Подлёдный поход на полюс

Автор: Maks Янв 17, 2021

17 июля 1962 года советская атомная подлодка К-3 «Ленинский комсомол» под командованием капитана 2-го ранга Льва Жильцова впервые в истории всплыла в районе Северного полюса. Это стало большой победой СССР в военной гонке с США.

Героический экипаж подлодки, покоривший Северный полюс, встретил сам Никита Хрущев и лично вручил морякам высокие награды. Между тем лишь чудом можно назвать то, что в пути не произошло катастрофы. Ведь подлодка после многочисленных заводских переделок была латаной-перелатаной…

В погоне за «Наутилусом»

После окончания Второй мировой войны началась большая военная гонка Советского Союза и Соединенных Штатов: кто первый создаст водородную бомбу, полетит в космос, построит атомную подлодку и так далее. Подводный атомоход первым создали американцы — в 1954 году. Через четыре года их «Наутилус» первым прошел подо льдами Северного полюса.

«Ленинский комсомол» спустили на воду в 1957 году, и он значительно отличался от «Наутилуса». Если американцы взяли за основу океанскую дизель-электрическую субмарину, то наши проектировали корабль с нуля, упирая на качество подводного хода. Корпус подлодки получился обтекаемым, под водой К-3 разгонялась до 28 узлов, а «Наутилус» выдавал лишь 23.

Первый командир «Ленинского комсомола» — капитан 1-го ранга Леонид Осипенко — получил первую послевоенную Звезду Героя Советского Союза.

Несомненно, она досталась ему по праву: испытания субмарины были довольно рискованным делом. Конструкцию ряда агрегатов, прежде всего парогенераторов, нельзя было назвать удачной. Тем не менее ВМФ принял К-3 с условием устранения заводских недоделок. А вообще, после четырех лет эксплуатации на трубопроводах машинного отделения не осталось живого места: сотни латаных, переваренных, заглушенных труб. И все-таки именно ее решили отправить к Северному полюсу, хотя на флоте уже были другие, более современные атомные подводные лодки.

Изначально рейд субмарины на Северный полюс был запланирован на 1960 год, затем на следующий. Но неожиданно на атомной установке подлодки К-19 произошла авария, погибли шесть подводников. Никто не хотел брать на себя ответственность за новое рискованное предприятие. Однако идея подводного покорения Северного полюса никуда не исчезла, и, когда страсти улеглись, определили новую дату похода — лето 1962 года. Командиром подлодки назначили капитана 2-го ранга Льва Жильцова.

11 июля 1962 года К-3 вышла из Западной Лицы. Планировалось погружение под лед северо-восточнее Шпицбергена, затем по нулевому меридиану к Северному полюсу, прохождение его географической точки и всплытие.

Под ледяным покровом

К кромке льдов лодка подошла довольно быстро — 14 июля, а на следующий день, уже находясь под ледяным покровом, командир принял решение провести первое всплытие. Найдя подходящую полынью, подлодка медленно пошла вверх. Первым люк открыл Лев Жильцов. Он связался с базой и доложил о благополучном всплытии. База поздравила командира и весь экипаж с успешным завершением первого этапа похода и дала добро на его продолжение.

На самом деле все было не так уж просто. Вот какие воспоминания оставил о походе политработник корабля Александр Штурманов: «К июлю 1962 года не было достаточной информации о толщине паковых льдов, об осадках айсбергов, о статистике полыней, разводов, водных каналах во льдах, пригодных для всплытия, о распространении звука подо льдами, о мерах безопасности при аварийных всплытиях. Не применялись в то время спутниковые системы навигации. У первого нашего атомохода, каким и была лодка К-3, надежность приборов и систем была значительно ниже, чем у современных атомных субмарин. Поэтому командованию корабля, специалистам, всему экипажу необходимы были особая бдительность в сочетании с высокими моральными качествами, отличная техническая и специальная выучка, четкое соблюдение режима несения вахт».

Понятное дело, что на подлодке был повышенный уровень радиации, поэтому всему личному составу в обед полагался стакан красного вина, еда была вкусной и разнообразной. В рационе был даже дефицитный по тем временам сервелат. Фруктов, правда, не предлагали, зато вволю было красной икры. Но подводники ее не слишком-то жаловали: им больше нравилась вяленая вобла. Хотя аппетит у них все равно был неважный: тесные помещения, спертый воздух, минимум движения. Все продукты в консервированном виде, даже хлеб был пропитан спиртом — так он лучше сохранял свою свежесть.

В свободное время команда смотрела фильмы: особой популярностью пользовался «Чапаев».

Покурили и поиграли в футбол

Подводная лодка К-3 на Северном полюсеНаконец, 17 июля подводная лодка достигла Северного полюса. По воспоминаниям старшего лейтенанта Геннадия Чуфырева, «было 6 часов 50 минут утра, когда мы впервые прошли географическую точку Северного полюса в подводном положении. Магнитный компас вертелся как сумасшедший.

Если бы не было новой навигационной системы, то подлодка оказалась бы «слепой»: глубина океана в этом месте достигала 5000 метров. Однако всплыть непосредственно на полюсе нам не удалось — кругом был сплошной тяжелый лед. Уже на обратном пути мы все же нашли нужную полынью и всплыли. Было тихо и солнечно, температура около 10-15 градусов мороза. Поражало безмолвие — абсолютная тишина. И белый-белый снег кругом. Откуда-то выплыл морж. Посмотрел на нас ошалелыми глазами, поплавал вокруг лодки, фыркнул и ушел под воду. Курить на подлодке запрещалось, поэтому, выйдя на воздух, курильщики первым делом задымили. Шутка ли — выкурить сигарету на Северном полюсе!»

На вершине торосового льда экипаж подлодки водрузил Государственный флаг СССР. Моряки вышли на лед, бегали на лыжах, играли в футбол, стреляли по мишеням из малокалиберных винтовок. А еще в запечатанной бутылке оставили записку о присутствии советских подводников-атомщиков на Северном полюсе.

Поход был и в самом деле незабываемым! Почти все, кто в нем побывал, написали потом свои воспоминания. Оставил их и командир подлодки, контр-адмирал Лев Жильцов: «Все помню до мельчайших подробностей. Это было ведь главным событием всей моей жизни. Штурман доложил мне о приближении к полюсу за пятьдесят минут. Вахтенный офицер объявил об этом по радио. Все бодрствовали. Стали готовить завтрак, торт испекли. Александр Иванович Петелин предложил мне выступить по трансляции, поздравить всех участников похода со столь знаменательным событием.

Я человек не сентиментальный, но тогда говорить было трудно от нахлынувших чувств. Ровно в 6:50 прозвучало: «Есть полюс!» И в ответ во всех отсеках раздалось дружное «Ура!»…»

К-3 находилась в Арктике 10 дней. За это время она преодолела 3116 миль, в том числе около 1300 миль подо льдом. Уже на обратном пути, когда подлодка следовала в Западную Лицу, командир получил приказ срочно идти на другую военно-морскую базу — Йоканьгу (ныне Гремиха). Кстати, американцы когда-то называли ее «Осиным гнездом».

Весь экипаж подлодки, за исключением боевой смены, увезли на автобусах в Дом моряка. Здесь их поздравил Никита Хрущев, вручив высокие правительственные награды. Руководитель похода контр-адмирал Александр Петелин, командир корабля Лев Жильцов и командир электромеханической части инженер-капитан Рюрик Тимофеев получили звезды Героев Советского Союза. Наградили вообще весь экипаж подлодки. Затем, как водится, последовало небольшое застолье, Хрущев также выпил с награжденными рюмку водки.

После этого похода К-3 плавала еще 24 года, а в 1986 году ее вывели из боевого состава МВФ, и с тех пор она стоит у причала в Гремихе. Хотели ее было переоборудовать в музей, но не нашли средств. Наверное, тоже однажды пустят «на иголки».

Алина ДАНИЛОВА

Загадки истории » Назад в СССР » Подлёдный поход на полюс

, , ,   Рубрика: Назад в СССР 44 раз просмотрели

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:34. Время генерации:0,178 сек. Потребление памяти:8.99 mb