и прогнали шведа. Так из условного «Старгорода» Ладога превратилась, по сути, в «младшего брата» Новгорода.

Новгород вообще набрал силу и после кончины в 1054 году Ярослава Мудрого (мужа Ингигерды) превратился в феодальную республику. Новгородцы по своему усмотрению избирали себе князя и по своему же усмотрению его изгоняли.

В 1088 году жители «вольного города» приняли в этом качестве 12-летнего Мстислава — сына Владимира Мономаха. Повзрослевший мальчик сумел ужиться с буйными подданными и правил вполне благополучно.

В Ладогу он назначил посадником некоего Павла, построившего здесь каменную крепость. Именно при Мстиславе или при его сыновьях возвели собор Успения Пресвятой Богородицы, вокруг которого позже возник монастырь — Свято-Успенский девичий.

В 1125 году Мстислав стал великим князем Киевским и до самой кончины (1132) удерживал Русь в формате единого государства. Зато после его смерти Рюриковичи пустились во все тяжкие.

Новгород от княжеских усобиц пытался держаться в стороне и успешно отстаивал свои вольности. Путь из «варяг в греки» по-прежнему функционировал, и Ладога чувствовала себя вполне комфортно. Рядом с крепостью появился еще один собор, ставший центром второго крупного монастыря — Никольского мужского.

Битвы за Ладогу

Старая ЛадогаВ 1164 году Ладогу осадило прибывшее на 55 шнеках (суднах, используемых скандинавами для набегов) шведское войско, которое, судя по количеству кораблей, могло насчитывать 2,5-3,5 тысячи воинов. Штурм крепости был отбит гарнизоном под командованием посадника Нежаты. Захватчики отошли к реке Вороной (сейчас Воронежка), где 28 мая их настигло и полностью разгромило новгородское войско, возглавляемое посадником Захарией и князем Святославом Ростиславичем.

В честь этой победы, согласно преданию, в Ладоге возвели Георгиевскую церковь, хотя, судя по археологическим данным, церковь все-таки построили раньше, во времена Мстислава.

Следующие четыре с половиной столетия военные вихри Ладогу облетали. Разгром на реке Вороной отбил у шведов желание соваться на Русь до 1240 года и Невской битвы. Да и потом, когда Новгородская республика была поглощена Москвой и русско-шведские войны пошли косяком, боевые действия велись западнее — в Ингерманландии и Карелии. Торговое значение бывшего Альдейгьюборга снизилось по причине фактического упразднения пути «из варяг в греки», но снизилось отнюдь не до нулевых показателей.

Неплохо чувствовали себя и монастыри. В Свято-Успенской обители, например, в 1327 году подвизалась монахиней святая Анна Кашинская — супруга убитого в Орде тверского князя Михаила Ярославича.

В 1499 году, когда московские «налоговики» производили опись бывших Новгородских земель (так называемой Водской пятины), Ладога состояла из крепости и посада, делившегося, подобно Новгороду, на пять концов — Никольский, Богородицкий, Семеновский, Климятский и Спасский.

Поскольку на здешние земли продолжали претендовать шведы, крепость поддерживали в хорошем состоянии и в конце XV века основательно перестроили. К единственной существовавшей ранее Воротной башне добавили еще четыре — Климентовскую, Тайничную, Стрелочную и Раскатную. Толщина стен достигала 7 метров, высота — 12 метров.

Готовились не напрасно, что и показали события Смутного времени. В 1610 году не получившее обещанных денег шведское войско под командованием Якоба Делагарди захватило Новгород и приступило к осаде крепостей, составлявших своего рода оборонительный пояс Северо-Запада. Один за другим пали Ивангород, Ям, Копорье, Корела, Орешек.

Ладогу захватили состоявшие на шведской службе французские наемники под командованием Пьера Делавилля, но уже в 1611 году их выбило войско воеводы Ивана Салтыкова.

Шведы отыгрались на Никольском монастыре, в котором укрылись несколько монахов, бежавших в него из разоренной теми же шведами Валаамской обители. Никольский монастырь захватчики разгромили, собор разрушили, многих монахов замучили. Свято-Успенский монастырь пострадал меньше.

Опальная царица

С избранием на престол Михаила. Федоровича Романова Смута завершилась. Но продолжалась Русско-шведская война. Ее итоги в 1617 году подвел Столбовский мирный договор. Основные крепости Северо-Запада перешли к Швеции, но Новгород и Ладогу шведы вернули.

К этому времени путь «из варяг в греки» давно не функционировал, но значение Ладоги во внутренней торговле Руси сохранялось и даже повысилось.

В крепости построили новую церковь, посвященную святому Дмитрию Солунскому, правда, не каменную, а деревянную. И возвели ее рядом с Георгиевским собором, в каменных стенах которого вести службы зимой было холодновато.

В 1636 году через здешние места проезжали иностранные дипломаты. Один из них — Адам Олеарий — позже издал книгу «Описание путешествия Голштинского посольства в Московию и Персию». Среди опубликованных в ней видов Московии особенно часто воспроизводится изображение Ладоги.

Казалось бы, в силу географического положения Ладога в эпоху Северной войны должна была стать важным пунктом на российских военных коммуникациях. Но Петру I для судостроительной верфи больше приглянулось устье Волхова, куда проще было перебазировать производственные мощности с уже существующих верфей на Свири и Сяси. Основанный здесь город он назвал Новой Ладогой, а бывший Альдейгьюборг, соответственно, окрестили Старой Ладогой. Это волевое решение сопровождалось переселением значительной части жителей.

Монастыри, ставшие к тому времени важными религиозными центрами, разумеется, остались на месте. Более того, в 1718 году в Свято-Успенскую обитель сослали первую супругу Петра Великого — Евдокию Лопухину.

Евдокия, насильно постриженная в монахини Суздальско-Покровского монастыря, была уличена в любовных отношениях с майором Степаном Глебовым. Глебова по приказу царя посадили на кол, а бывшую царицу отправили в Старую Ладогу. Здесь она провела семь лет, пока не подверглась еще более строгому заточению в Шлиссельбурге. Впрочем, после кончины Екатерины I (1727) судьба Евдокии изменилась к лучшему, и остаток жизни она провела в полном почете и уважении.

Старая Ладога между тем продолжала хиреть и в 1770 году даже лишилась статуса уездного центра. По данным на 1856 год, дворов в ней насчитывалось 30, число жителей мужского пола — 57. Для сравнения: только в Свято-Успенском монастыре инокинь в этот период было не менее полутора сотен, то есть больше, чем жителей в самой Старой Ладоге. В географических справочниках кроме монастырей поминались также «развалины крепости». Именно эти живописные руины и помогли Старой Ладоге не кануть в Лету.

Время археологов

Еще в 1708 году здешние курганы исследовал петербургский пастор Вильгельм Толле. В 1820 году археологические изыскания в крепости проводил историк и этнограф Адам Черноцкий (псевдоним — Зориан Доленга-Ходаковский).

Научной сенсацией стало вышедшее в 1896 году исследование археолога и военного историка Николая Бранденбурга «Старая Ладога».

После этого в живописные места потянулись художники, самым известным из которых был Николай Рерих. Здесь им написаны хрестоматийные картины на древнерусские сюжеты — «Волхов. Ладога» и «Заморские гости».

В 1908 году Николай Репников приступил к системным археологическим раскопкам, выявив остатки деревянных построек VIII-X веков.

Археологические исследования прерывались из-за войн и революций, но потом снова возобновлялись. Вообще для петербургских-ленинградских археологов Старая Ладога стала отправной точкой, с которой высвечивалась вся Древняя Русь во всех ее ракурсах — военном, политическом, экономическом, социальном. Многие корифеи исторической науки начинали здесь свою профессиональную карьеру простыми студентами-копателями.

Сегодня «ядром» Старой Ладоги является сформировавшийся вокруг крепости внушительный музейный комплекс. И здесь по-прежнему работают археологи, отрывая и открывая все новые древнерусские тайны, которых, впрочем, еще предостаточно.

Дмитрий МИТЮРИН

, , ,   Рубрика: Историческое расследование 20 раз просмотрели

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:27. Время генерации:0,640 сек. Потребление памяти:8.73 mb