Пещеры с человеческими именами

Автор: Maks Июн 7, 2019

От входа до дна пещеры имени Вячеслава Пантюхина примерно полтора километра. Это одна из глубочайших пещер в мире (восьмое место) и, вероятно, чуть ли не первая по сложности спуска — с 8оо метров начинается практически отвесная пропасть.

Образно говоря, это путь в подземную бездну. Но мужественные первопроходцы готовы к любому риску…

Пещера Пантюхинская расположена в Абхазии, на Бзыбском хребте, в урочище Абац. Имя ей дал в 1981 году руководитель Симферопольского клуба спелеологов Геннадий Пантюхин в честь младшего брата, спелеолога и альпиниста, погибшего в горах.

«Поверхность отсюда представляется более далекой, чем соседний континент, ибо туда-то можно долететь быстрее, чем за сутки, а вот отсюда никакие чудеса современной техники не позволят вам выбраться меньше чем за неделю, и только на себя да на своих верных товарищей вы и можете рассчитывать», — так писал об этой пещере в своей книге один из участников экспедиции Игорь Вольский.


Люди идут на дно

До 1981 года у пещеры не было никакого имени, только условное обозначение — КРЭ-1. Никто тогда не знал, на какую глубину она уходит. Знали только, что она повышенного уровня сложности, потому что при первой же попытке столкнулись с очень узким наклонным ходом, который привел к пропасти: в подземный колодец с грохотом хлестала ледяная вода.

Крымские спелеологи считались тогда самыми подготовленными на всем обозримом советском пространстве. Ведь на их родине, в Крыму, огромное количество пещер, причем достаточно сложных. Впрочем, до 1958 года исследованиями пещер занимались только любители, первая секция спелеологов появилась официально именно в Крыму, в Симферополе.

Первой пещерой, в которой установили рекорд глубины, была крымская пещера Ход конем — 155 метров, затем Бездонный колодец — 161 метр, годом позже была тоже крымская 246-метровая Каскадная на Ай-Петри. В 1963 году в пещере Молодежная на Караби-яйле (тоже Крым) спелеологи спустились уже на отметку 261 метр. Во всех спусках в эти пещеры участвовал и Геннадий Пантюхин. В 1958 году, когда он пришел в Симферопольский клуб, ему было всего 19 лет.

Но крымские пещеры отличались одной неприятной для спелеологов особенностью — они были прекрасны, но недостаточно глубоки. Так что крымчане завидовали лютой завистью товарищам с Саян, Кавказа и из Средней Азии. А поскольку клубы спелеологов возникали по всему СССР и между ними началась крепкая дружба, скоро крымские спелеологи стали желанными гостями и в других регионах. Так что интерес крымчан вовсе не ограничивался одним Крымом.

Опыт Геннадия Пантюхина рос от пещеры к пещере. Оказалось, что он очень деятельный и не забывающий об осторожности человек. Он легко находил общий язык с другими спелеологами, тщательно разрабатывал планы экспедиций, выбирал оптимальные решения в экстремальных ситуациях и никогда не слушал партийное начальство, когда ему пытались навязать что-то бессмысленное или откровенно небезопасное для людей. Неудивительно, что его уважали и любили. Так что в 1970 году по праву он стал руководителем Крымской областной спелеокомиссии. Именно он стал вывозить свою команду на штурм считавшихся тогда предельно глубокими пещер на Кавказе — Назаровской, ТЭП, Осенней, Снежной (все 500 или немногим меньше метров глубиной). А в 1976 году его крымчане в составе комплексной экспедиции отважились спуститься в среднеазиатскую пещеру Киевская, которая трижды не покорилась нарекшим ее так киевлянам. И сразу же они оказались всего в 200 метрах от тогдашнего мирового рекорда!

Полтора километра вниз

Геннадий Пантюхин

Геннадий Пантюхин — крымский спелеолог, установивший мировой рекорд по глубине спуска в пещеру

Всего 200 метров! Несправедливость нужно было исправить! В 1979 году Пантюхин привел единомышленников на Бзыбский хребет на Кавказе. Все лето поисковая партия осматривала известные и неизвестные пещеры, но только почти перед отъездом они наткнулись на КРЭ-1. То, что останавливало других — сложность спуска, — напротив, показалось Пантюхину интересным. В 1980 году к крымчанам присоединились пермские спелеологи, с тех пор они совместно продвигались в пещеру все глубже и глубже. Но задача была очень и очень сложной. Мало того что в нее вел только один ход, сквозь который приходилось буквально протискиваться, так еще этот узкий ход был утыкан острыми выступами, кроме того, его постоянно заливало во время дождей. Пантюхин не понимал, как вода просачивается в створ пещеры, почему начинают бить из прежде монолитных стен водяные фонтаны, куда эта вода вдруг неожиданно девается, откуда она вновь хлещет.

Пантюхин шутил, что спуск все больше напоминает подводное плавание. Работать внутри пещеры приходилось в гидрокостюмах, покрытых слоем утеплителя, иначе тела коченели от холода. Местами стены пещеры находились так близко, что проходы приходилось принудительно расширять. За 4 года они смогли спуститься всего на 640 метров.

На отметке 640 метров они остановились. Другой руководитель давно бы признал поражение и отказался от безнадежной затеи. Но не Пантюхин. Геннадий Серафимович воспринимал неудачи стоически, придумывал новые и новые способы, как справиться с вероломной пещерой. В 1985 году Игорю Вольскому удалось найти проход через так называемый сифон — полость, заполненную водой. В устройстве этого сифона был небольшой фокус: его заполняла не просто вода, а жидкая глина. Вольскому удалось благополучно протиснуться сквозь вязкий слой и оказаться в новом узком коридоре. Ход привел в сухую часть пещеры. Сразу же стало ясно, что дальше колодцы опять уводят вниз.

В 1986 году крымчане прокопали отводной канал и спустили воду из сифона. Путь вниз был открыт. Но легче он не стал. В тяжелых костюмах, увешанные приборами, тащившие с собой водонепроницаемые мешки с оборудованием и провиантом, люди могли двигаться очень медленно. Спуски были отвесными, уступы, где можно немного отдохнуть, — узкими, а в результате они пришли не на дно колодца, а к новому спуску в огромную отвесную шахту. Они еще не знали, что с 800-метровой глубины начинается настоящий ад. Спустившись в этот колодец на 150 метров и не достигнув дна, они поднялись на поверхность, отложив попытку на следующий год.

Начальство отреагировало вполне ожидаемо. Пантюхину попробовали запретить новый спуск. Мировой рекорд вроде был уже достигнут! Пантюхин тоже отреагировал предсказуемо. Бросив яростное: «Победителей не судят!», — он предпринял новый спуск. И этот спуск оказался удачным. В августе 1987 года спелеологи достигли глубины 1465 метров. Этот спуск в пещеру занял целый месяц тяжелейшего труда. Зато был действительно поставлен мировой рекорд. Годом позже удалось спуститься еще глубже — до отметки 1508 метров. Однако в 2000 году эту глубину сочли неверной, и новые измерения показали всего 1487 метров. На сегодняшний день в этой пещере открыто 513 ходов и галерей.

Школа Пантюхина

Экспедиция на Бзыбь привлекла всеобщее внимание.

Пещера какое-то время считалась второй по глубине в мире (среди пещер, имеющих один вход). Сегодня она занимает почетное восьмое место по глубине.

Работа спелеологов получила заслуженное признание, но сами они горели желанием найти проход в пропасть через расположенную выше пещеру Жах. Тогда бы глубина увеличилась еще на 200 метров. На этот проект они положили 4 года спусков и одну загубленную жизнь. Но Жах своих тайн так и не раскрыла.

Зато за 10 лет экспедиций на Бзыбь сложилось настоящее братство спелеологов — в спусках бок о бок трудились не только крымчане и пермяки, но и спелеологи из Львова, Киева, Харькова, Днепропетровска, Новой Каховки, Мелитополя, Ленинграда, а также из Грузии, Литвы, Словакии, Франции.

Одновременно Пантюхин не забывал и про обучение начинающих спелеологов в родном Крыму. В летних лагерях подрастало молодое поколение, которое потом пополняло ряды спелеологов и приходило на смену старикам. Сам Пантюхин после травмы позвоночника больше не мог заниматься любимым делом. В 2015 году он умер. Но его место заняли ученики.

Изучение пещеры имени Пантюхина продолжается и сегодня. И летом, и зимой на Бзыбь приезжают спелеологи из разных городов России, чтобы найти новые проходы в ее неисследованные уголки. И пещера неохотно, но открывает все новые и новые тайны. Оказалось, что в разрезе она выглядит, как уходящий вниз спиральный лабиринт. И не все ее уголки досконально изучены.

Михаил РОМАШКО



, ,   Рубрика: Великие первопроходцы

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:59. Время генерации:0,166 сек. Потребление памяти:8.24 mb