По стопам Ходжи Насреддина

Автор: Maks Июн 5, 2024

Немецкий ученый Карстен Нибур в составе датской экспедиции совершил опасное и длительное путешествие в Аравию и Египет. Он был единственным, кому удалось выжить в том опасном предприятии. По возвращении в Данию он опубликовал несколько книг, содержащих уникальные сведения по истории и географии стран Ближнего Востока.

Карстен Нибур родился в 1733 году в крестьянской семье в деревне Людингворт в Нижней Саксонии. Получить хорошее образование ему не удалось — приходилось заниматься крестьянским трудом, помогать отцу. Но он самостоятельно продолжал учиться, проявляя особенный интерес к топографии и математике. И преуспел в этом так, что смог поступить в Геттингенский университет, окончив который стал инженер-лейтенантом.

Королевская экспедиция

Еще в студенческие годы Нибур заинтересовался работами де Бруйна и Кемфера, открывшими ему сказочный мир Востока, и принялся изучать арабский язык, мечтая посетить арабские страны. Мечта сбылась, когда в 1760 году ему предложили принять участие в научной экспедиции, организованной под покровительством короля Дании Фредерика V. Целью экспедиции были исследования экономики, природы и этнографии Аравии, Египта и Сирии. Нибур с радостью согласился, и пока было время до отъезда, с головой погрузился в подготовку, шлифуя свои знания арабского языка.

В январе 1761 года экспедиция в составе специалиста по восточным языкам профессора Фредерика Кристиана фон Хауена, шведа-ботаника профессора Пера Форссколя, врача Кристиана Карла Крамера, художника Георга Гийома Бауренфейнда и инженера Карстена Нибура отплыла из Дании на Ближний Восток.

В 1762 году экспедиция высадилась на восточном берегу Красного моря в порту Эль-Кунфида в Саудовской Аравии. Первым делом все участники экспедиции занялись сбором информации. Из Эль-Кунфиды они направились в Лохейю, будучи уверенными, что идут в направлении Индии. Но ошиблись и еще долго плутали. В городе Бейт-эль-Факихе, видя, что местное население дружелюбно настроено к иноверцам-чужестранцам, они рискнули разделиться. Форссколь в поисках ботанических открытий пошел к горным острогам, Нибур решил обследовать знойную песчаную Тихаму — береговую равнину на западе и юго-западе Аравийского полуострова. Остальные двинулись в горы. С наступлением жары члены экспедиции вновь собрались в Бейт-эль-Факихе и все вместе вернулись в портовый город Моху, где сняли дом. Здесь и начались первые неприятности.

Когда экспедиция собралась следовать дальше, портовые стражники решили осмотреть их багаж. В итоге в сундуках путешественников были обнаружены сосуды с заспиртованными змеями, и европейцев сочли за отравителей. Наместник приказал немедленно изгнать их из страны. Основной багаж остался на таможне — его не отдали. Книги, рукописи и личные вещи путешественники собирали на улице — все это было выброшено из дома, где они временно проживали.

Жертвы жаркого климата

Впрочем, все закончилось благополучно: европейских ученых приютил один из горожан, а английский купец предложил свою помощь. Наместник помиловал всех, после того как доктор Крамер вылечил ему ногу. Однако на этом злоключения экспедиции не закончились. Оказалось, что здоровье всех участников подорвано непривычно жарким климатом низинных районов. Первым умер профессор фон Хауен. И тогда путешественники решили ехать из Мохи в Таиз, где был более здоровый горный климат. Но вскоре им пришлось вернуться в Моху — в горном районе местные жители встретили чужестранцев настороженно, если не сказать враждебно.

Получив приглашение имама посетить его столицу, они из Мохи отправились в город Сана (столицу современной Республики Йемен). Но не прошли и половины пути, как слег профессор ботаники Форссколь и через несколько дней умер. Оставшиеся продолжили путь через Дамар и Хадафу и прибыли в Сану 16 июля. Имам радушно принял европейцев и разрешил осмотреть город. В Сане экспедиция пробыла всего 10 дней — все были изнурены жарким климатом и чувствовали себя плохо. Вернувшись в Моху и отдохнув несколько дней, они сели на корабль английского купца, следующего в Индию. Во время морского путешествия умерли художник Бауренфейнд и его слуга. Вскоре после прибытия в Бомбей скончался доктор Крамер, и Карстен Нибур остался один.

Карстен НибурПо мнению Нибура, причиной болезни и смерти его спутников стали физические перегрузки и неправильный образ жизни. Они буквально изнуряли себя в пути, стремясь быстрее добраться до места назначения и начать исследования. Сказался еще и климат. К тому же, как писал потом Нибур, члены экспедиции жили в Аравии, как в Европе — ели слишком много мяса, не остерегались резких перемен ночных и дневных температур, не обращали внимания на опасную для здоровья утреннюю росу, от которой береглись арабы.

Оказавшись крепче всех здоровьем и приняв к сведению все допущенные ошибки, выживший Нибур начал жить, переняв правила коренного населения — стал носить местную одежду, поддерживать режим питания и выбор продуктов, соблюдать положенное в том климате время работы и отдыха. Европейский ученый ничего не слышал про Ходжу Насреддина, но шел по его стопам.

Первый из европейцев

Чтобы закончить возложенную на экспедицию миссию, Нибур решил вернуться на Аравийский полуостров, в страну Оман. В январе 1765 года он высадился в порту Маскат на северо-востоке Омана.

Но долго там не задержался и, последовав советам султана, отправился в обратный путь в Данию через Маскат, Бушир, Шираз, Персеполь, Кипр и Константинополь. Его возвращение в Данию растянулось почти на два года. Нибур продолжал исследования в странах, через которые он возвращался.

Он путешествовал на осле, приспособив вместо седла свернутый ковер. Был одет в тюрбан и тунику без рукавов поверх льняной рубахи, на ногах — восточные туфли без задников. Ковер, служивший днем седлом, ночью становился постелью. Из вещей в дорожном мешке, притороченном к ослу, он возил флягу с водой, компас, часы и измерительные инструменты. Да еще астрономический квадрант, угломерный инструмент, служивший для измерения высоты небесных светил над горизонтом и угловых расстояний между светилами, и подзорную трубу для наблюдения за звездами. Он фактически превратился в пустынного отшельника, привыкнув довольствоваться в пути самым малым — черствым хлебом и водой.

В 1765 году Нибур довольно долго прожил в Иране, возле руин столицы древней Персии — города Персеполь. Несколько недель Нибур буквально пропадал в руинах, копируя надписи, делая чертежи развалин дворцов.

В ноябре 1767 года он, наконец, вернулся в Копенгаген. По возвращении в Данию Нибур несколько лет провел на военной службе и оставил ее только в 1776 году, перейдя на гражданскую службу.

Вскоре он начал публиковать свои путевые заметки. Как выяснилось, результаты труда Карстена Нибура превзошли все, что сделали его предшественники. Несмотря на то что позже ученые не раз критиковали Нибура за незначительные неточности, именно его исследования прояснили «белые пятна» в работах европейских ученых.

Вышедшие в 1774-1778 годах его книги «Описания путешествия в Аравию и окружающие страны» подарили ученому миру, в дополнение к уже имеющимся, географические карты районов Аравии, где побывал Нибур. А также не менее ценную массу сведений о жизни в странах Аравии. Он писал о местных обычаях, о кровной мести, о нравах, свадьбах, обрезании, кастрации, о мусульманских университетах, оккультных науках и астрономии, о медицине и болезнях. Но самое главное, что Нибур первым из европейцев положил начало дешифровке арабской клинописи и установил алфавит из 42 букв, подарив потомкам ключ к расшифровке.

26 апреля 1815 года, оставив потомкам бесценное наследие в виде своих исследований, Карстен Нибур покинул этот мир.

Анна КАМЕНСКАЯ

  Рубрика: Великие первопроходцы 70 просмотров

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒

https://zagadki-istorii.ru

Домой

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:43. Время генерации:0,238 сек. Потребление памяти:5.98 mb