Пират Балтийского моря

Автор: Maks Окт 25, 2021

В годы Гражданской войны Роман Унгерн-Штернберг был правителем Монголии. Он любил вспоминать про своего прадеда, который промышлял пиратством. Как же представителя прибалтийского рода угораздило стать «джентльменом удачи»?

ХОЗЯИН ОСТРОВА

Род Унгерн-Штернбергов был древним и весьма известным в христианском мире. Его представители состояли в ордене меченосцев, участвововали в крестовых походах. А вот барон Отто Рейнгольд Людвиг фон Унгерн-Штернберг (прадед Романа фон Унгерн-Штернберга), родившийся в 1744 году, вошел в историю как легендарный злодей.

Он учился в Лейпцигском университете, потом поступил на службу в голландский флот, где стал капитаном. Во время плавания в Индию его арестовали в Мадрасе британские колониальные власти. Подозреваемого в шпионаже капитана выслали в Европу.

Отто расстался с морем и сделался камергером польского короля Станислава Понятовского. Вместе со своим патроном барон посетил Петербург, где вступил в масонскую ложу «Астрея». Затем он женился на баронессе Магдалене-Шарлотте фон дер Пален, сестре будущего петербургского генерал-губернатора и организатора свержения Павла I.

Однако море неудержимо тянуло барона к себе. В итоге Унгерн-Штернберг распродал родительские имения в материковой Эстляндии и к 1799 году почти полностью скупил остров, по-немецки называвшийся Даго, а по-эстонски — Хийумаа.

Этот остров вместе со всеми его жителями отошел к России в 1721 году по условиям Ништадтского мира с Швецией. Унгерн-Штернберг создал там небольшую верфь, на которой строил корабли для собственного частного торгового флота.

В 1781 году барон приобрел на острове Даго имение Гогенгольм, и ему досталась обременительная забота о маяке, расположенном на этих землях. Маяк, который по-шведски назывался Дагерорт, а по-эстонски — Кыпу, был построен очень давно, во времена Ганзейского союза. С тех пор каждую ночь с 15 марта по 30 апреля и с 15 августа по 30 сентября на вершине его 36-метровой башни разводили большой костер, который предупреждал проплывающие мимо корабли о близости рифов и отмелей.

Маяк существовал триста лет, и за это время лес вокруг него вырубили, так что дрова приходилось возить издалека. Унгерн-Штернберг просил от русской казны на содержание маяка пять тысяч рублей серебром в год, но получал только три тысячи. А с 1796 года, когда умерла Екатерина II, выплаты и вовсе прекратились.

Владелец маяка выкручивался за счет того, что собирал подати с местных жителей дровами. В этом, конечно, нет ничего страшного. Но не все так просто. Скорее всего, бароном двигала не забота о мореплавателях, а желание поддержать жестокий промысел, о котором ходили легенды.

«СЕРДЦЕ ОБЛИВАЕТСЯ КРОВЬЮ»

Эти легенды отразил литератор Павел Свиньин: «Сердце обливается кровью, человечество содрогается при воспоминании об ужасных злодеяниях барона ***, владельца острова Даго, открытых в 1802 г. одной женщиною, спасшеюся чудесным образом из погребов его замка. В продолжение 10 лет злодей сей в осенние бурные ночи переставлял маяки с одного места на другое, дабы корабли, обманувшись ложным светом, разбивались у берегов острова. Тоща он с шайкою своею нападал на них, расхищал груз, а спасшихся людей убивал. Чтоб успешнее обмануть мореплавателей, он проваживал ночью по берегу хромоногих лошадей с фонарями, кои казались мореходцам другими кораблями, идущими по одинаковому с ними направлению».

Действительно, когда барон стал владельцем маяка, в водах острова Даго участились кораблекрушения, а Унгерн-Штернберг неплохо на них наживался. Согласно российскому морскому и судоходному праву тех времен за спасение судов и их грузов полагалось солидное вознаграждение. А на практике происходило так, что чаще всего это вознаграждение получали не спасатели, а землевладельцы, на чьих землях высаживались потерпевшие кораблекрушение.

В 1797 году возде острова Даго потерпел крушение шведский корабль «Луиза Каролина». Поскольку это случилось в территориальных водах России, а судно доставляло товары в Петербург, расследованием занялись российские власти. Унгерн-Штернберг обратился к ним с ходатайством о выплате вознаграждения, заявив, что именно ему удалось спасти корабль от неизбежной гибели.

ДЕЛО «ЛУИЗЫ КАРОЛИНЫ»

Зловещий маяк Унгерн-ШтернбергаОднако страховую компанию смутило одно обстоятельство: при проведении «спасательной операции» бесследно исчезло более четверти груза на сумму 10 тысяч рублей. Компания обратилась в Петербург в Коллегию иностранных дел с просьбой помочь разобраться в ситуации.

Столичные чиновники с пониманием отнеслись к просьбе страховщиков. Сенат приказал Верховному земельному суду Эстляндии начать новое расследование.

Стражи порядка нагрянули с обыском в поместье Отто фон Унгерн-Штернберга, где обнаружили товары с «Луизы Каролины» и других судов, потерпевших кораблекрушение вблизи Даго. Эти товары официально считались утонувшими в море.

Так и возникла версия, что Унгерн-Штернберг на протяжении многих лет с помощью ложных маяков специально заманивал проходящие мимо острова суда на скалы и отмели. А потом не только получал вознаграждение за спасение, но и присваивал часть грузов. Эти грузы барон контрабандой сбывал в Швецию, используя свой частный торговый флот.

В 1802 году суд признал Унгерн-Штернберга виновным в присвоении имущества шведского корабля «Луиза Каролина».

Надо сказать, что заманивания судов ложными маяками на скалы для последующего грабежа практиковались в разных частях света и везде считались подлым пиратским промыслом. Людей, занимавшихся этим промыслом, безжалостно казнили. Однако российский император Александр I проявил милосердие и удовлетворил просьбу Унгерн-Штернберга о помиловании.

Фактически барон никакого наказания не понес, но репутация его была подорвана. А спустя годы Унгерн-Штернберг обрел мировую известность.

АНОНИМНЫЕ МЕМУАРЫ

Начало легенды относится к 1807 году, когда в Ревеле вышло двухтомное сочинение под названием «Удивительные мемуары графа фон Ун-шт-бг, одного из крупнейших и необычайнейших преступников современности». Авторство приписывают немецкому историку и публицисту Иоганну Петри. Он отстаивал права и интересы коренного населения Эстляндии — эстонцев. И, вероятно, на примере барона Унгерн-Штернберга хотел показать, какие нехорошие люди угнетают этих самых эстонцев.

Вышел немалый скандал. Чтобы его замять, семейство Унгерн-Штернберг скупило и уничтожило почти весь тираж псевдомемуаров. Однако легенда о злодеяниях барона уже пошла гулять по свету.

В 1839 году ее услышал французский маркиз Астольф де Кюстин, проплывавший на пароходе мимо Даго. Маркиз пересказал легенду в своей знаменитой книге, посвященной России.

Де Кюстин представил Унгерн-Штернберга мизантропом, возненавидевшим весь род людской и поселившимся на диком острове Даго, дабы ничто не отвлекало его от научных занятий. К своему дому барон пристроил высокую башню, которая по ночам светилась как маяк, вводя в заблуждение капитанов иностранных кораблей. «Зловещая башня, возведенная на скале посреди страшного моря, казалась неопытным судоводителям путеводной звездой», и «несчастные встречали смерть там, где надеялись найти защиту от бури».

Спасшихся моряков убивали, уцелевший груз становился добычей барона. Это продолжалось до тех пор, пока негодяя не выдал гувернер его сына, случайно ставший свидетелем одного из таких убийств. Барона Унгерн-Штернберга сослали на вечное поселение в Сибирь. Такова версия де Кюстина.

УБИЙСТВО КАПИТАНА

Образ злодея-мизантропа, который действовал из чистой любви ко злу, понравился другим авторам. Барон превратился в персонажа повестей и рассказов. Унгерн-Штернберга многократно упоминал Достоевский в черновых вариантах «Преступления и наказания». Однако литературный образ мало напоминал реального человека.

А реальный барон Унгерн-Штернберг был не только пиратом, но и убийцей. Избежав наказания за ограбление судна «Луиза Каролина», он недолго оставался на свободе.

Среди имений барона на острове Даго была мыза Гроссенгоф. Там он поскандалил с капитаном принадлежавшего ему брига «Мориан» Карлом-Иоганном Мальмом. Унгерн-Штернберг обвинил капитана в том, что тот в личных целях уклонился от приписанного маршрута. Вспыхнула ссора. Барон выхватил кинжал и заколол капитана.

Суд проходил в Ревеле. Унгерн-Штернберг пытался доказать, что убил Мальма в целях самообороны. Но все же он был признан виновным и отправлен в ссылку в Тобольск. Там Отто Рейнгольд Людвиг фон Унгерн-Штернберг работал чиновником и построил за свои деньги лютеранскую церковь для эстонских поселенцев. В Тобольске он и скончался в 1811 году.

В XX веке в Эстонии возродился интерес к его персоне. В 1949 году состоялась премьера оперы композитора Густава Эрнесакса «Берег бурь». Опера, посвященная барону-пирату, удостоилась Сталинской премии.

Олег ЛОГИНОВ

Загадки истории » Злодеи » Пират Балтийского моря

,   Рубрика: Злодеи 78 раз просмотрели

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:35. Время генерации:0,187 сек. Потребление памяти:10.57 mb